УКРАИНСКИЙ МИТРОПОЛИТ ОТКАЗАЛСЯ ОТ УЧАСТИЯ В ВЫБОРАХ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХА - шансы неизвестного «третьего кандидата» растут.

19 января 2009 в 16:14, просмотров: 251

В ситуации с предстоящим избранием нового православного патриарха произошли некоторые интересные изменения. Нельзя сказать, что они были совершенно неожиданными. Просто, на одни, возникавшие ранее вопросы были получены определенные ответы, благодаря чему возникли вопросы новые. И ответы на них появятся, соответственно, позже. Например, выглядевшее когда-то совершенно фантастическим предположение, что в церковной предвыборной игре окажется задействованным предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) митрополит Владимир (Сабодан) внезапно оправдалось. Уже 20 декабря украинские епископы выдвинули его кандидатуру на московский патриарший престол. 17 января 2009 года митрополит выступал на совещании делегатов Поместного собора, проходившем в Киево-Печерской лавре и говорил о важности активного участия Украинской церкви в предстоящем российском церковном форуме. Он подчеркнул, что именно на делегатах Поместного Собора от Украины лежит ответственность за восстановление единства украинского православия, заметив, "мы не можем чувствовать себя спокойно, когда тысячи украинцев в более чем 4000 приходах находятся вне спасительного лона Матери-Церкви".

Ничего удивительного в особой заботе главы УПЦ о состоянии вверенной ему церкви, конечно, нет. Поэтому для многих стало неожиданностью внезапное заявление митрополита Владимира о его отказе от каких-либо претензий на патриаршество в РПЦ МП. "Искренне благодаря за такую великую честь, я хочу предстать перед Богом 121-м Митрополитом Киевским, - сказал он на совещании. - Пусть шестнадцатым Патриархом Московским и всея Руси пусть будет тот, на кого укажет Бог и ваш выбор".

В то же время, митрополит впервые, пожалуй, проговорил еще одну важную проблему, от решения которой украинским православным церквям ни в коем случае не уйти. Это вопрос об объединении православных, а в итоге, получении автокефалии (полной канонической самостоятельности), в результате которой УПЦ станет второй, после РПЦ по численности православной церковью мира и традиционным истоком крещеной Руси. "Следует признать, - говорил митрополит на совещении о последних годах истории УПЦ, - что в жестких, а временами и жестоких церковных противостояниях прошедших двух десятилетий мы не всегда имели возможность вести диалог с отпавшими от церковного общения братьями на соответствующем богословском уровне (...) "Все мы устали от религиозной вражды", поэтому "сегодня у нас есть все условия для того, чтобы спокойно и тщательно проанализировать ситуацию и попробовать найти оптимальную модель преодоления церковных разделений в Украине".

Интересно, что это откровенное заявление может состоять в прямой связи с предстоящим избранием патриарха Русской православной церкви. Более того, даже серьезно повлиять на этот процесс с изменением расклада еще не названных Архиерейским собором кандидатов на патриаршество. Не трудно понять, что между церквями - РПЦ МП и УПЦ МП - сейчас обязаны были вырабатываться своего рода договоренности и компромиссы. Тогда дарование Московской патриархией ожидаемой УПЦ автокефалии, вполне могло быть обещано в обмен на снятие кандидатуры митрополита Владимира - одного из наиболее заслуженных православных иерархов и действующего члена Священного синода РПЦ МП. Одновременно, в самой РПЦ МП, где общепринято считать наиболее вероятными кандидатами митрополитов Кирилла (Гундяева) и Климента (Капалина), в связи со снятием кандидатуры Владимира, возникает острая нужда в определении третьей кандидатуры, которой станет, вероятно, либо нарочито нейтральная, либо откровенно слабая фигура. Однако в любом случае на «передовой» сражений за патриарший престол остаются взаимоисключающие фигуры двух митрополитов (и скрыто лоббирующие их две группы влияния в светской власти). Крайне маловероятно, чтобы какая-то из этих сторон пошла на односторонние уступки своему оппоненту, поэтому шансы предполагаемой третьей фигуры, присутствие которой для выборов обязательно, разумеется, растут.

Конечно же, даже после определения третьего кандидата многое, хотя и не все, будет зависеть от массы "выборщиков", выдвижение которых от епархий РПЦ МП шло в условиях острого информационного и аппаратного противостояния двух самых влиятельных митрополитов Московской патриархии - Кирилла и Климента. Судя по спискам делегатов, абсолютное большинство епархий определяли их со строгим ориентированием на поддержку той или иной из этих громких кандидатур. Однако как всегда, в своем рвении опередить друг друга обе стороны недостаточно учли «сторонние факторы». Они заключаются в том, что если у Управляющего делами РПЦ Климента есть лишь один оппонент, пусть и обладающий поддержкой мощной церковной структуры Отдела внешних церковных связей и достаточно влиятельных государственных органов, то ему самому можно констатировать неисчислимое количество оппонентов в церковных структурах сверху донизу, а главное - в церковном народе.

В случае возникновения риска упустить престол в пользу своего соперника, митрополит Кирилл, конечно, сумел бы противопоставить тому очень неожиданные и жесткие аргументы. Вероятно, это было бы эффективной мерой. Но лишь, если не забывать, что ныне ратующие за Кирилла потенциальные "выборщики" вполне могли бы не только не оправдать ожиданий, но и "оправдать" их строго наоборот, отдав свои голоса, например, Клименту.
Понятно, что немало зависит и от "третьего" кандидата. Причем, если таковым окажется заведомо непроходной владыка, то в основном все будет зависеть от его поведения, где он может отдать кому-то свои голоса (а может и не сделать того). Либо, в случае выдвижения кандидатуры заслуженной «нейтральной» фигуры, все зависело бы просто от реноме такого архиерея. Среди называемых в кулуарах возможных кандидатов есть и такие, которые полностью устраивают весь епископат, кроме Кирилла и Климента. А заодно и весь клир, кроме нескольких известных церковных функционеров, и весь без исключения церковный народ. Например, при выдвижении "третьим" такого кандидата из "старой гвардии", вполне справедливо ожидать, что именно он и получит большинство голосов на тайном голосовании. В случае же голосования за малозначимую кандидатуру, можно предполагать, что количество отданных за нее голосов окажется близким к трети.

Возвращаясь к эпизоду, после которого стало ясно, что третьим кандидатом предстоятель Украинской православной церкви быть отказался, напомним об одной забытой многими детали. Архиерейским собором 1992 года больной для украинских верующих вопрос об автокефалии УПЦ уже рассматривался, и вынесение окончательного решения было официально перенесено этим собором на Поместный собор, то есть как раз тот, открытие которого ожидается в Москве 25 января. Таким образом, отказ от рассмотрения вопроса об автокефалии УПЦ означал бы недействительность Архиерейского собора, не выполняющего собственных решений. А отрицательной решение по нему с оставлением де-факто самостоятельной Украинской церкви в ведении Москвы - началом небывалого осложнения отношений между двумя крупнейшими в мире православными церквями. Очень похоже, что 192 делегата УПЦ из 720 человек, определенных для участия в Поместном соборе оправляются в Москву далеко не в качестве "зрителей" или "статистов". В случае каких-либо подозрений насчет "шельмования" их интересов, почти треть полноправных участников собора из Украины способны лоббировать любое нарушающее каноническое право, либо наносящее ущерб их церкви решение. Вспомним о бескомпромиссном противостоянии митрополитов Кирилла и Климента и стоящих за ними групп влияния во власти. Добавим сюда возможные неожиданности со стороны "селекционного состава" делегатов от епархий, настороженность в отношении уже известных кандидатур в епископате, клире РПЦ и церковном народе.

И сделаем заключение: скучным Поместный собор Русской православной церкви определенно не станет. 

CIVITAS



Партнеры