Хроника событий Верховный суд России подтвердил пожизненный приговор Пичугину СПЧ призвал помиловать экс-главу службы безопасности ЮКОСа Пичугина Осужденный пожизненно Пичугин подал повторное ходатайство о помиловании ЕСПЧ поддержал иск экс-главы службы безопасности ЮКОСа к России В Совете Европы призвали Россию исполнять решения ЕСПЧ

Похороны морали

Что думать?

5 октября 2011 в 18:58, просмотров: 59469
Похороны морали
Рисунок Алексея Меринова

В четверг хоронят Алексаняна; работал в ЮКОСе, не дал нужных показаний, гноили в тюрьме... Он умер 3 октября, пережив на 10 дней президента Медведева.

Медведев, конечно, жив, но президентство его кончилось 24 сентября. Сам он думает, что оно кончится 7 мая 2012-го, а до тех пор, как ему кажется, он может всё. А что всё? Если за три с половиной года почти ничего, то теперь... Ну разве что уволит еще кого-нибудь.

Эти два имени соединены здесь не случайно. Такие истории называются «связанные одной цепью».

Они — больной арестант и здоровый президент — очень зависели друг от друга. Алексанян это понимал, а Медведев нет.

«Кризис морали» — под таким заголовком 15 декабря 2008 года в «МК» было опубликовано «письмо президенту» про Алексаняна и про то, что наши богачи не рискнули внести за него залог, даже когда суд наконец решил его отпустить.

В тот исторический момент президент Медведев зачитал свое первое Послание. Там, среди множества красивых слов о правовом государстве, обещаний, призывов (как кощеева игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце), было спрятано продление президентского срока.

Обращаясь в 2008-м к президенту, мы писали: «Г-н президент, в своем послании вы предложили увеличить президентский срок и начать (в который раз?) борьбу с коррупцией. Президентский срок Дума проглотила мгновенно (хотя до выборов еще три года), а коррупцией опять подавилась, опять отложила на год.

В Америке никто не объявлял борьбу с коррупцией. Зато на прошлой неделе там арестовали (за коррупцию) губернатора штата Иллинойс. Сам по себе арест губернатора — факт любопытный, но не более. Для нас интереснее, что коррупционер отпущен под залог.

А у нас — день в день — под залог «отпустили» почти слепого смертельно больного, у которого рак, СПИД, а на днях ему удалили селезенку.

Суд его формально отпустил, но он еще сидит, а все смотрят, как его родня уже неделю ищет 2 миллиона. И Кремль смотрит: не пришлют ли ему денег беглые враги народа? А ведь в стране столько легальных миллионеров — целая РСПП и еще вагон, т.е. эшелон. Любой мог бы легко выкупить Алексаняна, тем более деньги вернутся либо после приговора, либо после смерти подсудимого. Но — страшно. Приглашать за 2 миллиона Элтона Джона — не боятся, а помочь арестанту — уже отпущенному судом! — боятся: вдруг самый главный запишет в личные враги?

С американского губернатора взяли залог в 4500 долларов, а с нашего умирающего потребовали 2 миллиона долларов. В 444 раза больше. Заметная разница. Как объяснить?

У нас царствует безответственность. И для вас, г-н президент (и всех, кто вокруг вас), очень выгодно говорить: «Россия — особая страна!» — и этим оправдывать всё, что у нас творится.

Но что такое «особая страна»? — климат? территория? люди?

Врач, из-за ошибки которого новорожденной девочке отрезали руку, — покончил с собой. Учительница, чьи ученицы погибли под рухнувшей школьной лестницей, — покончила с собой (хотя абсолютно не была виновата). Так что люди у нас в стране разные, как и в других странах. И многие способны горько каяться и остро переживать ответственность (некоторые — вплоть до самоубийства).

А вот чиновники у нас — особенные, даже в отставку никогда не подают. Это не страна особая, это власть особая, не ведающая стыда.

Финансовый кризис вторичен. Первичен кризис морали.

Мир увлекся деньгами. Он всегда увлекался деньгами, но иногда — сверх меры. И тогда... Ну, сами знаете.

Г-н президент, вы все еще смотрите телевизор? Он вам всё еще нравится? Ну тогда кризис придет лично к вам».

* * *

И пришёл. ...Он не сделал (и уже не сделает) тех важных дел, которые так торжественно и часто обещал. Коррупцию не сумел даже притормозить (куда уж победить), образование грохнулось, медицина, армия... этот перечень всем известен.

Важные дела трудно сделать. А добрые — легко. Но он и добрых не сделал. Беременную Бахмину не помиловал... Уважаемые читатели, может, вы скажете, что он сделал доброго? Раздача орденов, разумеется, не в счёт.

...Сейчас, после смерти Алексаняна, общество обсуждает виновников: тюремщики, следователи, судьи... Надо бы внести этих мучителей в «список Магнитского», чтобы не могли поехать в самые жирные, самые правовые государства. Действительно, если бы не тюрьма и пытки, Алексанян прожил бы дольше.

Но общество забыло еще одну категорию виновников. Это богачи. Любой из них мог уменьшить страдания смертельно больного, внеся (временно!) два миллиона долларов. И никто этого не сделал. Ни один из тысяч наших миллионеров-миллиардеров денег на выкуп не дал.

Власть продержала его в тюрьме три года, а бизнесмены — три недели. С точки зрения календаря разница большая. С точки зрения морали — никакой.

Суд его освободил, а они (главные любители жирных стран, знатоки и ценители тамошней медицины), они его не выкупили. Знали, что ему нужна немедленная медицинская помощь, и не выкупили. Значит, оставили в опасности. Значит, уголовники. («Оставление в опасности», УК РФ ст. 125.)

Побоялись выкупить. Трусость — самый страшный порок. Это понял могущественный Понтий Пилат, который мог отпустить беднягу, но побоялся гнева императора.

Суд «освободил» Алексаняна 8 декабря 2008-го, но до внесения залога он оставался под стражей. Через неделю, 14 декабря, в России создалось оппозиционное демократическое движение «Солидарность». И на «Эхе Москвы» один из сопредседателей «Солидарности» Борис Немцов (б. губернатор, б. вице-премьер, б. лидер СПС) с гордостью говорил:

«Я Вам скажу, что „Солидарность“ вообще очень хорошее слово. Это то, что нам многим не хватает. Начиная с бытовых вещей, когда человек лежит весь бледный на улице... Это жестокость, отсутствие солидарности, отсутствие милосердия. Когда какой-то человек попадает в беду, на него все остальные плевать хотели. Дефицит солидарности, на мой взгляд, это одна из проблем страны».

Казалось, он вот-вот скажет: «И первое, что мы решили сделать, это выкупить Алексаняна». Нет, не сказал. И Светлана Сорокина (которая вела передачу) не спросила Немцова, почему...

Деньги у «Солидарности», наверное, есть. Политика стоит очень дорого. Идиотские билборды, календарики с портретами вождей, конференции и банкеты... — это миллионы долларов, выброшенных на ветер.

Немцов по «Эху» говорил замечательно (он всегда красиво говорит): «Пришло время нашим согражданам слушать оппозицию. У нас есть абсолютно позитивная, внятная программа, которая называется «300 шагов к свободе»...

Только представьте себе: собираются лучшие люди (все — отцы русской демократии, все её дочки-матери, все поголовно знающие про Алексаняна), учреждают прекрасную «Солидарность», под аплодисменты принимают программу «300 шагов к свободе» и — не делают такого простого шага.

Отцы русской демократии или жлобы русской демократии? Возможно, кто-то из них выступит с речью на похоронах Алексаняна.

...Родственникам удалось собрать деньги на залог к 30 декабря 2008-го. Еле живой Алексанян пробыл под стражей на 22 дня больше.

Когда 31 декабря 2010-го совершенно здоровому Немцову дали 15 суток, ему горячо сочувствовали все люди доброй воли.

Дело ЮКОСа. Хроника событий




Партнеры