Минобороны РФ объявило информационную войну Грузии

С самого начала грузино-абхазского конфликта с обеих сторон поступала слишком противоречивая информация, чтобы журналисты, особенно западных СМИ, могли составить по ней более-менее объективную картину происходящего.

11 августа 2008 в 09:24, просмотров: 1157

C первых же часов боевых действий грузинская сторона активно занялась информационной войной. Главным ньюсмейкером для большинства иностранных СМИ стал сам президент Грузии Михаил Саакашвили, который активно раздавал интервью газетам и со всех телеэкранов ярко, красноречиво и образно рассказывал об агрессивных планах России. И вот, наконец, приступить к отражению информационных атак грузинского лидера решилось российское военное ведомство. Оно обязалось ежедневно проводить встречи с журналистами ведущих мировых агентств, изданий и телеканалов, и рассказывать им о ситуации в зоне конфликта.

Первая такая встреча состоялась в субботу, 9 августа, на ней представитель Генштаба генерал-полковник Анатолий Ноговицын представил официальную версию Минобороны по поводу эскалации конфликта.

Обратившись к карте, генерал напомнил, что до начала боевых действий в зоне проведения миротворческой операции центральное место занимал российский миротворческий батальон, западное – осетинский, северо-восточное – грузинский. Именно поэтому с началом стрельбы, основное направление боевых действий грузинской стороны пришлось в полосу ответственности российских миротворцев.

Далее он подробно рассказал о том, как развивалась ситуация.

В ночь с 6-го на 7-е августа в 00.30 грузинская сторона открыла огонь из ствольной артиллерии по району Сарабуки, продолжавшийся в течение 7 минут.

Через 15 минут, с 00.45 до 2.07 в районе Присе между сторонами велась стрельба из стрелкового оружия и минометов, которая продолжалась до 7 утра.

В 14.42 грузинские офицеры, которые осуществляли миротворческую миссию совместно с российскими миротворцами, по команде грузинской стороны покинули расположение штаба смешанных сил по поддержанию мира и покинули территорию ответственности российского контингента.

По докладам с постов, они сослались на приказ своего командования и оставили место несения службы. Сразу после этого со стороны Авневи в направлении Хетогурово грузинской стороной начал вестись прицельный огонь из танков и боевых машин пехоты. Одновременно со стороны Земо-Никози велся артиллерийский огонь по юго-восточной окраине Цхинвали.

К 18.00  из Сруиси в Нули прибыли более 20 единиц бронетехники. В это же время в зону конфликта из внутренних районов началась переброска подразделений грузинских вооруженных сил.

С 22.00 начался массированный обстрел города Цхинвали и близлежащих югоосетинских сел из Тамарашени, Эргнети, Земо-Никоди, а в 23.34 – из Гори и Атоци, оттуда огонь велся с использованием систем залпового огня.

Должен заметить, что ракетные системы залпового огня прицельно огонь не ведут. Это оружие, как правило, применяется по площадным объектам. Поэтому применение такого оружия по населенным пунктам – это одна из причин большого числа потерь среди мирного населения.

8 августа в 3.25 грузинские подразделения заняли Мугути и начали наступательную операцию в направлении Авневи, Хетагурово, Земо-Никози, Цхинвали.

Вторжение началось в основном с северо-восточного и юго-западного направления. С северо-восточного – со стороны сектора ответственности грузинских миротворцев и с юго-западного – со стороны Грузии.

В 4.30 подразделения ВС Грузии начали выдвижение танковых колонн в сопровождении БМП из Авневи в Нули, из Зема-Хвити в Тбети и из Зема-Никози в направление Цхинвали.

С 6.00 начался обстрел реактивными системами залпового огня теперь уже всего города Цхинвали. После чего грузинские подразделения начали наступление на город с южных окраин. К этому времени был уже уничтожен ряд наблюдательных пунктов российских миротворцев. На территории дислокации миротворческого батальона начали падать снаряды. Причем, территория миротворческого батальона четко обозначена, и грузинская сторона прекрасно знает ее дислокацию.

С 6 до 7 утра Цхинвали подвергся обстрелу крупнокалиберными гаубицами. С воздуха ВВС Грузии применили 5 самолетов Су-25, которые начали бомбить город. Бомбовым ударам с самолетов подверглись места расположения российских миротворцев. То есть после артиллерийского обстрела по местам дислокации российских миротворцев наносился прицельный авиационный бомбовый удар.

Одновременно грузинские танки начали вести огонь прямой наводкой по месту дислокации объединенного штаба и миротворческого батальона России. Это – третья составляющая огневого поражения по миротворцам.

К 8.00 на южных окраинах Цхинвали начались уличные бои между подразделениями вооруженных сил Грузии и Южной Осетии. Позиции миротворцев к этому времени находились уже под постоянным обстрелом. 

 В 8.30 грузинские ВВС нанесли авиационные удары по военным городкам миротворцев.

Около 9.00 грузинские подразделения захватили миротворческий городок «Северный» и «Южный» – территорию дислокации российских миротворцев.

В этой непростой ситуации, когда стали очевидными цели и задачи грузинских вооруженных сил, а миротворцы начали нести потери, было принято решение об оказании помощи им и гражданам России, проживающим в Южной Осетии, которые фактически подвергались уничтожению.

На сегодняшний день для оказания помощи нашим миротворцам в этот регион направляются подразделения ВДВ из Иваново, Пскова и Москвы. Цель такого усиления – подготовка и реализация операции по принуждению к миру и разграничению действий сторон, что является по мандату ООН функцией миротворческих сил.

***

По окончании встречи журналисты пытались задать генералу вопросы, но он, сославшись на то, что и ситуация, и цифры потерь постоянно меняются, предложил передавать вопросы через пресс-службу, чтобы отвечать на них уже при следующей встрече. Было понятно, что он получил приказ от своего руководства не общаться с представителями СМИ в режиме диалога, и не давать каких-либо оценок. Журналистов это, конечно же, не устроило. По всем правилам военного искусства они окружили военачальника и не выпустили, пока тот не ответил на самые животрепещущие вопросы. Представителей западных информагентств в частности интересовало:

Почему российские самолеты бомбят мирные грузинские села в непосредственной близости от Тбилиси?

На что Ноговицын ответил:

– Я знаком с такого рода заявлениями грузинской стороны, что мы, якобы, работаем по Тбилиси. Мы их не подтверждаем. По гражданским населенным пунктам, особенно рядом со столицей боевых действий мы не ведем. По мирному населению у нас существуют ограничения.

Говоря о потерях, вы произнесли слово «война».

– Все действия по усилению операции – это форма применения миротворческих сил в рамках мандата ООН. Повторяю: мы выполняем только миротворческие функции.

Так значит, Россия не находится в состоянии войны с Грузией?

– Конечно, нет.

Ольга БОЖЬЕВА

***

Оценку событий в зоне грузино-осетинского конфликта с точки зрения военного специалиста «МК» попросил дать бывшего начальника управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, ныне президента Академии геополитических проблем, доктора исторических наук генерал-полковника Леонида Ивашова:

– Грузия уже победила Россию. За Саакашвили стоит Вашингтон, подчиняясь его воле, он и развязал войну. Разрушил город, уничтожил около двух тысяч мирных российских граждан, разгромил российский миротворческий батальон, и наши солдаты остались по сути дела незащищенными. Почти сутки они находились под обстрелом тяжелой артиллерии, имея на вооружении лишь автоматы с двумя-тремя рожками патронов.

Терпению нашего руководства можно позавидовать. По нашим миротворцам сначала стреляли из гранатометов, потом из танков и гаубиц, затем их бомбила авиация… Такое впечатление, что ждали, пока по ним жахнут атомной бомбой, чтобы принять какое-то решение об ответных мерах. Вы считаете, это правильно?

– Российское политическое руководство проявило полное безволие, показав то, что не владеет ситуацией. У России сегодня нет центра оценки и прогнозирования ситуации, нет центра выработки стратегических решений, а так же их принятия. Россия сегодня безвольна и неуправляема.

Эти драматические события показали истинное состояние политической власти в России и ее Вооруженных сил. То, что я наблюдал, это страшно! В течение суток никто не мог принять решения по поддержке своих же миротворцев и предотвращению агрессии. Даже сейчас, после случившейся трагедии, мы все еще апеллируем к прошлым соглашениям и нормам международного права. А ведь есть непременные законы политической и военной стратегии: первый выстрел – и начало агрессии отменяет все законы и соглашения мирного времени, кроме, конечно, Женевских гуманитарных конвенций и дополнительных протоколов к ним.

Войска, особенно переднего края, не знают таких команд как «противодействие нарушению соглашений», или «принуждение к миру». Солдат и офицер должен получать четкий приказ либо к обороне, либо к наступлению, к уничтожению врага. А когда ему говорят, что он будет способствовать принуждению к миру, то солдат не знает, что делать. Сейчас происходит именно так. Поэтому, исходя из развития событий, я не считаю, что в России есть верховное командование и верховный главнокомандующий.

Сам Дмитрий Медведев, безусловно, человек не военный, поэтому он как юрисконсульт и объясняет, какие статьи нарушила Грузия. Но у него рядом нет даже толкового полковника, который мог бы его посвятить в военную ситуацию и подсказать решение.

Позавчера президент разъяснял, что по Конституции он – гарант безопасности граждан. Хорошо, что гарант, но тогда он должен иметь еще и план реализации этого конституционного положения: как защищать своего солдата, мирных граждан. А где он? Так же и с Россией. Ее пригласили в смешанную контрольную комиссию не просто из каких-то дипломатических уверток, а потому, что стороны конфликта верили, что она выступит гарантом безопасности и соблюдения договоренностей. Россия не справилась с этой ролью, дискредитировав себя полностью.

Недавно я был в Абхазии. Встречался с руководством. Абхазы до сих пор все еще надеялись, что Россия будет гарантом мира. Но сегодня в головах абхазов – и политиков, и простых граждан – идет переоценка ценностей: а может быть лучше пойти под покровительство Турции? По крайней мере, турецкий Генштаб не позволит творить подобные беззакония и сможет гарантировать безопасность.

Думаю, у всех народов Северного Кавказа, которые наблюдают за трагедией южных осетин, тоже возникают сомнения в дееспособности нашего политического руководства.

Так что, вы предлагаете воевать? Какова цель России в этом противостоянии?

– Главная ее цель: обеспечить мир на Кавказе. И она должна изначально решаться мерами политического, дипломатического и экономического характера. И у России эти рычаги есть. С первым выстрелом Россия обязана была прекратить дипломатические отношения с Грузией, выслать грузинское посольство из Москвы. Она должна приостановить все экономические проекты с Грузией и т.д. Ну а когда уже проигрывают политики и дипломаты, они обязаны признать проигрыш и дать военным команду нанести поражение грузинским вооруженным силам.

Ничего этого сделано не было?

– Прекратили только полеты гражданских самолетов в Грузию. Россия как государство унизила себя сегодня до уровня Лихтенштейна.

Вы говорите, что за Саакашвили стоит Вашингтон, но недавно все видели, как на Олимпиаде в Пекине обнимались Путин и Буш. И Буш сказал, что США не хотят войны.

– Я много раз бывал в Грузии и знаю ситуацию. Когда еще я вел переговоры с грузинским министром обороны и вносил какие-либо предложения, то он всегда просил перерыв. Затем с 5-го этажа, где он сидит, спускался на 4-й этаж – там сидят американцы и другие натовские офицеры – спрашивал у них разрешения и только потом объявлял свое решение. На 7-м этаже здания правительства Грузии так же сидят американские чиновники, и ни один шаг Саакашвили не делает без их ведома. Если бы посол США просто позвонил Саакашвили и сказал  "прекрати", тот бы немедленно ответил: слушаюсь.

Саакашвили – марионетка, это новый Геббельс, который вводит в заблуждение общественное мнение, создавая некую ситуацию политической маскировки.

Согласитесь, он это делает успешно.

– Да. Потому, что у России нет ни настоящего командования, ни настоящих Вооруженных сил, нет даже политической воли и воли в отстаивании национальных интересов.

Многие заметили, что первым по ситуации в Цхинвали выступил премьер-министр Путин, и только потом мы услышали президента. Из этого можно понять, кто владеет ситуацией.

– Никто ей не владеет. По отношению к Вооруженным силам у нас должно быть единоначалие. Отдавать приказ обязан один. Мы же наблюдаем, как премьер-министр жалуется на Саакашвили президенту Казахстана, наш президент звонит Ангеле Меркель, чтобы та повлияла на Саакашвили, министр иностранных дел Лавров удивляется, что Тбилиси вдруг обманул его МИД, а министра обороны вообще найти никто не может.

Все это – политическое преступление, совершенное в отношении граждан России, и по отношению к российским миротворцам. За их гибель должны предстать перед уголовной ответственностью все, кто не обеспечил их безопасность: и гаранты, и политики, и министры, и Генштаб… Они должны нести ответственность за каждого погибшего военнослужащего, иначе армия разбежится, если у нас будет такое отношение к солдату.

Список потерь наших военных пополняется. Грузины уже сбили два наших самолета, в том числе и дальний бомбардировщик Ту-22.

– К сожалению, все эти годы реформ и борьбы с терроризмом разучили армию воевать. Войска училась искать Усаму бен Ладена, но не воевать с регулярными подразделениями. Трагедия в Цхинвали ярко высветила истинное состояние и нашего государства, и состояние Вооруженных сил. Только кто за это ответит?

Обстановка в зоне грузино-осетинского конфликта на 8 августа (карта, файл pdf).



Партнеры