Пока я добрый

Злоба дня

3 августа 2011 в 18:50, просмотров: 23706

Скоро Москва может превратиться в мемориальный комплекс навроде Катыни. Каждый клен на Бульварном кольце будет отмечен табличкой с православным крестом, белокурым ликом, русской фамилией и эпитафией: “Убит кавказцами”. На днях на Земляном Валу прошел очередной митинг-панихида по убиенному 9 дней назад Вячеславу Хорошилову.

Пока я добрый

Женщины, как водится, роняли слезы, мужчины скрипели зубами и сжимали кулаки. А правда такова, что скрипи хоть до кариеса, ничего не изменится.

Юрий Волков, Егор Свиридов, Вячеслав Хорошилов. Не гопота, приличные мужики от 23 до 28 лет. Если бы после каждого убийства взрывалась Манежка, власть бы чего-то и поняла. Тогда после Манежки много полицейских голов слетело. Правители обалдели — бунт у стен Кремля. Утихла площадь, и вернулась рутина. Кавказцы как на работу идут резать, русские как на работу идут сжимать кулаки, репортеры пишут заметки, курсанты зевают в оцеплении, полицейское начальство рапортует, что предотвратило возможный погром. А тем временем трещина между народом и властью расширяется и грозит превратиться в пропасть уже в ближайшие пару лет, пару месяцев или пару дней. Наши брейвики готовы, но пока опасаются получить по морде от нетолерантных «космонавтов» — так уважительно называют полицейский спецназ в стране Юрия Гагарина.

Кстати о российской толерантности. Она принципиально отличается от западноевропейской. Там, на Западе, эта толерантность все-таки идет от сердца обывателя. То есть даже если этот обыватель и ненавидит чужаков, то все-таки понимает, что по-человечески это неправильно, скрывает свою неприязнь не только от босса, но и от соседей. А наше общество толерантно только к конкретным хорошим людям, независимо от их национальности. Терпимость к чужим религиям, чужим повадкам. Но откуда такая терпимость к чужому злодейству? А все оттуда же, сверху, от власти. Наша власть стала толерантной к Кавказу не потому, что так страстно возлюбила его обитателей, а потому, что силой его взять не смогла, решила лаской. Вот и вся наша государственная толерантность к кавказцам — не более чем предварительные любовные игры.

Приехал тут ко мне в гости конкретный хороший чеченец. Против русских сроду не воевал, а напротив, воевал с сепаратистами. И случилось этому чеченцу присутствовать на совещании у главы Чечни Кадырова-младшего 22 июня этого года в Грозном, где этот глава распекал федеральных судей, назначенных, кстати, на свои должности лично Президентом России. Ну, то, что федеральные судьи ждали Рамзана полтора часа, это можно списать на молодость или невоспитанность кавказца, которую еще Александр I называл не «преступлением, а лишь нравственным недостатком». На это же спишем и то, что, прибыв наконец на совещание, Кадыров полностью занял одну часть каре из столов, не посадив рядом представителей других ветвей власти, как и положено на таких совещаниях. А вот то, что началось дальше, на один лишь нравственный недостаток списать ну никак не получается. Это уже недостаток лояльности, за которую, собственно, Рамзан и был назначен Героем России и получил в свои руки Чечню. Вот что он нес:

«Мои люди, рискуя жизнью, задерживают бандитов, а судьи за взятки их отпускают, и те уходят в лес к боевикам. Здесь я хозяин. Я гарант Конституции. Я не допущу, чтобы судьи даже говорили о независимости, демонстрировали удостоверения и катались на автомашинах с затемненными стеклами. У вас нет неприкосновенности. У вас есть прикосновенность».

Он еще много говорил о том, что судьи «позволяют» присяжным оправдывать подсудимых, хотя по закону судья не имеет права влиять на коллегию присяжных. Сравнивал судей с Доку Умаровым. Судьи хотели было высказаться, но кадыровское совещание — не место для дискуссий. «Акт унижения» был записан на видео и показан вечером по местному телевидению. Чтоб народ еще раз полюбовался Хозяином.

Я не исключаю, что среди чеченских судей есть и «оборотни». Но Кадыров почему-то не ловит этих «оборотней», прикрывающих боевиков, не возражает Президенту России против их переназначения, зато со сладострастием чморит всех судей скопом, и даже не судей, а всю судебную власть в Чечне, видимо, за то, что она поставлена не им, а Медведевым, и подчеркивает зависимость чеченского языческого бога Кадырова от федерального центра.

Но Бог с ними, с их манерами и «нравственными недостатками». Дело отнюдь не в них, а в нас. На этом же совещании присутствовали прокурор Чеченской Республики Михаил Савчин, начальник Управления ФСБ России по Чеченской Республике Александр Кубасов, руководитель управления Следственного комитета России по Чеченской Республике Виктор Леденев. Все героические русские мужики. И таким отношением к федеральной структуре Рамзан демонстрировал не только отрицание российского закона, но и отрицание федеральной власти в Чечне как таковой. То есть прямо унижал и Савчина, и Кубасова, и Леденева. И что? А ничего! Сидели русские федеральные богатыри, засунув языки в толерантность.

А ведь толерантность понимается кавказцами тоже как «нравственный недостаток», но уже наш. Толерантный — значит, слабый. Толерантный — значит, трус.

И вот эта самая государственная толерантность стекает как дерьмо по всей вертикали власти. И трепещут в приступе ложной толерантности наши начальники — от генералов до участковых. И московская кавказская гопота это чует. И режет русских парней, которые еще не измазались в толерантности и как-то смеют отвечать на их жлобство.

Впрочем, это еще не беда, что кавказцы режут русских. Они нас уже триста лет режут, за что и бывают регулярно биты — больно и жестоко — и в метрополии, и в горах, и в лесах, и в аулах городского типа. Настоящая беда придет, если русских начнут резать азиаты-дехкане, которых у нас почему-то называют на прусский манер «гастарбайтерами» и которым наши начальники продают Россию за долю с их дехканских зарплат.



Партнеры