Собиратель земель нерусских

Злоба дня

4 октября 2011 в 15:40, просмотров: 29239
Собиратель земель нерусских
Рисунок Алексея Меринова

Истинную глубину своих политических амбиций обнажил во вторник Владимир Путин. Вам кажется, что он сделал это гораздо раньше — на последнем съезде “Единой России”? Если так, то вы ошибаетесь. ВВП не хочет войти в историю как трехкратный (а может, и четырехкратный) Президент России. Новый объединитель земель вокруг Москвы — вот каким наш любимый национальный лидер хочет остаться в памяти потомков. Но вот только получится ли это у него?

Впрочем, обо всем по порядку. 1 января 2012 года начинает свою работу Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. И в преддверии этого события Владимир Путин поставил свою подпись под программной статьей с многообещающим названием “Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня”.

Если вкратце, то россиянам обещан новый союз — правда, не Советский, а Евразийский. Составить его ядро должны нынешние члены “клуба на троих” — Москва, Астана и Минск. И если у них все сложится, то, глядишь, и у дверей нового могучего Евразийского союза образуется очередь из кандидатов на вступление.

Вам в моих словах чудится издевка? Зря. В России образца осени 2011 года к программным заявлениям “руководителей партии и правительства” сложно относиться без иронии. Нынешняя статья Путина — редкое исключение.

Внешнеполитический курс ВВП можно и нужно за многое ругать. Но упорное путинское стремление вновь запустить в бывшем СССР интеграционные процессы — это то, что полностью отвечает нашим национальным интересам.

Мы живем в эпоху грандиозных геополитических сдвигов в Евразии. Великий спящий мировой политики — Китай — очнулся и с каждым годом все более уверенно играет мускулами. Исламский фундаментализм стал для начала XXI века тем, чем коммунизм был для первой половины века двадцатого: воинственная идеология словно лесной пожар захватывает все новые и новые территории.

Америка — несмотря на все разговоры о ее неминуемом упадке и крахе — тоже по-прежнему с удалью ведет геополитические игры по всему периметру наших границ. Наконец, Европа впервые со времен Карла Великого объединилась, активно пытается найти свое место на мировой арене и в рамках этого поиска все чаще говорит нам: подвиньтесь!

Если Россия махнет рукой на ближнее зарубежье и будет сидеть сложа руки, нас попросту сомнут. Надеяться по старинке, что “никуда они от нас не денутся” — верх глупости и самонадеянности. Денутся, и еще как. Но просто бороться с “происками мирового империализма” — тоже не выход. Лучшая оборона — это наступление. А наступать в этих обстоятельствах — предложить свою привлекательную интеграционную идею.

 

 

 

 

Путин и Назарбаев такую идею предложили. Сколько скепсиса было в свое время по поводу идеи Таможенного союза Москвы, Астаны и Минска. В мою память врезалось множество эпизодов: как я заговаривал на эту тему, мои коллеги сразу начинали снисходительно улыбаться. Мол, чего он заморачивается из-за какой-то ерунды? Ясно же, что это все останется на уровне говорильни!

Так вот не осталось. Этим летом я несколько раз был в Казахстане. И могу засвидетельствовать: Таможенный союз — это тема разговоров номер один даже для людей, бесконечно далеких от политики. Механизмы Таможенного союза запускаются один за другим. И это оказывает влияние на жизнь всех: от олигарха до простого работяги.

Сразу оговорюсь: не все из этих изменений к лучшему. Из-за Таможенного союза в Казахстане выросли цены на иномарки. Из-за Таможенного союза вылетающие в Россию пассажиры лишились возможности на законных основаниях отовариваться в дьюти-фри аэропорта Астана — теперь купить там что-то можно только из-под полы. В “Домодедово” с вылетающими в Казахстан пассажирами, по рассказам очевидцев, поступают еще менее гуманно. Их загоняют в некий отстойник, где они сквозь стеклянную стенку с завистью смотрят на шопингующих “белых людей”.

Но Путин и Назарбаев (Лукашенко здесь в роли примкнувшего) упорно руководствуются принципом “не разбив яиц, не приготовишь яичницы”. И их расчет понятен: чем большего размера единый рынок, тем больше возможностей для развития бизнеса. Проиграв сегодня в мелочах, вы завтра выиграете по-крупному — вот что пытаются сказать своим народам Владимир Владимирович и Нурсултан Абишевич.

А вот теперь снова о грустном — о досадных ошибках, которые совершаются при строительстве “светлого завтра”. В статье за подписью ВВП содержатся, например, следующие проникновенные строки: “Евразийский союз — это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров. При этом мы не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами”.

Поддерживаю эту идею обеими руками. Но никак не могу при этом понять: почему же до самого недавнего времени в своих отношениях с Киевом Москва вела себя с точностью до наоборот? Напомню, что до рандеву Путина и Медведева с Януковичем в “Завидово” Украине говорилось открытым текстом: хотите понижения цен на газ? Тогда либо вступайте в Таможенный союз, либо отдавайте нам свою газотранспортную систему! Иначе это будет иждивенчество!

Большей дискредитации идеи Таможенного союза трудно себе представить. В союзе между государствами все как в браке между людьми: “альянс” будет работать, только если “жених” и “невеста” вступают в него не просто без принуждения, а по горячему желанию. В чем, например, секрет успеха Европейского союза? Возможно, в том, что в него никого и никогда не загоняли пинками. Пинками у такого государства, как Украина, можно лишь усилить желание разговаривать с Россией на расстоянии вытянутой руки.

Но как же тогда нам строить отношения с Киевом? Ведь без Киева любое интеграционное объединение в бывшем СССР будет оставлять ощущение неполноты.

Мне кажется, что ответ ВВП при желании тоже может найти в собственной статье. Достаточно лишь творчески развить некоторые ее тезисы. В статье, например, значится: “Некоторые наши соседи (читай Украина. — “МК”) объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору. Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого огораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как часть Большой Европы”.

“Большая Европа” — это, конечно, очень сильное заявление. Рубежи интеграционного объединения Москвы, Астаны и Минска уходят далеко в глубь Азии. Покойный президент Франции генерал де Голль мечтал о “Европе от Атлантики до Урала”. Но он трижды перевернулся бы в гробу, если бы ему сказали: “Месье генерал, теперь водораздел между Европой и Азией проходит по границе Казахстана и Узбекистана в районе города Чимкента”.

А вот посыл “мы не собираемся ни от кого огораживаться” абсолютно верен. В обозримом будущем никто Украину в ЕС не примет. У Евросоюза до сих пор несварение желудка после раунда приема новых членов. А Украина — не какая-нибудь Мальта с крошечным населением. Только пять стран ЕС — Германия, Франция, Великобритания, Италия и Испания — превосходят Украину по численности населения. Такое легко не проглотишь.

Каков вывод? Пока Украина обречена оставаться буферной зоной между ЕС и Россией (или, если у нас все получится, интеграционным объединением Москвы, Минска и Астаны). А раз так, то с Киевом можно налаживать прагматичное экономическое сотрудничество по конкретным направлениям. Если таких “канатов” будет много, то со временем Украина начнет играть роль моста между нами и ЕС.

Такой путь, разумеется, менее красив и увлекателен, чем официальное присоединение Киева к “интеграционной тройке”. Но только он дает шансы на успех.

Века тому назад объединители земель вокруг Москвы не писали “программных летописей”. Они долго и упорно занимались черновой политической и экономической работой. Возможно, ВВП тоже стоит заняться тем же — раз уж он взялся за этот гуж.



Партнеры