НОВОГОДНЕЕ ПИСЬМО ПЛАНКТОНУ ОТ С. МИНАЕВА И МЕНЯ

7 января 2009 в 10:11, просмотров: 1084

Сергей Минаев: Новогоднее письмо планктону

 

31 декабря 2008,

 

Твой черед выйти на сцену, чувак. Страшно оттого, что опять не совсем ясно, «а чо, я должен»? Постараюсь объяснить тебе, мой маленький любитель кредитных тойот и плазменных телевизоров, что конкретно изменилось.

Моя традиционная взглядовская новогодняя колонка не совсем обычна. Вот уже второй год как я не хочу писать о главных событиях года уходящего.

В прошлом году наряду с медиазастоем и царством бездарных управленцев, заменивших креативщиков, я писал о новом российском гегемоне - менеджерах среднего звена. Тех самых, «лихорадочно берущих новые кредиты, как безумный Мартовский Заяц» (самоцитата). Тенденция была налицо - из всех возможных лозунгов своего развития вы выбрали самый простой: «Потреблять, потреблять и еще раз потреблять». Несмотря на многочисленные тогда уже разговоры о том, что финансовый п...ц теперь особенно близок. Мое новогоднее письмо тебе, неизвестный менеджер среднего звена.

Привет, планктон, с наступающим! 

«Я не хочу тебя винить. В конце концов, у тебя было мало вариантов поступить по-другому. С тем объемом рекламы, обрушивавшимся все эти годы на твою бедную голову» Я не хочу тебя винить. В конце концов, у тебя было мало вариантов поступить по-другому. С тем объемом рекламы, обрушивавшимся все эти годы на твою бедную голову, с теми пачками глянцевых журналов, приносимых домой женой (я все еще надеюсь, что не тобой лично), которые ты читал в туалетах, вместо того чтобы читать книги.

Страшно оттого, что опять не совсем ясно, «а чо, я должен»? Постараюсь объяснить тебе, мой маленький любитель кредитных тойот и плазменных телевизоров, что конкретно изменилось.

 Во-первых, экономика. Цена на нефть и всякое такое, о чем ты слышишь по телику. Для тебя конкретно это значит, что больше никакой банк не даст кредит за два часа, чтобы можно было и с Танькой в Анталию сгонять, и домашний кинотеатр купить. И все это - пойдя за хлебом в «Рамстор» (его, кстати, скорее всего, тоже не будет - продают). О льготной покупке «паркетника» придется забыть: а - смотри выше, б - он тебе не нужен, признайся сам, вы просто на работе любили новинки автопрома в Сети рассматривать.

О ночных загулах в барах взаймы тоже придется забыть - на работе тебе уже задерживают зарплату. Кстати, о работе. Придется пахать, потому что сидеть в «одноклассниках» больше не дадут. Пашку уже уволили, несмотря на то, что у него «в друзьях» 400 телок было. Увольняют обычно самых ленивых и самых низко квалифицированных. Тебе придется совершенствоваться или начинать «бомбить» на кредитной тачке.

Все вышеописанное позволяет сделать два злых вывода - тебе придется научиться экономить в два раза больше, а работать в три раза эффективней. Научишься, хотя бы из-под палки. По-хорошему ты же не хотел?

О воскресных поездках на шопинг-экскурсии в «Мегу» пока лучше не думать. Но остаются музеи и выставки. А - это дешевле, б - это интересней... ну, то есть, я хотел сказать, прикольней, круче и модней, чем «Икея».

Во-вторых, общественная мораль и социальный статус, о которых ты, надеюсь, что-то слышал. Больше не стыдно «зарабатывать мало». Больше не стыдно «не удваиваться», «не выходить на IPO», не стыдно, что не можешь себе позволить «крузер сотку», а подруге «биркин» (далее по списку), а главное - теперь не нужно «соответствовать».

И это обнадеживающий для тебя факт. Те, которым полагалось соответствовать, начинают банкротиться. Каждое новое известие о крушении очередного российского олигарха означает смену социальной модели. Это очень важно, старичок, поверь мне.

Неожиданно выясняется, что нет промышленности, почти нет устойчивых банков и прибыльного ритейла. Портреты твоих вчерашних героев и героинь мироточат нефтяными слезами. И оказывается, что единственная заслуга всех этих людей перед обществом - в том, что они сделали слово «русский» синонимом слова «дурновкусие», а словосочетание «икона стиля» - синонимом слова (далее нецензурно). Сделали своими баснословными чаевыми, стаями высокогрудых девиц, расписными самолетами и приглашениями музыкантов первой величины для сопровождения очередного банкета или дня рождения собачки. «Ну Стинг, ну и х..и? А у меня на даче дог за десятку».

 

То, как они залетели со своими игрушками на фондовом рынке, раз и навсегда опровергает миф о новой русской элите. Еще вчера они позволяли себе высокопарные интервью в вычурных интерьерах, в стиле «за эти годы новая русская элита перепрыгнула дистанцию, которую Европа перепрыгивала сто лет», а в ответ на вопрос «а вы не знаете, почему эти-то так плохо живут? Ну... эти самые... народ, короче» говорили что-то вроде «надо лучше работать, как мы», ставя тем самым под сомнение, что последние пятнадцать лет кто-то, кроме них, в нашей стране что-то делал.

И все их нынешние стенания в СМИ напоминают похмелье дяди Васи из Текстильщиков, чешущего лоб второго января с немым вопросом: как же я все прое...л-то? Выходит, что пресловутый дядя Вася, мочащийся в своем подъезде, ничем от них, мочащихся в воду с палубы своих лодок на Средиземноморье, не отличается? А пожалуй, что и так. Просто у дяди Васи не было знакомого чиновника. А варварство, как писал Моррисси, начинается у себя дома. Но они в большинстве своем такого певца не знают, он на «ихние» корпоративы в Кала ди Вольпе не приезжает. Может себе позволить. С другой стороны, ну Моррисси, ну и х..и? Дог, опять же, есть у меня...

Наконец-то исчезнут фразы типа «у кого нет миллиарда, тот идет в жопу», произносящиеся обычно лоснящимся ртом. То, что не смог сделать Че Геварра, сделал старик Доу-Джонс. Easy. «Иконой» быть больше не модно. Стиля как не было, так и нет. Социальная модель рассеялась, как пузырьки во вчерашнем бокале шампанского. Мы ее все-таки пережили.

В-третьих, у тебя наконец появляется реальная перспектива. Когда топ-менеджмент твоей компании, стеная, «возлагает на тебя большие надежды», это значит, что сам он в панике. Следовательно, у тебя есть все шансы занять его место. В конце концов, ты был одним из тех, кто его пост обеспечивал.

В-четвертых, экономический упадок - это всегда культурный и креативный подъем. Теперь у тебя есть время подумать и решиться. Если вчера, обсуждая безумный арт, кино, или интернет-проект, ты думал о том, кто в это все вложит деньги, то теперь очевидно - не вложит никто. А значит, этот проект стоит... сделать. Не для инвесторов и не для журналистов. Для себя, старичок. Просто попробуй, а если это окажется чем-то новым и по-настоящему интересным, то бабки найдутся. Просто поверь в это. Теперь тебе «не западло».

В-пятых, тебе все-таки поможет государство. Говорят, что они договорятся с банками о «заморозке» процентов, улучшат работу бирж труда и приструнят нерадивых работодателей. Создан твой профсоюз - «профсоюз белых воротничков». Если не знаешь, что это - набери в поисковике фамилию Мединский, дальше разберешься. «Говорят» значит в данном случае, что обсуждение началось и это заработает. Но я специально поставил это последним пунктом. Если из всех причин ты снова выберешь самую простую, это значит, что тем, кому не помогут, окажешься как раз ты.

Мир изменился, чувак. Хотел ты этого или нет. Так уж вышло. Кризис, старик. Плохие новости. Ты пока допивай халявный стакан на корпоративе. Он, скорее всего, последний, что у тебя было бесплатно.

 Надеюсь, что мое письмо убедило тебя в том, что пришло время выйти на сцену и оживить порядком надоевшую картину. Теперь ты не планктон, ты - гегемон.

На тебя вся надежда, чувак. Так сделай что-нибудь. Такие шансы выпадают нечасто. Не хотелось бы, чтобы единственной памятью о «времени надежд» у тебя остался «случайно не сданный назад» корпоративный ноутбук.

В качестве новогоднего поздравления желаю тебе выдержки, холодной головы и стальных яиц. Такие как ты пригодятся Родине.

 Кстати, улицы ждут своих героев. Ну, я по типу не про пешеходов.

Так с новым счастьем, гегемон?   У тебя осталась одна ночь на сомнения.

 Завтра - первое число. 



Партнеры