Оружейного ума палата

У каждой модели обеспечения безопасности страны – дипломатической и милитаристской – есть достоинства и недостатки

22 июля 2008 в 14:11, просмотров: 243

Наша страна традиционно полагает позицию силы лучшей в любых переговорах. Поэтому мы держим под ружьем 1% населения страны и тратим на чистые военные нужды почти триллион рублей. Так что безопаснее для страны – разоружаться или вооружаться?

Сравним армии двух государств, Ирака и Ватикана, по состоянию на 2003 год. Армия главнокомандующего Хусейна насчитывала, по данным Center for Defense Information, 429 000 человек, 2200 танков, 4400 бронемашин, 2400 артиллерийских орудий, 300 боевых самолетов, 500 вертолетов и десяток боевых кораблей.

Армия главнокомандующего Войтылы составляла всего лишь 85 человек, вооруженных протазанами и алебардами. Эффект от основной деятельности этих организаций (защиты независимости и территориальной целостности страны) различается.

Ирак фактически оккупирован, да вдобавок разделен между этническими и религиозными общинами. Ватикан независим и целостен (хотя богатств для потенциального захватчика на крошечной территории Ватикана больше, чем в Ираке: одни активы Банка Ватикана стоят миллиарды евро!).

Между тем разоружившаяся богатая Дания в апреле 1940 года была лишена независимости менее чем за двое суток, а бедная, но заботившаяся об армии Польша вошла в число победительниц Второй мировой войны.

Организация материально-технического снабжения Вооруженных сил России – вечный национальный проект. Государственная оборонная промышленность берет начало в 1505 году, когда великий князь Василий III создал Оружейную палату – феодальный миноборонпром. С тех пор принцип обеспечения нужд военных через государственные внерыночные механизмы не менялся. До нынешнего года.

Министр обороны Сердюков представил «Концепцию реформирования организаций, находящихся в ведении Министерства обороны Российской Федерации». Суть новой стратегии в том, что часть организаций Минобороны, занимающихся изготовлением и ремонтом вооружений и военной техники (ВВТ), преобразуются в акционерные общества. Значит, средства, предназначенные для оснащения Вооруженных сил России ВВТ (не менее 200 млрд. рублей в год при бюджете Минобороны РФ в 2008 году 959,6 млрд. рублей), станут перетекать в коммерческий сектор, целью хозяйственной деятельности которого является извлечение прибыли.

На мой взгляд, в таком повороте заложены риски двух видов. Первый, общенациональный и самый приметный, – это риск инфляции из-за «накачки» частных промышленных предприятий огромными бюджетными средствами. Поскольку рынок сбыта вооружений для предприятий в основном внутренний, единственным значимым потребителем на нем будет российское государство.

Производство современных систем вооружений невозможно без долгосрочных контрактов с государством и полномасштабного кредитования. Сначала из бюджета оплачиваются научно-исследовательские и опытные конструкторские работы, затем производятся образцы, проходящие испытания и принимаемые на вооружение. Потом заказывается производственная серия во-оружений.

Выполнить подобный цикл за счет средств самого предприятия нереально из-за запрета на свободно-рыночный сбыт военной продукции внутри страны. Но это значит, что деньги за продукцию в экономику придут намного раньше производства (и потребления!) этой продукции. Частное предприятие неминуемо должно обращать полученные средства на рынке, увеличивая не подкрепленную товаром денежную массу.

Другой риск, отраслевой, неизбежен для частных предприятий «оборонки». Его озвучил руководитель правительства В. Путин: «Нужно переходить на практику долгосрочных контрактов с поставщиками вооружений и военной техники…

Ясно, что есть проблема инфляции, но цена должна быть стабильна». Между тем при пятилетнем контракте по стабильной цене, учитывающей официально прогнозируемую инфляцию в 6–8%, реальная инфляция в 12–14% легко уничтожит всю плановую прибыль изготовителя вооружений. Следовательно, предприятиям отрасли придется обескровливаться, вкладывая в исполнение государственных контрактов немалые собственные средства. И средства эти придется брать не из прибыли, а из основных фондов (которые у большинства организаций оборонной промышленности находятся в плачевном состоянии!).

Трудно понять, каким образом менеджеры смогут в рамках установленных законодательством процедур расходовать средства Минобороны и одновременно добиваться финансовых результатов, задаваемых акционерами. Пока что директорат от госзаказа увиливает.

«С. Иванов 29 апреля с.г. на заседании Военно-промышленной комиссии заявил, что до 1 марта заключить контракты на выполнение работ по ГОЗ на 2008–2010 гг. не удалось. Смогли оформить не более 65%. Наиболее трудно процесс заключения контрактов происходит с предприятиями, продукция которых является материалоемкой. По словам С. Иванова, причиной стало завышение исполнителями цены контрактов с учетом возможного риска роста цен на сырье, материалы и комплектующие», – пишет к.э.н. Ю.А. Куликов. Менеджеров можно понять: например, в 2008 году МЭРТ РФ рекомендовало Минобороны учитывать в контрактах рост цен на металл на 8%, однако металл подорожал на 45%.
Конфликт государственных и частных интересов в сфере разработки, производства и обслуживания вооружений, скорее всего, будет шириться. Если, не разрешая указанных противоречий, продолжать структурную реорганизацию имущества Минобороны, не оставляя попыток увеличить военно-техническую мощь армии, результатом станет системный кризис «оборонки». Он поставит под угрозу национальную безопасность России куда сильнее, чем стратегия на демилитаризацию страны и принципиальное сокращение армии и ее во-оружений.   

Распределение расходов Минобороны РФ, в млрд. рублей (фактическое и планируемое, по Куликову Ю.А. Опубликовано в «Менеджмент в России и за рубежом», № 4, 2008 г.)

 

 Наименование расходов

 2008 год   

 2009 год   

 2010 год

 Оплата труда личного состава   

 286,2    

 336,9   

 359,4

 Приобретение услуг

232,2     

 248,3  

 279,2

 Безвозмездные и безвозвратные перечисления организациям и бюджетам   

 2,4

 2,6

 2,7

  Социальное обеспечение (пенсии и пособия)

  114,6

 131,2  

 133,5

  Увеличение стоимости основных средств   

 239,6  

 257,6   

 309,8

  Увеличение стоимости материальных запасов   

 71

  72,3 

  91,8

  Прочие расходы   

  13,9  

  12,6

  14,6

  Итого   

 959,6

  1061,5  

 1191



    Партнеры