После этой войны у России не будет больших экономических потерь

Улицы израненного Цхинвала еще долго будут очищаться от “мусора войны”. На телевизионных кадрах остовы осетинских домов в дырах от снарядов и пуль. Но пуля — не только орудие убийства, но и товар.

18 августа 2008 в 19:00, просмотров: 557

Ее цена — это стоимость металла, пороха, оплата труда рабочего оборонного завода, транспорта и т.д. И как только замолкают пули — начинают стучать счеты.

Инвесторы — люди циничные. Им важно, чтобы государство, в которое они вкладываются, было крепким и надежным. Как мы видели в начале конфликта, когда позиция российского руководства была неясной, российские фондовые рынки шли на спад. Но теперь ситуация изменилась и все вернулось к прежним показателям. Доктор экономических наук, директор институт проблем глобализации Михаил Делягин уверен:

— Если бы мы поймали Саакашвили, то фондовые рынки отреагировали бы на этот факт хорошо. В условиях нового витка мирового финансового кризиса у России есть нефтегазовая подушка безопасности. Что же касается военных трат на грузино-осетинский конфликт, то они уже составляет десятки миллиардов рублей. Кроме того, непонятно, в каком объеме мы будем восстанавливать Цхинвали, а соответственно, и сколько денег пойдет “налево”. Стоит отметить, что выделение средств на восстановление Южной Осетии из руин — это немного для российского бюджета. Другое дело, что под эту лавочку может быть пролоббировано увеличение расходов на оборонку.

По мнению Делягина, смысла в увеличении финансирования российской армии будет немного. Он считает, что в последнее время в вооруженные силы были “закачаны” значительные средства. Но при этом мы видим, как устаревший зенитный комплекс сбивает наш стратегический бомбардировщик, кстати, тоже далеко не новый. Как считает экономист, нам надо менять всю систему бюджетного контроля над военными расходами. А вот что касается другой стороны конфликта, то Грузию он назвал “конченой страной”. Ее экономика, как и ряда других стран СНГ, может существовать, лишь обслуживая рынок России. Что же мы видим в Грузии? Более миллиона человек, а это 20% населения страны, уехали на заработки или эмигрировали насовсем. Да, доходы от нефтепровода “Баку-Тбилиси—Джейхан” и денежные переводы уехавших на заработки грузин, а также масштабная помощь США, конечно, несколько улучшили ситуацию, но в корне ее не изменили. Поэтому объективная экономическая несостоятельность не дает стране наладить успешное развитие. Как следствие — народное недовольство, которое нужно переориентировать на “врагов”. Таким врагом для Грузии и выступила Россия. Что касается Запада, то он осознает себя конкурентом России, поэтому рассчитывать на его добросовестный арбитраж нелепо, уверен Михаил Делягин. По его мнению, Запад объективно заинтересован в независимых от России каналах поставок энергоносителей. И потому является стратегическим союзником Грузии против России.





Партнеры