Френкель отказывается от российского правосудия

С резкими заявлениями о ходе процесса по делу об убийстве Андрея Козлова выступили на пресс-конференции, прошедшей в четверг, адвокаты подсудимых и известные правозащитники.

2 октября 2008 в 23:30, просмотров: 783

По оценке исполнительного директора общественной правозащитной организации «За права человека» Льва Пономарева, «такого наглого нарушения прав не было еще ни в одном деле». В этой связи защита главного фигуранта по делу, банкира Алексея Френкеля, готовит спешное обращение в Европейский суд по правам человека.

— Френкель обратился к нам примерно месяц назад, и мы вместе с «Хельсинкской группой» стали проверять его заявление, — сообщил Пономарев. — Сейчас же, мы считаем, ситуация дошла до точки кипения. Власти демонстративно нарушают верховенство права. Точнее сказать, они утверждают, что верховенства права в России нет и не будет. Если они решили, что человек виновен, то пойдут на все — будут нарушать закон, давить на присяжных, адвокатов.

Насколько пристально власти следят за всем, что происходит в этом деле, продемонстрировало происшествие, с рассказа о котором начал свое выступление адвокат Френкеля Руслан Коблев.

— В четверг новый адвокат, с которым заключил соглашение Френкель, Дмитрий Хорст планировал вступить в процесс, а по окончании заседания намеревался выступить на этой пресс-конференции. Но накануне с приступом острого панкреатита он был госпитализирован в Ивантеевскую больницу. Так вот уже сегодня по звонку из Мосгорсуда Хорста проверяли в больнице целых три комиссии — медики, сотрудники суда и милиция.

Сам Дмитрий Хорст по телефону подтвердил произошедшее:

— Примерно за 1,5 часа до начала пресс-конференции ко мне в палату вошел завотделением хирургии, который осмотрел меня и сообщил своему телефонному собеседнику, что я нахожусь в палате и поэтому ни в какой конференции не участвую.

По словам Хорста, врач объяснил, что проверял его присутствие по поручению своего начальства, которому, якобы, позвонил лично министр здравоохранения Московской области.

— А спустя час стало понятно, почему мной вдруг заинтересовались на таком уровне. Прямо в палату ко мне пришли двое сотрудников Мосгорсуда. Но удостоверение предъявила мне только одна сотрудница, второй – мужчина – только представился, но документы показать отказался. После этого я попросил их выйти из палаты. Еще через некоторое время в палату пришел сотрудник местной милиции и потребовал от меня подтверждения, что я — это я. Я отказал ему, объяснив, что все документы я предъявлял при госпитализации, а кроме того, не желаю облегчать жизнь людям, которые терзают больного. И также прогнал его.

Зато, как выяснилось, вновь назначенный судьей адвокат Френкеля Михаил Орликов участвовал в четверг в заседании, несмотря на то, что Френкель заявил ему отвод. В отводе, переданном адвокату и судье через брата, Френкель объяснил, что Орликов был назначен председательствующей не в заседании, а самолично, и он сомневается, что тот будет отстаивать его интересы. Но отвод не приняли во внимание.

Пресс-конференция длилась более двух часов. Большую часть того, что рассказывали адвокаты, «МК» уже освещал. Но некоторые заявления защитников, как нам показалось, претендуют на настоящий скандал.

— Действия, которые по этому делу предпринимает председательствующая и обвинение, граничат с правонарушением, — заявил Руслан Коблев. — Суд обязан был обеспечить участникам процесса равные права, в том числе и в предоставлении доказательств. Так вот, свидетелей обвинения присяжные заслушали всех, а со свидетелями защиты поступили следующим образом. Свидетелям, что были утверждены на предварительном заседании и которых суд обязан был вызвать, направили повестки на 3 мая только в последний день апреля, поэтому получили они их только после праздников. С теми же, кто все-таки пришел в суд, поступили следующим образом. Закон строго и прямо запрещает судье отказывать в допросе свидетелей, явившихся в суд. Тогда обвинением и председательствующей было разработано ноу-хау: они придумали допрос без присяжных — чтобы закамуфлировать нарушение. Как только свидетель приходил в суд, присяжных удаляли, а прокурор задавал ему вопрос: вы являлись очевидцем убийства? Естественно, следовал отрицательный ответ, и председательствующая отказывала в допросе. Но ведь Френкель не обвиняется непосредственно в убийстве, и свидетели защиты должны были доказать лишь отсутствие у Френкеля мотива на заказ Козлова!

По словам Коблева, по тому же принципу был «допрошен» и эксперт из Минобороны, которому судья также по закону не имела права отказать, поскольку он пришел в суд:

— Его пригласили в зал, он показал документы, что является государственным экспертом с 43-летним стажем, но судья постановляет, что допрашиваться он будет как свидетель. И тут же ему задают все тот же вопрос: является ли он свидетелем преступления? И снова отказывают. Это же просто издевательство!

Кроме того, по словам адвокатов, председательствующая «делала все, чтоб в протокол не попали заявления и ходатайства защиты»:

— В течение дня, пока шло заседание, она не принимала ходатайства, обрывая адвокатов словами: «Перестаньте нарушать закон!», «Адвокаты совсем охамели!». И все это при присяжных. Самое мягкое ее заявление по поводу ходатайств было: «Потом». Поэтому защитники были вынуждены подавать их в канцелярию. А позже, собрав целую стопку письменных ходатайств, Наталья Олихвер вернула их нам с разъяснением… что мы имеем право обращаться с ходатайствами в судебном заседании. Фактически, происходила фальсификация протоколов!

На пресс-конференции адвокаты заявили, что в ходе процесса на них и присяжных оказывалось беспрецедентное давление:

— Дважды гособвинитель Ибрагимова в ходе процесса при присяжных говорила о том, что возбудит против меня уголовное дело, — рассказала адвокат Наталья Кирсанова.

Защитник Алексея Половинкина Александр Чернов рассказал, что после того, как история о 40-минутном разговоре председательствующей с одной из присяжных попала в прессу, к нему в эту среду приходил следователь, который заявил, что проводит в отношении него проверку по заявлению гособвинителя Ибрагимовой, чтобы возбудить уголовное дело.

— Еще ни в одном процессе не возбуждали уголовные дела против присяжных, не проводили у них обыски, не выгоняли за то, что кто-то из них выпил бутылку пива, — возмущается Чернов.

— Когда адвокату заявляют, что возбудят уголовное дело только потому, что он ведет интенсивную защиту, исполняет свой долг, просто руки опускаются, — заявила Наталья Кирсанова. — Результат процесса предсказуем: каждый человек думает прежде всего о себе — и это правильно. И присяжные, и адвокаты находятся в страхе. В такой обстановке не может быть вынесен справедливый приговор.

На пресс-конференции также стали известны подробности того, как был удален из зала суда до приговора Алексей Френкель.

— Все, о чем мы сегодня рассказывали, Френкель изложил в своем отводе и стал читать его судье, — рассказал Коблев. — По закону все это делается без присяжных. Но судья остановила его, пригласила присяжных, заявив: «пусть слушают!». А Френкелю сказала: «продолжайте». Тем самым председательствующая искусственно создала условия, в которых он нарушил порядок. А после вынесла постановление о его удалении.

Все, что рассказали адвокаты, вошло в жалобу в Европейский суд по правам человека.

— Непосредственно в процессе я сейчас не участвую в связи с тем, что Френкель поручил мне собрать все необходимые материалы и срочно написать жалобу в Евросуд, — сообщил Руслан Коблев. — В связи с многочисленными нарушениями его прав, мой подзащитный больше не доверяет российскому правосудию.

Правозащитник Лев Пономарев в свою очередь заявил, что после услышанного на пресс-конференции намерен повторно обратиться к уполномоченному по правам человека в России Владимиру Лукину:

— Мы уже обращались к омбудсмену по этому поводу, но до сих пор никакой реакции не последовало. Считаю, что нужно срочно привлечь его внимание к этому делу.




Партнеры