Подсудимые говорили о своей невиновности

«Считаю, что существует достаточно доказательств того, что я не стрелял ни в правоохранителей, ни в гражданских лиц»

30.10.2013 в 13:37, просмотров: 533

На процессе по делу о нападении на правоохранительные структуры Нальчика в октябре 2005 года, проходящем в Верховном суде Кабардино-Балкарии, в продолжающихся прениях в понедельник, 28 октября, выступил подсудимый Даниил Хамуков.

Не стрелял

Подсудимые говорили о своей невиновности

Подсудимый приводил суду доказательства того, что 13 октября 2005 года он не стрелял. Хамуков отметил, что это подтверждает и запись камер видеонаблюдения, и показания свидетелей, которые не видели, чтобы Хамуков производил выстрелы. Подсудимый указал на то, что рядом с ним не было обнаружено гильз. Не найдено следов выстрелов и на стене, в которую он мог бы стрелять. «Свидетель Чеченов показал, что тот, кто в него стрелял, впоследствии был убит. Затем его показания почему-то изменились», – сообщил Хамуков и добавил, что свидетель Ульбашев тоже не видел, чтобы он стрелял. Подтверждается это и показаниями потерпевшего Таова, который не видел оружия в руках у Хамукова, садящегося в «ГАЗель». «Считаю, что существует достаточно доказательств того, что я не стрелял ни в правоохранителей, ни в гражданских лиц», – подытожил Хамуков. По его словам, все показания подтверждают, что у группы, состоящей из четырёх человек, было три единицы оружия.

Также, отметил Хамуков, на его руках или одежде не обнаружены следы выстрелов. «Меня задержали от 10 до 11 часов утра, и я просто не успел бы смыть эти следы с рук», – заявил он. Затем Хамуков сообщил: противоречия в его показаниях объясняются тем, что при допросах его заставляли оговорить себя, пытали, приходилось даже вызывать «скорую». Поэтому в более поздних показаниях появляется то, что не говорилось раньше. Хамуков опроверг обвинения, заявив, что не был осведомлён о предстоящем нападении на Центр «Т».

Сравнение

Затем выступала адвокат Хамукова Татьяна Псомиади. Она полностью поддержала доводы Хамукова, подчеркнув: её возмущает то, что сторона обвинения попросила для него наказание в виде 22 лет лишения свободы. «Одному из соратников Доку Умарова дали 25 лет, другому – 17, рецидивист Закураев получил меньший срок, но у них руки в крови. Перед законом все равны, и личность Хамукова разительно отличается от тех, кого я перечислила», – сказала адвокат. Она заметила, что Хамуков отлично характеризуется по месту жительства и на работе, он терпелив, эрудирован, аккуратен, говорит по существу и не стремится переложить свою вину на других. Затем адвокат отметила: то, что обвинение пытается вменить Хамукову и другим подсудимым попытку отторжения Кавказа от России и создания шариатского государства, является полным абсурдом. «Если Россия сама не отторгнет Кавказ, об этом нечего и говорить», – заметила Псомиади.

Татьяна Псомиади утверждала, что никаких признаков терроризма в действиях её подзащитного не усматривается, и перечислила статьи, по которым Хамуков, по её мнению, не должен нести ответственность. По её мнению, никакого преступного сообщества не было, и Хамуков не готовился к 13 октября, причём нельзя говорить даже о преступном сговоре. Татьяна Псомиади выразила надежду на то, что приговор будет справедливым и адекватным.

Заур из Терека

Затем получила слово адвокат Гиляева, которая говорила о своём подзащитном Сохмышеве, которого предварительное следствие обвиняет в совершении особо тяжких преступлений. «Прошло уже шесть лет, но в суде не прозвучало ни одного доказательства, указывающего на совершение Сохмышевым подобных преступлений. Обвинения носят чисто информативный характер, лишь рассказывая о произошедшем, и весь характер обвинения содержится в фразе «Прошу суд отнестись критически», – сказала Гиляева.

Адвокат отметила, что орудий и следов преступления в деле нет. Нет и явных доказательств участия Сохмышева. «Все участники говорили о каком-то Зауре из Терека, фамилию которого никто не знал. Сохмышев же при проверке сообщил, что в тот день вместе со своим дядей был в Нальчике. Затем уехал в Москву, устроился там на работу, ни от кого не скрываясь, под своим именем. Там он и был задержан 20 ноября, оттуда его доставили в Нальчик. Под давлением он даёт признательные показания, которые не согласуются ни с показаниями других подсудимых, ни с материалами дела», – сообщила Гиляева.

24 октября на процессе по делу о нападении на Нальчик в прениях выступил подсудимый Азамат Шокумов, который заявил, что обвинение не оценило показания свидетелей, прозвучавшие в зале суда, а ограничилось тем, что зачитало обвинительный приговор в отношении его.

Напомним, что Азамат Шокумов был задержан 17 мая 2006 года, спустя семь месяцев после событий 13 октября 2005 года. Он обвиняется в том, что входил в состав группы, нападавшей на 1-й ОВД, и что в ходе нападения убил сотрудника ОВО А. Мисостова, который в составе наряда ОВО выехал на сигнал тревожной кнопки, поступивший из расположенного рядом детского сада. Житель одной из многоэтажек, находящихся поблизости от 1-го ОВД, снимал происходящее на видеокамеру. На изъятой у него видеозаписи, по данным следствия, запечатлён Шокумов. Шокумов – один из семи участников нападения, для которых обвинение запросило назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы. Сам Шокумов не отрицает, что был на месте нападения, но категорически опровергает свою причастность к убийству Мисостова.



Партнеры