Деловая уязвимость

Закон, правоохранительные органы, суд или собственная бдительность – что в большей степени является гарантией прав собственности?

22 июля 2008 в 14:19, просмотров: 349

С этим вопросом журнал «Деловые люди» обратился к специалистам, экспертам Группы компаний «Специальная информационная служба» (СИнС).

– Анализ современного состояния российского бизнеса дает основание утверждать, что реальных гарантий права собственности до сих пор не существует, – считает Сергей Минаев, председатель совета директоров Группы компаний «СИнС». – Деятельность правоприменительных органов непредсказуема, а правоохранительные структуры пока не в состоянии надежно защитить граждан и их имущество.

Угроз бизнесу – множество. Но, столкнувшись с одной из них и целиком уйдя в решение насущной проблемы, предприниматель нередко забывает о других угрозах и становится уязвимым.

Откуда ждать удара?

– Любая систематизация источников угроз условна, поскольку они не существуют изолированно, – считает Юрий Адашкевич, генеральный директор «СИнС». – Но некоторые закономерности все же прослеживаются. Попробуем построить рейтинг источников угроз, опираясь на оценки независимых экспертов и самих бизнесменов.

Итак, наибольшую опасность для предпринимателя представляют злоупотребления со стороны коррумпированных сотрудников правоохранительных и судебных органов, контролирующих организаций, налоговых служб.

Следом идут угрозы внутренние, порожденные действиями персонала компании. Это и банальная некомпетентность, и кражи, и финансовые махинации. Но самый большой ущерб наносит утечка инсайдерской информации.

Крайне опасными в деловом сообществе справедливо считают конкурентов, применяющих «внерыночные» средства – промышленный шпионаж, использование административного ресурса, ангажирование силовых структур для давления на конкурентов, незаконное использование торговой марки.

Немалую угрозу могут представлять и непорядочные партнеры по бизнесу. А вот риски, связанные с деятельностью организованных криминальных структур, в последние годы значительно снизились. Сегодня прямое вымогательство уступает место более «цивилизованным» формам отъема собственности.

Все перечисленное предполагает противозаконные действия. Далее следуют «обычные» риски, связанные с функционированием в рыночной среде. Это прежде всего внутриотраслевая конкуренция. Вывод конкурентом на рынок нового продукта, внедрение технологического новшества или тонкий маркетинговый ход могут стать ощутимым ударом по вашему бизнесу.

Серьезные проблемы может повлечь и несостоятельность бизнес-партнера. Макроэкономические потрясения, изменения законодательства, различные чрезвычайные ситуации – явления относительно редкие, но их также нельзя сбрасывать со счетов.

Упомянутый порядок значимости угроз получен из обобщения статистики обращений предпринимателей. Сходные результаты дало и социологическое исследование, проведенное Центром маркетинга и развития предприятий при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Институте социально-политических исследований РАН.

– Соотношение значимости угроз, конечно, нестатично, – добавляет Сергей Минаев. – Жизнь не стоит на месте, потому важно учитывать также и риски стратегические. Сейчас, например, потенциальная нестабильность может возникнуть из-за наличия во главе страны тандема из двух политических лидеров. Или взять экологические риски: лет десять назад это звучало смешно, а сегодня угроза природных катаклизмов становится все более реальной.

Итак, источником наиболее тягостных для бизнес-сообщества проблем единодушно признается взаимодействие бизнеса и власти. Ни для кого не секрет, что отношения эти неравноправны и далеко не всегда конструктивны. Например, налоговое администрирование в своем нынешнем виде создает для предпринимательства серьезные трудности.

– У юристов есть понятие «деловое обыкновение», – замечает Наталья Чернова, начальник юридического отдела. – Это негласные правила, которым принято следовать в бизнес-сообществе. Наше государство до недавнего времени на некоторые вещи закрывало глаза. Так, у части предпринимателей сложились определенные правила поведения, стоящие на грани закона. Но сейчас, с укреплением государственной власти, начинается приведение новых «деловых обыкновений» в соответствие с законом.

– Тем не менее пока что бюрократические препоны лишь усиливают коррупцию, – сетует Юрий Адашкевич. – Без взятки оформлять земельный участок под строительство будешь года три, не успеешь вовремя продлить лицензию – не выйдешь на выгодный тендер. И это уже стало обыденностью, почти нормой.

Яркий пример. ЧОП оформляет разрешение на оружейную комнату. Контролирующая структура настоятельно рекомендует обратиться в существующую при ней фирму-«прилипалу». Услуги фирмы дороги, очевидно, что это завуалированная взятка. Но руководство ЧОПа решает пойти на эти траты. С фирмой заключается договор, она проводит необходимые работы. А через месяц приходит проверка. Инспектор с ходу направляется в помещения, производит замер конструкции и констатирует нарушение. И даже не скрывает, что вся ситуация была подстроена.

В некоторых случаях обуздать лихоимство чиновников все же удается, но противостоять коррумпированному чиновничеству как системе предпринимательство не в силах. Остается ждать, когда вступит в силу план по противодействию коррупции, разрабатываемый правительством по указанию президента РФ.

Управляемые риски

– Главное внимание нужно сосредоточить на тех рисках, которые как раз управляемы, – считает Павел Пилюгин, советник генерального директора. – Наличие нелояльного персонала в компании угрожает прежде всего ее информационной безопасности. Как проще всего заполучить клиентские базы, сведения о готовящейся сделке, технологические секреты? При грамотной работе службы безопасности внедрить в компанию своего «агента» конкурентам будет затруднительно. А вот использовать предательство или халатность сотрудников – гораздо проще.

Есть довольно эффективные приемы противодействия инсайдерским угрозам. В первую очередь следует провести инвентаризацию, классифицировать информационные ресурсы и степень их важности. Далее разрабатывается политика безопасности, и на ее основе вводится жесткий контроль доступа персонала к информации, организуются средства защиты от атак и утечки информации через Интернет.

Но меры эти сложны и требуют вложения дополнительных средств, что смущает руководство большинства компаний. Судя по опросу аналитического центра Perimetrix, проведенного в 2008 году, главной внутренней угрозой в большинстве компаний считают утечки данных. В то же время системами защиты от утечек оснащены лишь 24% фирм.

Кукушата

– Наибольший ущерб способен принести топ-менеджмент компании, – полагает Виталий Меркуленко, заместитель генерального директора. – Популярны схемы, связанные как с выводом финансовых ресурсов и «откатами», так и с отъемом собственности у владельца. Например, некий собственник, чтобы повысить лояльность своего генерального директора, подарил тому часть акций предприятия. Гендиректор весьма успешно справлялся с обязанностями, и владелец со временем почти перестал вникать в дела. А через некоторое время обнаружил, что в результате прокрученной аферы полновластным собственником бизнеса стал... гендиректор.

Нередки и случаи «паразитирования». Так, в одном крупном научном учреждении часть помещений сдавали в пользование коммерческим фирмам смежного профиля. Руководство института заподозрило утечку технологических секретов. Оказалось, что многие работники института не просто передавали в фирмы-«паразиты» информацию о научных разработках, но и являлись соучредителями и сотрудниками этих фирм.

Некоторые предприимчивые менеджеры просчитывают пути «отхода». Проработав год-полгода, такой сотрудник замыкает на себе все контакты и поставки, по возможности запасается компрометирующими материалами. Когда руководство компании, узнав о махинациях менеджера, решает его уволить, в ответ поступает предложение о сумме отступных.

Эта закономерность подтверждается и результатами исследования компании PricewoterhouseCoopers (2007), согласно которым главными участниками большинства экономических преступлений в России являлись сами сотрудники компаний.

Иногда подрывные действия внутри компании начинаются в результате конфликта управленцев или собственников.
Сергей Минаев приводит типичный пример: «Четверо друзей, бывшие однокурсники, создали вполне успешный бизнес. Дела шли превосходно, но деньги и успех ослепляют. Между совладельцами начался конфликт. В последовавшей двухлетней войне было и очернение друг друга в прессе, и рейдерские атаки, и попытки физического устранения. Раскол затронул и персонал компании: кто-то угодил между жерновами противоборства, а кто-то нажился, ловко использовав неразбериху. Итог – огромный финансовый ущерб, дробление бизнеса, утрата лидерских позиций на рынке. Всего этого можно было избежать, если бы при основании бизнеса была предусмотрена возможность его цивилизованного раздела».

Известны случаи, когда конфликты и оппортунистские настроения провоцируются намеренно, тем самым подготавливается база для завладения активами предприятия. Конечным заинтересованным лицом обычно выступает фирма-конкурент.

– Для захвата рынков зачастую используется коррумпированный административный ресурс, – отмечает Юрий Адашкевич. – Так, некая фармацевтическая корпорация добилась включения препарата, производимого конкурентом, в список вредных веществ. Это позволило ей значительно расширить объем продаж своего, аналогичного лекарства, отличающегося от продукции конкурента по большому счету только названием.

Нередко к уничтожению компании конкурентом приводит своя же оплошность. Узнав, что у фирмы не все чисто с налогами, конкурент организует «заказные» проверки. Поскольку за уклонение от уплаты налогов в крупных размерах предусмотрены баснословные штрафы и даже уголовное преследование, фирме-«жертве» приходится либо откупаться (что выводит ее из финансового равновесия), либо разориться. Оба варианта вполне устроят ее конкурента. Ошибки же тут две: махинация с налогами и недостаточный контроль над собственной финансовой документацией либо сотрудниками (конкуренту помогла инсайдерская информация).

Особняком в ряду приемов недобросовестной конкуренции стоят рейдерские атаки. Рейдерство в России постепенно уходит от использования заказных банкротств и схем с подделкой документов. Сегодняшние захватчики стараются придать своим действиям законный вид, используя формальное толкование законов.

Риски открытой экономики

Высокая рискованность инвестиций – существенный недостаток России. Наследие бурных 1990-х – правовой нигилизм, патернализм отношений бизнеса и власти, непрозрачность бизнеса, сомнительное происхождение капиталов – тоже не прибавляет нам инвестиционной привлекательности.

Однако это с лихвой компенсируется высокой рентабельностью производства в России – дешевизной энергоресурсов, сырья, рабочей силы. В России не столь сильная конкуренция, мягче экологические требования. Поэтому иностранных предпринимателей на российском рынке становится все больше.

– У нас еще бытует заблуждение, что бизнес-партнер из «приличной» страны автоматически порядочен, – предостерегает Юрий Адашкевич. – Однако иностранных мошенников в России орудует предостаточно, а названия западных корпораций и банков, которыми они бравируют, нередко притупляют бдительность российских бизнесменов.

Когда крупному иностранному производителю, располагающему мощными финансовыми ресурсами, требуется «расчистить» под себя рынок, он подчас не гнушается ни использованием административного ресурса для «прессинга» конкурентов, ни демпингом. Временные потери окупятся сторицей, когда «вымрут» местные производители.

– Существенна и угроза экономического шпионажа. Известно, что иностранцы зачастую оказываются дальновиднее в оценке перспектив применения российских научных и технических разработок, – констатирует Игорь Ермаков, заместитель генерального директора, генерал-майор ФСБ в отставке. – Сколько таких разработок (в том числе и стратегического значения) «утекло» на Запад, не счесть. Больше известно о случаях, когда утечка была предотвращена (дело Поупа, который хотел приобрести сведения по ракете «Шквал», дело японцев, пытавшихся купить архив Всероссийского общества изобретателей). Однако иностранцев могут интересовать и секреты, не составляющие государственной тайны. Полагаю, на российских предпринимателей ложится двойная ответственность, поскольку попустительство утечки технологических секретов за рубеж наносит ущерб не только их бизнесу, но и экономике всей страны.

Говоря о внешнеэкономических рисках, нельзя забывать также о предстоящем вхождении России в ВТО.

– Вопрос, вступать ли России в ВТО, попросту не стоит – мы не можем оставаться в стороне от общемировых процессов, – отмечает Леонид Шебаршин, президент Российской национальной службы экономической безопасности, генерал-лейтенант КГБ в отставке. – Важнее другое: с чем мы придем и какую позицию займем? Очевидно, что в любом союзе есть те, кто его создают, и те, кто «пристраивается в хвосте» за мировыми лидерами. Чтобы не оказаться в числе последних, России необходимо укрепить собственную экономику. Российским предпринимателям следует использовать время, оставшееся до вступления в ВТО, для подготовки.

Российское правительство активно готовится к вступлению в ВТО, стремясь повысить инвестиционную привлекательность страны. Ради обеспечения безопасности меж-дународных инвесторов неизбежно будут приниматься меры по борьбе с коррупцией. После вступления в ВТО роль административного ресурса, а значит, и риски, с ним сопряженные, неизбежно пойдут на убыль. Несложно предсказать, что и компании, опиравшиеся на поддержку коррупционеров, окажутся в проигрыше.

На российский рынок придут крупные международные концерны. На их стороне и огромные финансовые средства, и передовые технологии, и опыт выживания в условиях жесткой конкуренции.

– В целом риски, связанные с конкуренцией, увеличатся многократно, – уверен Сергей Минаев. – Отечественным предпринимателям уже сейчас следует всерьез заняться усилением своих позиций на рынке, овладевать стратегическим маркетингом.

Для многих предприятий при ВТО неизбежно встанет выбор: погибнуть или продать часть своих акций иностранному инвестору. И выгодность условий продажи зависит от того, успеет ли предприятие упрочить свои позиции. Слабые и неэффективные компании будут либо вытеснены с рынка, либо поглощены.

Конкурентоспособными окажутся те российские компании, которые уже сейчас начинают работать по мировым стандартам менеджмента. Применение современных управленческих технологий позволит повысить прибыльность и прозрачность предприятия, привлечь инвестиции для его расширения и модернизации.    



    Партнеры