40 миллионов абортов

Список потерь-2

13 сентября 2011 в 18:54, просмотров: 31863
40 миллионов абортов
Рисунок Алексея Меринова

Г-н президент, это письмо не только вам, но и всем, кто прочёл предыдущее и не понял (или притворился, что не понял). Оно называлось «Список потерь»; откликов было много; в том числе гневных. Ваших защитников и тех, кто не очень умеет читать, возмутили слова о том, сколько умерло граждан за 20 лет существования «новой России» — «с 1991 по 2010 год 42 502 900. Для них власть Ельцина—Путина—Медведева оказалась пожизненной. А за что? А ни за что. Попали под колесо истории».

Суть гневных откликов: нельзя и нечестно возлагать на президентов России ответственность за смерть миллионов, потому что люди умирают всегда и везде. И эти 42,5 миллиона всё равно бы умерли.

Давайте разберёмся.

Непонимание возникает, когда плохо читают или плохо написано. Газетчик, г-н президент, в отличие от президентских спичрайтеров, старается писать коротко. Главное — мысли и факты; а красивостями и пошлостями промышляет бездарь или тот, кто хочет обмануть.

Когда пишешь о трагических событиях, нет никакой охоты разжёвывать и размазывать. Сознательно пропускаешь общеизвестное, рассчитывая, что и так поймут.

Но в «Списке потерь» (сразу после жуткого числа) есть попытка смягчить факт и объяснить мысль:

«Не значит, что при других правителях они (миллионы) прожили бы намного дольше. Люди умирают везде. Но вот вопрос: чувствовали они себя в конце жизни счастливыми или обманутыми? Ушли, веря в счастливую жизнь детей и внуков или в горькой тревоге за них?»

Видите? — написано «люди умирают везде». Вероятно, само число так шокировало, что до следующего абзаца не дочитали, кинулись возражать. А если дочитали, то, может быть, не поняли? Ведь тут речь не только о биологической смерти, но и о душевном состоянии умирающего. Тем читателям, которые уверены, что души нет, это, конечно, показалось слюнтяйством. Ладно, раз души нет, значит, люди — скотина. Поговорим на языке рынка (где мясом торгуют).

Первое. Эти 42,5 миллиона могли бы прожить каждый на 10 лет дольше, потому что биологически мы ничем не отличаемся от европейцев, у которых продолжительность жизни на 10–15 лет больше нашей (а у японцев на 15–20).

Умножаем 42 502 900 на 10, получается 425 029 000 человеколет. Экономисты, которые привыкли мерить полезность скота в трудоднях, в человекочасах — у них окошечек в арифмометре не хватит, чтобы подсчитать наши потери.

Второе. Кому-то кажется, будто статистические мертвецы — это старики, пожили свое — и ладно. Но в тех 42,5 миллиона — сотни тысяч, а может, и миллионы детей, которым не досталось правильного лечения, необходимых лекарств, операций. Это и инвалиды детства, дожившие едва до 15–18 (а на Западе они работают — живут относительно нормально). Вам, г-н президент, кажется, будто вы ни при чем? А нам кажется, что деньги на лекарства и операции угроханы в Олимпиаду. Когда олимпийцы будут пробовать медали на зуб, им, надеюсь, не почудится вкус бифштекса.

А сколько в этих миллионах — инвалидов-колясочников, безногих, парализованных? Они умерли взаперти, в пожизненном заключении. За 20 лет вашего (общего с Ельциным и Путиным) президентства, за 12 лет власти вашего тандема (где вы были и главой администрации президента, и вице-премьером по национальным прожектам), за почти четыре года вашей личной власти вы не сделали простейшие пандусы. А они стоили бы дешевле воровского моста на остров Русский, который строят ради бахвальства, ради каприза. Ездить-то будет некому.

Третье. Если уж договаривать до конца, то 42,5 миллиона — это, увы, не все. Они все-таки жили. А сколько не родилось? По числу абортов мы далеко впереди всех цивилизованных и почти всех нецивилизованных стран. По официальной статистике, в России делают более полутора миллиона абортов в год. В апреле 2006 Зурабов (тогда министр) официально сказал: «1,6–1,7 миллиона в год». Врачи считают, что официальные данные надо умножать как минимум вдвое. Выйдет три с половиной миллиона в год. Так и быть, сделаем вам скидку, пусть будет два миллиона. За 20 лет — 40 000 000.

42,5 миллиона умерших плюс 40 миллионов неродившихся. Недостача — 82 500 000.

Вы не виноваты? Вы же много говорили, что дети — самое важное. Или наши бабы — дуры, вас не слушали (а слушали — не поняли), или... Но ведь невозможно поверить, что наши в десять раз глупее испанок, немок, голландок каких-нибудь. Я даже думаю, что наши умнее (потому что жизнь наших женщин гораздо сложнее).

Почему же там уровень абортов в десять раз ниже? Почему голландки делают это в десять раз реже?

Почему там есть пандусы?

Почему там больному ребенку — любые лекарства, любые операции, а здесь родители кричат по радио «Помогите!», ищут благотворителей и спонсоров, чтобы отправить ребенка туда?

Вот какими вопросами надо заниматься. А вы — «Сколково», твиттер, первое, второе, седьмое, двадцать второе...

Во властных кругах совершенно спокойно обсуждается, сколько надо населения для обслуживания чиновников и нефтегазовой трубы. Говорят, достаточно 70 миллионов. А нас всё ещё 142 миллиона. Больше половины населения — лишние люди, балласт. Вот и не летит наш воздушный шар, на котором написано «Россия, вперед!».

фото: PHOTOXPRESS

Беженцы и безработные не должны размножаться. Пенсионеры и дети — обуза для общества. Они ничего не производят, только едят и занимают жилплощадь. Грудные дети, кроме того, отвлекают родителей от полезной работы. Поскольку на медицину и образование денег не хватает, то чем меньше потребителей, тем больше доля каждого. Сокращение армии также снимает с государства заботу о выращивании достаточного количества рекрутов. Эти и прочие государственные рассуждения в кратком виде формулируются так: меньше народа — больше кислорода.

Это не домыслы. Вот Постановление правительства Российской Федерации «Об утверждении перечня социальных показаний для искусственного прерывания беременности».

«Перечень:

1. Наличие инвалидности I–II группы у мужа.

2. Смерть мужа во время беременности.

3. Пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы.

4. Женщина или ее муж, признанные в установленном порядке безработными.

5. Наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав.

6. Женщина, не состоящая в браке.

7. Расторжение брака во время беременности <...>

9. Отсутствие жилья, проживание в общежитии, на частной квартире.

10. Женщина, имеющая статус беженца или вынужденного переселенца.

11. Многодетность (число детей 3 и более).

12. Наличие в семье ребёнка-инвалида.

13. Доход на 1 члена семьи менее прожиточного минимума, установленного для данного региона».

Постановление принято «во исполнение Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». То есть — это как бы забота.

Конечно, есть риск потерять Моцарта или Ломоносова. Но они и так у нас не живут, уезжают. Зато рекордный рост добычи стволовых клеток.

Можно было бы написать, что правильная политика — строить дома, создавать рабочие места; что в других странах рождаемость поощряют; что мы не похожи на перенаселенный Китай; что, если бы наш премьер полетел в Италию по одному билету первого класса вместо трех самолетов, — сэкономленных денег хватило бы, чтобы вырастить тысячу детей от рождения до совершеннолетия.

Но мы публикуем постановление только для того, чтобы граждане знали, на каком свете живут.

Вы ни при чём? Вспомните, Путин в 2000 году, в самом начале эпохи тандема, сказал совершенно точно: «В России президент отвечает за всё». Понимаете, «за всё», а не за всё хорошее.

Наша страна (утверждают эксперты) находится на первом месте в мире по числу повторных абортов. По данным Минздравсоцразвития, около 5 процентов россиянок в возрасте до 15 лет делают повторные аборты, а среди девушек от 15 до 19 лет более 55 процентов делают второй или третий, или какой-то там по счёту аборт. Более 55% — значит: больше чем каждая вторая.

Это увлечение абортами — национальная черта русских девушек? Но русские девушки, которые живут в Америке, Германии, Австралии, Канаде, ведут себя иначе. Это не природа, не генетика, это результат политики.

Когда мчитесь по Москве, не глядя на прохожих, когда встречаетесь со старшеклассниками или студентами, — знайте: каждая вторая.

Они стараются этого не показывать, но если бы эта операция была видна — наши города были бы похожи на фронтовой госпиталь.

А иностранцы удивляются: как много мрачных лиц. Удивляться надо, что встречаются весёлые.

Кому-то (особенно мужикам) кажется, что аборт как прыщик — раз и нету, и живи красивая. Но шрамы на душе остаются, и если бы они были видны...

фото: Наталия Губернаторова

А девушке с такими шрамами неохота считать себя сволочью, и она начинает толкать подружек к таким же решениям. Тогда она как все, и все хорошие, и никто не смотрит на тебя косо.

42,5 миллиона умерших рано. Половина могла бы жить. 40 миллионов жертв аборта. Уж не меньше половины могли бы жить. Из-за вас (из-за всех вас) Россия недосчиталась минимум 40 миллионов, а вы находите возможным говорить о святости каждой жизни.

Вы говорите о святости каждой человеческой жизни после пожара в «Хромой лошади», после взрывов в метро, в «Домодедово», после «Булгарии», после падения «Як-42» с хоккеистами — эти трагедии вместе не наберут и пятисот человек. Вы катаете желвачки на скулах, чеканите грозные слова... А за вами 40 миллионов. Но вы, г-н президент, с этим никогда не согласитесь. Потому что иначе надо делать харакири.

В сентябре 2007-го вы, г-н президент, будучи первым вице-премьером, отвечающим за социальные национальные проекты, с международной трибуны заявили: «К 2025 году в России будут проживать 145 миллионов человек».

Прошло четыре года. Нас 142 миллиона. А вчера секретарь Совета безопасности РФ Патрушев заявил: «Предполагается, что численность населения в трудоспособном возрасте с 2011 по 2025 год уменьшится не менее, чем на 10 миллионов человек». Трудоспособного населения! — пенсионеров и детей он даже не считает. Как вам такие ошибки — на 15 миллионов за 15 лет.

...Знаете, что делают обладатели лишних площадей? Сдают их в аренду и живут припеваючи. Можем сдать Китаю всё направо от Урала.

Реформа здравоохранения! Реформа образования! Социальная политика! Почитайте свои президентские послания — увидите, как жизнь становится всё лучше. А потом вдруг открываешь «Российскую газету» (30 августа 2011), а там статья «Родила — убила»: «Шоковую статистику сообщили „РГ“ в Следственном комитете России: в стране резко выросло число матерей-убийц. Нынешний год может поставить кошмарный рекорд: только за шесть месяцев возбуждено 64 уголовных дела на мам, которые убили своих детей». («Шоковая статистика», «кошмарный рекорд» — правительственная газета заговорила языком жёлтой прессы; культурные выражения слабоваты.) А раскрывается едва ли одно из десяти.

А почему в России под властью чудесного тандема и в эпоху прекрасных цен на нефть женщины всё чаще убивают своих детей? Могли бы наращивать материнский капитал.

Вы ни при чём. Вы же не убивали... Г-н президент, нет сомнений, вы читали «Мастера и Маргариту», возможно, это ваша любимая книжка, возможно, даже цитируете «в белом плаще с кровавым подбоем» или «сижу, никого не трогаю, починяю примус» — всё очень подходит к должности, правда?

А помните, как на балу у сатаны перед Маргаритой оказывается несчастная Фрида — «молодая женщина лет двадцати, необыкновенного по красоте сложения, но с какими-то беспокойными и назойливыми глазами», просит, чтобы ей перестали ежедневно подавать платок. Коровьев объяснил: «Когда Фрида служила в кафе, хозяин ее зазвал в кладовую, а через девять месяцев она родила мальчика, унесла его в лес и засунула ему в рот платок, а потом закопала мальчика в земле. На суде она говорила, что ей нечем кормить ребенка».

— А где же хозяин этого кафе? — спросила Маргарита.

— Королева, — вдруг заскрипел снизу кот, — разрешите мне спросить вас: причём же здесь хозяин? Ведь он не душил младенца в лесу!

Маргарита, не переставая улыбаться, острые ногти запустила в Бегемотово ухо и зашептала ему:

— Если ты, сволочь, еще раз позволишь себе впутаться в разговор...

Бегемот захрипел:

— Королева... Ухо вспухнет... Зачем же портить бал вспухшим ухом?.. Я говорил юридически... С юридической точки...

Вы, г-н президент, юрист. И с юридической точки зрения вообще ни в чём не виноваты.

Мы не виноваты, что мы — такие. Пятница не был виноват, что он людоед. Он вырос в племени людоедов и смотрел на чужого человека (с соседнего острова), как на чужую свинью: вкусно, питательно.

Робинзон объяснил Пятнице, что есть людей нехорошо, грех. Но трудно сказать, поверил ли Пятница или притворился, будто всё понял, чтобы не раздражать Робинзона, у которого ружьё, и который, если рассердится, сам Пятницу съест.

Все мы — и вы, и Ельцин, и Путин — родились и выросли в таком племени, которое не признает никаких общечеловеческих ценностей, уважает не личность, а силу.

А когда никого сильнее нет (а души, совести и Бога не существует), тогда можно не стесняться, не притворяться и спокойно есть людей, в том числе Робинзона. Мясо, конечно, старое, но как приятно, обгладывая ножку, вспоминать, как важничало это мясо, рассуждая о добре и грехах, как сердито топала эта ножка...

Но вот вопрос: почему людоеды ничего не изобрели? Никаких открытий не сделали. И единственный след, оставленный ими в истории цивилизации: съели Кука.



Партнеры