111

11 сентября 2008 в 16:36, просмотров: 255

Осень-весна, в просторечии называемые межсезоньем, традиционное время обострения у психически неуравновешенных личностей. Маньяков, насильников и прочих, менее социально опасных деятелей. Говоря
о последних, я имею в виду, прежде всего, таких, как ваш покорный слуга. Этот текст — явный пример подобного обострения.

И вот смоделируем сезонное обострение у серийного маньякаянасильника, волею судьбы, лишенного одного из главных маньячных органов. Я имею в виду не то что вы подумали, а зрение. Вот он бедолага, не знающий кого бы... это самое!
Вернее, знающий, но блуждающий впотьмах, в поисках, так сказать, объекта или, если угодно, субъекта, а уж если совсем вернее, субъектши.

Муки Христофора Колумба, отыскивающего Индию вблизи берегов еще неоткрытой им Америки, по сравнению с танталовыми страданиями слепого маньяка — детская мастурбация и вообще доколумбова ерунда. Колумбу на его
маньячный взгляд (я не издеваюсь над слепым, это метафора), так Колумбу на его вгляд было еще ничего! У него на крайний случай всегда под рукой были матросы. А тут и моряки не помогут.

Помогите слепому перейти дорогу!
Это он в отчаянии следует стопами вполне себе зрячего Паниковского. Мыкается, понимаешь, на обочине. А люди, люди они злые. Им на его беду плюнуть и растереть. Они, поди, знают, кто там бесится во тьме от недостатка дамского общества. И, гады, злорадствуют. Особенно, потенциальные жертвы.

И он ждет. Как ждет любовник молодой минуты верного свиданья. Так сказал бы Пушкин, но не наш герой. Ему охота не свиданья, тем более верного, ему надо поймать хоть какую-нибудь дуру. А поробуйте поймать любую завалящую черную кошку в темной комнате с завязанными глазами, и вы все поймете. Тем более, посреди мегаполиса.

И вот он стоит на обочине. Просит перевести его через магистраль. Девушка, а девушка! Я Ленина видел! Бессовестно врет, злодей. Но Ленин, это вам не Коллонтай и даже не Крупская, не к ночи она будет помянута. Он уже согласен и на Крупскую — представляете? Он бы с ней такого наделал! А чего ему? Безедова болезнь все спишет. Но не йдет даже Крупская.

И убегает деушка, которая вовсе не девушка, а сотрудник ГАИ. Что ему
маньяк? С маньяка сотруднику ГАИ взять нечего, кроме спермограммы. А
спермограмма в ГАИ и без него ого-го какая. Но чу! Слышен стук каблуков
издалека. Это тетки знакомый разбег. И маньячина, постукивая пароль в
ответ палочкой, крадется на столь милый сердцу звук. И само собой ловит
за талию немытого и толстого байкера. Мотоциклисты, знаете ли, любят
ходить в казаках. Ну у байкеров свои понятия о любви, маньяках и мужских
посторонних объятиях. Вот и не состоялась любовь. А ее так хотелось!
И он плюет на дорогу, как на объект промысла и следует под землю. В
метро и народ попроще и клев получше. Ну в метро его сразу обокрали. А
чего со слепым няньчиться? Согласны? Аэропорт? Угроза терроризма.
Металлодетекторы и прочая ерунда. Не до половой жисти. Вмиг посадят за
попытку 11 сентября. И сидеть придется с такими же страдальцами, котрые
любую маньячную задницу разорвут на флаг конфедерации. А, может быть,
школа? Ну, современные дети младшего школьного возраста давно освоили
всемирную паутину. Они знают все, про всех и про разные позы тоже. Они
маму с папой охотно просветят на тему промоискуитета. Они псолоцибины на
балконе и в школьной оранжерее растят круглый год. Они б ему и глаз
выбили, но опоздали. И на тинейджера бывает прорухаи
И тогда в отчаяньи он следует в баню. Дурак. Потому что в женскую его,
само собой, не пускают, а в мужском отделении, баб выдают только за
очень большие деньги. Он бы заплатил, но что он может показать нынешней
проститутке, чего бы она уже не видела еще на первом курсе МГУ? Засмеют
гадины. И он начинает удовлетворять себя сам. Зряшный поступок. Даже
слепой должен знать, что ЭТИМ на людях не занимаются. А он и не видит.
Побили.
Куда инвалиду податься? Девушка! Будьте любезны! Помогите незрячему
перейти на ту сторону. Ну что же вы девушка!



Партнеры