ПОЧТО ДУРЯТ НАШЕГО БРАТА?

27 августа 2008 в 21:44, просмотров: 139

Записывая недавно свои первые впечатления от свалившихся на голову новостей о конфликте в Южной Осетии и Грузии, я находился, как понимаю теперь, в состоянии некоторого шока. Хотя, уже тогда совершенно правильно определил для себя, что даже ожидая от безумствующих властителей наших всяческих неприятностей, все равно невольно недооцениваешь своеобразия полета их «творческой фантазии». Наверное, это из-за нашей всеобщей врожденной и тоже очень своеобразной доброжелательности, благодаря которой, сталкиваясь даже с последним мерзавцем, мы неизменно рассчитываем на лучшее, а то и взываем к наиболее благородным качествам человеческой души, не замечая, что в нем она напрочь отсутствует. Так что от утверждения, что действительность превзошла самые худшие ожидания от очередной силовой миссии моей страны в чужих землях, теперь не только не откажусь, но и упрочусь в нем еще более. Видимо, и шок, как положено, постепенно проходит. И факты, продолжающие открываться и накапливаться, позволяют видеть объективно проясняющуюся картину случившегося не только детальней, но и целостнее.

         На этом фоне не лишними оказались даже такие внезапно вспыхнувшие в памяти детали, как первые обиды президента одной страны на другую страну и ее президента, который по горячности крови позволил себе скаламбурить по поводу роста своего новоинаугурированного коллеги. Почему вспомнилось это в то время, когда разговор коснулся слуха о предстоящем награждении высоких чинов СВР, ГРУ и прочей контрразведки, догадываться уже не хотелось. Слишком банально получилось бы, да и ни к чему. Потому что поздно: виртуозно задуманная «спецоперация», при осуществлении которой спасти во что бы то ни стало потребовалось, как известно, лишь незаменимого Эдурада Кокойты, все равно уже давно «клюнула носом», будто подбитый и тем обреченный миноносец времен Первой Мировой. Так что, пусть этих «стратегов» хоть наградят - будет на что кивать, ежели потребуются им адвокаты.

         На возможность того, что тайное на сей раз очень скоро станет явным, указывает многое. Причем, это не только панические попытки спецслужб заблокировать в рунете все, что только можно - ресурсы, отдельных пользователей, форумы, о чем становится известно лишь косвенно, по круглосуточным трудам сотрудников этих ресурсов, упрямо налаживающих сеть. И не только медленное уразумение рефлекторно испуганными номинальными либералами, что реальную опасность может представлять для них только их собственная пугливая реакция на шиканья сверху. Потому что шикать-то уже не о чем. Ведь, строго говоря, чтобы скрыть правду о давно готовившейся провокации с целью развязать чужими руками нечто долгоиграющее, вроде «чеченских войн», режиму потребовалось бы немедленно отправить все думающее население в лагеря. Что неминуемо обернулось бы мгновенным коллапсом государства во всех его аспектах - социальном, экономическом, политическом, оборонном. И, самое главное для режима, внутренним кризисом власти, существование которой возможно только за счет подменившей право коррупции. Ее замкнутая в самой себе система включает в себя все, что функционирует в стране и обществе - государственное и негосударственное. И, заодно, определяет характер всех наших сознательных и подсознательных реакций от общественных и корпоративных до индивидуальных, в том числе самых что ни на есть благонамеренных - морально и интеллектуально состоятельных, стремящихся к принесению блага России и россиянам, но бессознательно участвующих в кормлении своими соками мимикрирующего паразита.

         Поэтому, даже понимая разумом, что между пропагандистской реакцией государственных СМИ на результаты продолжающей проваливаться империалистической аферы текущего режима и реальным положением вещей нет ничего общего, большинство наших сограждан с трудом решается этому верить.

         Империализм, где принцип тоталитарности определяет не только систему отношений, но и сознание, не может быть иным, кроме того, который мы знаем по примерам новейшей истории. Причем, это было предопределено изначально, когда искореженные рассудком идеальные принципы «небесных иерархий» во время оно втискивались в формы общественного устройства при помощи аргументов религиозного, экономического или идеологического порядка. И нет теперь в этом отношении никакой принципиальной разницы между империализмом российским и китайским, коммунистическим и фашистским, дореволюционным и постперестроечным. В качестве одного из наглядных признаков такой общности империализмов можно назвать и милитаризм, о сущности которого весьма ко времени напоминает в своей недавней статье Яков Кротов. Контекст, заданный последними событиями на Кавказе, выволок из тени нынешний российский империализм на всеобщее обозрение именно за эту, самую низменную его склонность - к лживости и насилию. Она же самая наглядная, понятная всем и каждому, а потому осуждаемая и отторгаемая всем здоровым человечеством.

         Кстати, что касается держания всего населения страны за неадекватную массу в вопросе о том, что произошло между Грузией и Россией, могло бы стать темой не то что статьи, а многопланового историко-политического и правового исследования. Ведь, в открытом доступе существует масса широко известных документов, на основании которых конфликт, начавшийся, как грузино-осетинский, мог решаться только Советом Безопасности ООН. Причем, даже если бы для того требовалось вводить войска в виде дополнительного миротворческого контингента, его могли предоставить только те страны, которые никоим образом не заинтересованы в конфликте. Россия заведомо не могла попасть в их состав, потому что ее заинтересованность в присоединении входящей в независимое государство территории Южной Осетии не только установленный политически факт, но и факт, ею же декларируемый. Поэтому ввод соединений 58-й армии и ведение ими военных действий против войск законного правительства Грузии юридически представляет собой акт военной агрессии. Одновременно, вторжение упомянутой 58 армии и 76 дивизии ВДВ в самопровозглашенную республику Южная Осетия, находящуюся на территории общепризнанного независимого суверенного государства Грузинской Республики, представляет собой с позиции международного права акт демонстративной военной интервенции.

         Содержанием международных документов, регламент которых определялся при участии Российской Федерации, интересуются, конечно же, немногие из россиян. Поэтому, упреждая неизбежные обвинения в измышлениях с целью «опорочить героическую (или миротворческую) роль» российской армии и законность действий руководства страны, отсылаем сомневающихся к тексту «Концепции внешней политики Российской Федерации», где не только черным по белому, но и на доступном всем нам русском языке нынешний политический режим декларирует, что «Россия последовательно выступает за снижение роли фактора силы в международных отношениях при одновременном укреплении стратегической и региональной стабильности. В этих целях Российская Федерация: ...твердо исходит из того, что санкционировать применение силы в целях принуждения к миру правомочен только Совет Безопасности ООН; рассматривает статью 51 Устава ООН как адекватную и не подлежащую ревизии правовую основу для применения силы в порядке самообороны, в том числе в условиях существования таких угроз миру и безопасности, как международный терроризм и распространение оружия массового уничтожения» и т.д. (III-3. Укрепление международной безопасности.)

         О том, как выглядят и квалифицируются на этом фоне многочисленные заявления официальных представителей государственных ведомств в погонах и без, говорить не будем. Тем более, что к моменту написания этих заметок степень осмысления военного скандала с участием России и парадоксов его информационного сопровождения силами государственных и ряда так называемых «независимых СМИ» достаточно высока, чтобы каждый додумался до того самостоятельно - не сегодня, так завтра. А, вот, о технологии нагнетания «справедливого гнева» - явлении того же сорта, старого как мир, напомнить лишний раз не мешает. Поэтому, предложим вам всего несколько деталей, по которым нетрудно будет если и не восстановить процесс возбуждения национальной неприязни россиян к Грузии, то обозначить его основные вехи.

         Сообщение об около 2000 погибших мирных жителях Южной Осетии впервые прозвучало от убывшего накануне наступления на север республики Эдуарда Кокойты. Он делал это заявление в то время, когда в Цхинвали шли уличные бои грузинских танкистов и мотопехоты с вооруженными формированиями осетин и поддержавшими их российскими «миротворцами». Следующее сообщение о том же количестве жертв среди мирного населения озвучил российский посол в Грузии Кононенко, который находился в тот момент в Тбилиси, более чем за сотню километров от территории боевых действий. В это время Цхинвали несколько раз захватывался то грузинскими войсками, то южноосетинскими боевиками и «миротворцами» и даже до подсчетов потерь с обеих сторон дело еще не дошло.

         Информация о колоссальных жертвах «грузинских варваров» уже тиражировалась официальными российскими СМИ, когда на совещании во Владикавказе выступил премьер-министр Российской Федерации Путин, который сказал лишь о десятках погибших мирных жителей. А заодно назвал цифру в 34 тысячи беженцев из Южной Осетии, которые перешли границу с 2 по 9 августа и были зарегистрированы миграционной службой. То, что Путин никак не обмолвился о мифических «тысячах погибших» - естественно и очень понятно. Ведь, эти цифры изначально были пропагандистским блефом, а российский премьер все же не политический функционер Кокойты. Но и здесь возникает вопрос: если официальной цифре в 34 тысячи зарегистрированных беженцев из Южной Осетии нельзя не доверять, то кто же тогда остался в республике, если ее покинуло ... около половины всего населения? А если учесть 18 тысяч грузин, то 75% осетин? И могли ли, в таком случае, уже к ночи наступления с 7-го на 8-е августа в самом Цхинвали остаться те самые 2000 «приговоренных» Эдуардом Кокойты жертв? Как видим, даже такой нехитрой арифметики, доступной любому читающему и слушающему новости, было бы вполне достаточно, чтобы сделать очень приблизительные, но сравнительно достоверные выводы о степени соответствия сообщений СМИ тому, что происходит на Кавказе в самом деле.

         Дезинформирование граждан властью - явление широко распространенное во всем мире - и в самых развитых государствах, и в менее зрелых. Такой дезинформацией, иной раз, можно пользоваться даже с достижением позитивных эффектов, если внедрять, к примеру, в общественное сознание идею о том, что от уровня и качества образования поколений зависит сама жизнь. Но ради чего можно манипулировать общественным мнением, возбуждая ненависть людей к самим себе, и что может вынуждать к этому власть - вопрос не из легких. Причем, не потому, что на него трудно ответить, а оттого, что не каждый будет способен усвоить ответ. А, кроме того, еще и вынести это, оставаясь в здравом рассудке.

         Так что последний вопрос - «почто дурят нашего брата?» - если и повисает, то ненадолго. Осень на носу.

Вестник CIVITAS



Партнеры