Сергей Шамба, министр иностранных дел Абхазии: “Российские военные нас остановили! Не дали нам войти в Западную Грузию”

14 августа 2008 в 15:29, просмотров: 1250

На события в Южной Осетии Абхазия отреагировала молниеносно — открыла против Грузии второй фронт. Введение войск в Кодорское ущелье, мирное, практически без единого выстрела вытеснение оттуда грузинских войск позволили республике за двое суток добиться того, что было невозможно сделать за 15 лет. Сейчас Абхазия полностью влилась в свои границы. Впрочем, особой эйфории в столице республике Сухуми не наблюдается. Даже вчерашний день, 14 августа, считающийся национальным праздником, прошел без помпезности и салютов. Не было восторженных эпитетов и в разговоре корреспондента “МК” с министром иностранных дел Абхазии Сергеем Шамбой.

— Сергей Миронович, то, что произошло в Кодорском ущелье, можно расценивать как победу Абхазии?

— Победу можно было бы праздновать, если бы над Тбилиси развевался наш флаг. А так, получилось то, что исторически должно было случиться, — территория Абхазии полностью находится под нашим контролем. Кодоры были единственным регионом в республике, который занимали грузинские сепаратисты. Освободить ущелье мы могли и раньше — во время войны 1992—1993 годов, в 2001-м, когда там была остановлена банда чеченского полевого командира Гелаева, рвавшегося в Россию, в 2006-м… Но мы старались решить проблему политическим путем, без кровопролития. Грузия за эти годы не поддержала ни один наш мирный проект по Кодорам. Они всегда рассматривали эту территорию как плацдарм для “освобождения Абхазии”. И даже посадили там так называемое правительство Абхазии в изгнании. Все это время Кодорское ущелье укреплялось как грузинский военный объект.

— Стремительные действия Абхазии в Кодорском ущелье многие расценили как открытие второго фронта против Грузии.

— Заключенный ранее договор с Южной Осетией предполагал в том числе и оказание военной помощи друг другу в случае нападения на одну из республик. Мы не граничим с осетинами территориально и потому сделали то, что могли. Решение о вытеснении грузин из Кодор было принято в ночь на 8 августа — в момент атаки на Цхинвал. Мы должны были оттянуть на себя часть грузинских войск — и это удалось. По самым скромным подсчетам, это порядка 13 тысяч солдат, десятки танков и другой тяжелой техники и вооружения.

Операция была проведена незамедлительно. Первая фаза — продвижение в ущелье абхазских войск, нанесение бомбо-штурмовых ударов по противнику, работа артиллерии прямой наводкой. Вторая фаза — вытеснение грузинских войск из Кодор. Мы понесли минимальные потери — 1 человек погиб и двое были ранены.

— Грузия могла вас опередить, как это было в Южной Осетии. Вы ждали нападения?

— Агрессия со стороны Грузии ожидалась. Абхазия должна была стать следующей. Было очевидно, что официальный Тбилиси ломает механизм всех международных отношений, откровенно пересматривает формат предыдущих договоренностей. Отклоняет предложения России и Совета Безопасности ООН об отказе вооруженного решения проблем.

— Последнее время позиция России по отношению к реваншистским планам Грузии стала более жесткой. Это повлияло на решение абхазского руководства?

— Безусловно. Позиция России стала более решительной, по сравнению с 1992, 2001, 2006 годами, когда не было практически никаких препятствий агрессии грузинских войск. Сейчас политическое руководство России стало действовать в соответствии с международным правом, постановлением Госдумы и предыдущими московскими договоренностями. Россия показала себя так, как должна была себя показать великая держава. Предыдущая позиция России дала возможность Грузии думать, что она может творить любой беспредел, потому что за их спиной стоит НАТО.

— Активное выступление Абхазии в Кодорах не могло пройти без согласования с политическими и силовыми структурами России.

— Конечно. Мы постоянно консультировались с Советом безопасности СНГ. Был полный контакт с командованием российских миротворческих сил. Оказался востребованным наш аэродром в Сухуми, через который были переброшены дополнительные подразделения МС, в том числе из числа российских ВДВ. Опыт Южной Осетии показал, какая существует реальная угроза российским миротворцам и населению. Без взаимодействия нам было просто не обойтись.

— Российские военные вас поддерживали?

— Они нас остановили! Выполняя обязательства по мандату МС, россияне не дали нам возможности войти в Западную Грузию. Мы прислушались. А вообще, вся военная операция в Кодорах проводилась собственными силами.

— Какой теперь будет международный статус Абхазии?

— Вернуть нас назад в Грузию невозможно. Учитывая реальность, невозможно стабилизировать ситуацию, не признав независимость Абхазии. Мы свой выбор сделали на референдуме. Даже если нас признает только Россия — этого будет достаточно. Ее интересы в этом регионе очевидны. И не только из-за приближающей Олимпиады в Сочи.

— Республике нужна гуманитарная помощь?

— Нужно только перестать душить нас экономически. Абхазия в состоянии себя обеспечить. Сейчас мы собираем гуманитарную помощь Южной Осетии, готовимся принять у себя пострадавших из Цхинвала.



Партнеры