Из Сибири в Сибирь

Как поднять Байкал

14 октября 2011 в 15:34, просмотров: 5404

О роли «варягов» в российской истории спорят веками. Но оставим Рюриков исследователям Древней Руси. Есть примеры посвежее. В середине сентября в Иркутске произошло два значимых события: VII Байкальский международный экономический Форум и празднование 350 летия города. Оба эти крупнейшие мероприятия связаны с именем губернатора Дмитрия Мезенцева, заступившего в должность всего пару лет назад. Биография Дмитрия Федоровича для главы области не совсем стандартна — инженер путей сообщения, профессиональный журналист, ученый, президент Центра стратегических разработок, наконец сенатор от Иркутской области — с 2004 года вице-спикер верхней палаты Российского парламента. Огромный запас знаний и теоретических наработок, но, как говорят, без опыта хозяйственной работы. А регион — не простой, у которого за пять лет — четвертый губернатор. Два года назад казалось — сожрут очередного главу, не подавятся. Теперь, по завершении самого яркого седьмого форума в истории БЭФ и грандиозного празднования юбилея Иркутска — мысли другие...

Из Сибири в Сибирь
Губернатор иркутской области Дмитрий Мезенцев

Юбилей оказался грандиозен не столь размахом праздничных мероприятий, количеством приглашенных «звезд» и запущенных в небо шаров, сколь тем масштабом сделанного всего за два года, которое поначалу вызывает только одну реакцию — «не верю!». Завершенный пешеходный мост в два луча по 7 с половиной метра шириной был «создан» всего за три месяца. Когда строителей спрашивают, на чем мост держится, они отвечают: «на зубах губернатора». «Это как?». «Сжал зубы и сказал мост будет». Таким же образом появился в Иркутске и Ледовый дворец, который десятилетие до этого гнил в виде ржавых конструкций. Восстановленные Московские ворота, что были разобраны еще в 1928 году, в этом сентябре отметили как раз 200-летие со дня своего первого строительства. С нуля была выстроена современная библиотека в четыре девятиэтажных башни. Облагорожена Нижняя набережная, сдан музыкальный дом Дениса Мацуева. А главное — представлен миру уникальный деревянный 130 квартал — «Иркутская слобода». Этот образец нового градостроительства, сочетающий традиции зодчества 19 века и современную городскую «начинку», был явлен иркутянам не только как подарок к празднику, но как ориентир той жизни, которая возможна и к которой нужно стремиться.

Невольно возникает вопрос — чего все это стоило губернатору, пришедшему в регион всего два года назад? Об этом — наша беседа с главой региона Дмитрием МЕЗЕНЦЕВЫМ.

— Дмитрий Федорович, с какими проблемами Вам пришлось столкнуться на должности губернатора?

— Прекрасно понимал, что губернаторская должность в таком сложном регионе как Иркутская область — особая ответственность, и передо мной стоит набор сложнейших задач. Важнейший вопрос — финансового обеспечения «пакета» социальных обязательств. В момент моего прихода в область в июне 2009 года последствия кризиса еще были очевидны, и не то, что каждый миллиард, каждый миллион рублей был на счету. По докладу министра финансов, которая не очень хотела мне об этом говорить, у нас были дни, когда на зарплату учителям области было десять миллионов рублей. Прогноз размера долга области на январь 2010 года составлял 14 миллиардов 344 миллиона, областное правительство и депутатов беспокоило само обслуживание этого долга: в год оно отнимало более 2 млрд. рублей. Благодаря поддержке Министерства финансов мы получили «упреждающий» транш на 550 миллионов для решения оперативных социальных вопросов, получили 3 миллиарда рублей бюджетного кредита под 2,4% годовых, отбивая 17-20,4 процентов годовых коммерческих банков и этими деньгами замещая «дорогие» кредиты. Экономия при этом составила около миллиарда 700 миллионов, и, не сразу, но ситуация стабилизировалась.

Понятно, что любой губернатор не может решать социальные вопросы, в том числе оперативные, если у него нет финансового ресурса и реального прогноза получения прибыли регионом. И я понимаю, что существует разрыв между тем объемом, что мы получаем от налогов, и тем громадным промышленным потенциалом, который есть в регионе. Но федеральное законодательство устроено так, что многие структурные компании налоги платят в Москве. Как-то я в шутку спросил у одного топ-менеджера, когда мы переведем их глобальную компанию на налоговый учет в Иркутск. Ответ, что называется, был уклончивый. Конечно, пока мы этого не добились, но прогноз по переводу «Евросибэнерго» на налоговый учет в Иркутск в следующем году вполне реален. «Евросибэнерго, это компания, управляющая, в том числе, Иркутской, Усть-Илимской, Братской ГЭС.

Кроме того, область традиционно была регионом, где высока средняя цена на литр бензина, было время, она зашкаливала за 36-40 рублей. И это при том, что у нас «свое» нефтеперерабатывающее предприятие в Ангарске. Поэтому вопрос о состоянии розничного рынка нефтепродуктов был одним из основных во время визита в область Владимира Владимировича Путина в августе 2009 года. ...Но самым первым мы обозначили вопрос исполнения обязательств, которые область взяла при объединении с Усть-Ордынским Бурятским округом. Потому что, люди после объединения не должны чувствовать себя хуже, чем было до него. И скажу вам, может пока не в полном объеме, но последовательно, шаг за шагом, нам удается решать эти вопросы.

— Для решения таких сложных задач нужна команда. Когда Вас избрали губернатором, вы пообещали аккуратно относится к кадровому вопросу и не менять на пришлые кадры, а по возможности сделать ставку на местные. Получилось?

— Сейчас у меня в команде значительно больше половины управленцев, которые приглашены на работу из Иркутской области. И сейчас считаю этот принцип правильным, но... Надо понимать, что местные кадры имеют устоявшуюся систему связей, систему обязательств, формирующих этот комплекс взаимоотношений годами. Не учитывать это — я права не имею. Но когда это обстоятельство зашкаливает за определенные нормы здравого смысла и становится угрозой делу, я обязан на это реагировать. Именно поэтому, щадяще, но я уже произвел ряд кадровых переназначений.

Выбор и подготовка квалифицированных, порядочных, грамотных управленцев, если мы хотим обеспечивать профессиональную преемственность — процесс непрерывный. Но одно дело готовить специалистов для бизнеса, где соотношение квалификации и вложенного в дело времени и труда сбалансировано, как правило оценивается работодателем бонусом, соцпакетом и увеличением заработной платы. И совсем другое дело — поиски талантливых, молодых людей, которые должны набраться терпения на годы — для доказательства своей преданности госслужбе, постоянно быть готовым сдавать экзамен на бескорыстие, порядочность, профессионализм, получая при этом отнюдь немного. И здесь справедлив вопрос — какова должна быть мотивация для такой когорты — прежде всего — молодых чиновников.

— Какие у Вас отношения с местным отделением партии власти? Вы ведь один из двух губернаторов, который не входит в «Единую Россию»?

— Стремлюсь к тому, чтобы они были более товарищескими.

— А партия власти отвечает вам взаимностью?

— Стремлюсь к тому.

— На что же тогда опирается губернатор в этом новом для себя регионе, где, действительно, местные связи сформированы годами?

— Об этом знают даже в Москве? По-моему, Иркутская область — одна из самых сложных в этом плане. Здесь это ощущение самостийности, самобытности —высокое. И может быть по-своему пройден вольный этап приватизации 90-х годов. Но у меня есть ресурс власти. И есть уверенность, что стоящие задачи — не «можно решить» или «нужно решить», а нельзя не решить. И здесь даже дело не в опыте хозяйственной работы. Скольких губернаторов с таким опытом «схарчила» жизнь только потому, что они не стали политиками.

— Отношения с элитами сложны у многих губернаторов. А как в Приангарье?

— Скажите, директор лицея Иркутского Госуниверсита, главврач Ивано-Матренинской больницы, завкафедрой Технического университета, ребята-студенты, аспиранты из молодежного Байкальского клуба — это элита? Думаю, что тех людей, кто состоялся в Иркутске, в области, можно отнести к элите. Другое дело — в любом регионе всегда есть авторитетные группы людей, мнения, опыт и позицию которых руководитель должен учитывать. Как учили меня в ЛИИЖТе, одном из лучших политехническом транспортном ВУЗе страны, главное для инженера — «оптимизация решения, чтобы «масса» и «размер», крутящий момент и еще десяток параметров были оптимальны и возможны. В каком-то смысле это и важный принцип в «политехнической инженерии», где уж точно не бывает идеальных решений.

— Так что, господин губернатор, будете искать оптимальные решения?

— Ищу. Это сложная — но обязательно совместная работа с десятками коллег.

— Криминал в экономике жив?

— «Малиновых» пиджаков на улицах Вы уже не увидите, но психология «малиновых» пиджаков пока не изжита, не побеждена.

— Я так полагаю, что Вам больше приходится опираться все же на свои федеральные связи...

— Это не автоматическая «индульгенция» для региона и для меня. Скорее, право обратиться за помощью тогда, когда я считаю что не обратиться — нельзя, когда это — угроза интересам региона.

— Как изменилась ваша позиция, после того, как из вице-спикера верхней палаты Национального парламента вы превратились в губернатора?

— Базовая — никак! Это другой «столп», уровень ответственности. Только не считайте, это ответом «под газетную строку», но это ответственность каждого часа. Потому что были десятки событий, когда я осознавал, что от моей позиции, от взаимодействия с коллегами — депутатами, мэрами, с представителями силового блока зависит благополучие людей в буквальном смысле слова. Покажу Вам фотографии — Байкальский тракт 28-го и 29 апреля нынешнего года. Невозможно представить, что эти шапки снега на елях появились за день, а еще буквально вчера мы жили летом. За сутки выпало до 90 см снега. В зону стихийного бедствия попали 1 млн. 280 тысяч человек. 452 населенных пункта остались без света, прекратилось автобусное сообщение, дороги стали тромбами. Но область справились со стихией ровно за 7 суток и мы не запросили ни рубля из федерального центра. Только в Иркутске без света осталось 60 тысяч человек. Представляю, сколько люди сказали «разного», открывая холодильник и видя там прокисшее молоко и подпорченные продукты. Позиция главы любого региона по определению — это позиция человека отвечающего практически за все в регионе.

— И как вы на это реагируете?

— Это условие должности и реагировать на это можно однозначно. Вникать и влезать в десятки тем и позиций, опираясь на профессионалов. Так, чтобы сложных, опасных и аварийных ситуаций было как можно меньше.

— Или не было вовсе?

— Но в таких сложных регионах как наша область в почти 800 тыс. квадратных километров добиться этого вряд ли возможно. У нас случаются ситуации, когда мы — наша областная комиссия по делам ЧС, что называется с утра занималась совместно с мерами и сотнями и сотнями людей — борьбой с паводками в северных районах области, и тут же — тушение лесных пожаров.

— Дмитрий Федорович, губернаторская позиция накладывает на человека на этом посту море различных ограничений. Как вы к этому относитесь?

— А вице-спикерская, сенаторская не накладывает?

— Значит, для вас это органично. Правда что вы работаете до ночи?

— Ну, в этом особой заслуги нет. Хотя дел всегда невпроворот. Чтобы уходить раньше — делегируй и доверяй больше.

— Но и проверяй?

— И проверяй. Организуя работу столь сложного управленческого механизма нельзя злоупотреблять призывом работать на энтузиазме, нельзя злоупотреблять правом людей иметь свободное время и опираться на ненормированный рабочий день государственного служащего.

— Но Вы же по отношению к себе злоупотребляете?

— Когда вижу в этом необходимость. Слаженный управленческий механизм работает успешно тогда — и это «несложные» правила, когда и у членов команды есть убежденность, что о нем помнят, ценят, и в случае ошибки — защитят. И что важно — не забудут сказать: «Молодец». Удается ли так всегда вести дело? Стремлюсь.

— Спортом успеваете заниматься? И, кстати, какие виды спорта популярны в Иркутске?

— Отвечу сначала шуткой — вольная борьба за поправки к бюджету и перетягивание каната с серым домом (здание обладминистрации). И традиции давние. . Если же всерьез, то одна из важнейших задач областных властей добиться создания условий для массовых занятий физкультурой и спортом, в том числе высоких достижений и в том числе для людей среднего и старшего возраста. Мы особо благодарны главе «Газпрома» Алексею Миллеру за особый подарок Иркутску — строительство водноспортивного комплекса, где и бассейн «на 50 метров», за программу ввода в строй спортивных площадок во многих муниципалитетах.

Эффект Тома Сойера

Улица Седова в центре Иркутска — сегодня не просто улица. Это некий рубеж «между прошлым и будущим». К востоку от переулка тянутся кварталы исторической, но уж больно дряхлой застройки. Потемневшие от времени бревна домов, вросшие в землю подоконники, проваленные крыши, покосившиеся сортиры во дворе. И в этих домах живут люди. С запада в улицу Седова упирается уже известный 130 квартал, за мощеные террасные улочки и ажурные чугунные фонари уже прозванный «иркутским Арбатом». Еще два года назад на его месте стояли такие же деревянные развалюхи с неухоженными огородами... Вскоре после инаугурации новый губернатор зашел в один из таких домов. Вот как писала об этом эпизоде иркутская газета: «Губернатором я был дня четыре, и мало кто знал меня в лицо. Люди особо не стеснялись в выражениях, когда жаловались на то, что платят за жилье в аварийных квартирах, где нет воды, удобств, и десятилетиями ждут расселения. Вышел из „гостей“ с четким убеждением, что так жить нельзя», — рассказывает Мезенцев. Так появилась идея «Иркутской слободы». Архитекторы во главе с Е. Григорьевой и М. Мейеровичем предложили восстановить уникальную деревянную застройку на территории целого квартала, тщательно следя за тем, чтобы не нарушить традиции зодчества 19 века. Но при этом «начинить» деревянные здания современными коммуникациями, расположив там пешеходную зону, кафе, магазины, офисы, интерактивные музеи, мастерские... Выбрали самый «кособокий» квартал на шести гектарах в историческом центре, разыграли лоты между инвесторами. Избы-офисы пришлись по душе местным рестораторам, торговцам, туроператорам и даже эскулапам. Частные инвесторы вкладывали в проект свои средства. Город же вложился влишь в планетарий и благоустройство территории. 14 сентября 2011 года квартал открылся. И по его улицам в группе гостей ходили и те, кто до последнего не верил, что такое возможно.

— Дмитрий Федорович, зачем вы лично «ввязались» в юбилей, до которого оставалось менее двух лет?

— Можно было бы оправдаться тем, что юбилей областного центра менее чем за два года не готовят. Можно было ограничиться скромными мероприятиями: концертом, приемами, салютом, шариками. Но мы понимали, что время дороже денег. Если бы мы проспали юбилей, то могли бы снова подняться в «атаку» за такой город через 50 лет. Город с особой историей, статусом, с таким потенциалом не может находиться в том состоянии, в котором он находится сейчас. В Иркутске почти три тысячи деревянных домов, 662 дома-памятника. Но если в таком доме буквально нет воды, нет канализации, если люди не могут принять душ, искупать детей, постирать белье — это очень условное городское жилье, и это беда. Получается, что 150 лет назад горожане в этих домах жили с большим комфортом, потому что для нынешних жителей ничего с тех пор не изменилось, а дома стали старше на полтора века. . И как раз идея регенерации исторического квартала призвана была показать, какой должна быть усадьба в городе....

— Состояние домов — это же муниципальная ответственность. Много говорят о том, что местным муниципальным властям надо давать больше власти. А получается, что они просто не умеют ей пользоваться...

— Не бывает свободы без ответственности. Формула затертая, но верная. Сегодня — в значительном числе случаев — потенциал муниципальной власти слабее, чем необходимо: в кадровом, в финансовом плане, в уровне менеджмента. Важно понимать. что муниципалитет и его глава, аппарат стоят в системе сложившихся связей с теми, с кем он рос, работает, и с теми, кто его выбрал. И не всегда есть воля и возможность идти наперекор общественному мнению. И губернатор, и члены областного правительства обязаны это учитывать, но малоэффективность этим не оправдать. В рамках 131 федерального закона установлен институт муниципальной власти, аналогичный европейскому. И нам хочется, чтобы он был такой же эффективный. Но надо быть реалистами...Вот вам пример. Это лето у нас было особо пожароопасным. У нас есть такая деревенька Х-ково, огонь подобрался к ней совсем близко и полыхал всего в пяти километрах. Мы срочно вместе с главой одного из северных районов вылетели из райцентра на место. И когда вертолет сел у околицы села, увидели, что опашка производится буквально с час-полтора. То есть, когда стало ясно, что губернатор вылетает в село, тогда и начали срочно окапывать. И я главу района попросил остаться в селе, чтобы он организовывал работу, чтобы он был рядом с людьми. Получилось так, что это я его вынудил остаться, а не он попросил меня...Поэтому — либо мы будем поддерживать муниципалитеты, проявляя заинтересованное внимание, и при этом осуществляя корректный, но жесткий контроль, либо институт становления муниципальной власти затянется на долгие годы.

— А в чем причина пожаров в Братске?

— Правоохранительными органами зафиксированы зафиксированы случаи сознательных и несознательных поджогов , наверное, это говорит о тот, что у города есть недруги, которые не хотят стабильной жизни его жителей. К тому же прошедшие события показали медленное, неострое реагирование городской власти , за что был отстранен исполняющий обязанности главы администрации Братска Александр Туйков. Не буду комментировать оценку, которую дал своим подчиненным министр МЧС РФ Сергей Шойгу. Могу сказать, что главное — это сплоченность братчан перед общей бедой. Люди массово прореагировали на призыв стать добровольцами и вышли на тушение пала травы и тлеющих участков леса, это говорит о том, что Братск — город отзывчивых и сплоченных людей.

— Получается, для того, чтобы сегодня все эффективно работали надо назначать всех снизу доверху?

— Если мы хотим строить новое, успешное, открытое и эффективное общество, то назначать права не имеем. Другое дело — механизмов поддержки, как и механизмов спроса — недостаточно. Понятно, почему это так. Во-многом потому, что не хотим упреков в недостаточной демократичности. Но хотим мы, чтобы заботу об улице, о своем доме в самом прямом смысле взяли на себя и сами люди, делегируя полномочия тем, кого они хорошо знают. Сегодня, к сожалению, этот механизм не столь эффективен. И две трети муниципалитетов не могут прожить без поддержки областного центра. Практически каждая встреча возрожденного нами регионального совета, в работе которого участвуют главы всех 42-территорий (всего 474 муниципалитета), это разговор и по существу и еще вчера в десятках районов на тему «дайте денег». В большинстве случаев эти просьбы обоснованы. Но в ряде случаев — прикрытие собственной неразворотливости. Мол, сейчас посижу, а потом скажу — не сделал, потому что не было денег. А чтобы покрасить фасады, забор, перебить штакетник, повесить наличник — практически никакие деньги практически не нужны.

— Вы именно поэтому с мэром отправились красить дом в Иркутске?

— Представлял, что кто-то может сказать — это пиар-акция. Но во-первых, она не была пиаром, поскольку мы, действительно, покрасили фасад. Понятно совершенно, что губернатор и мэр не покрасят все дома, но если даже два человека из десяти, которые до сего дня жили в покосившемся, необихоженном жилье, задумаются о том, что они могут обратиться в мэрию или в администрацию района или округа в Иркутске, Братске, Ангарске, Тайшете с просьбой помочь им привести в порядок свой дом, значит то, ради чего мы этот сигнал послали, состоялось. С этой же целью в прошлом году иркутское областное правительство объявило конкурс на лучшую усадьбу. И мы вручили 50 премий лучшим хозяевам, тем, кто любит свой дом. В этом году они будут больше по размеру. Видел в Тулуне дом бывшего зав. отделом народного образования города — он такой же старый, как и соседние дома, но очень ладный... Чтобы покрасить наличники, нужны две банки краски и полдня времени. Но самое главное, нужно желание и понимание, что ты можешь жить лучше и радовать тех людей, кто живет с тобой рядом и кто приехал в твой город. Вот этого не достает.

— Между тем, за всеми вашими шагами в регионе следят пристально и в местной прессе критикуют. Порой даже очень зло.

— Если критикуют — должен разобраться за «что» и «почему». За критику «по делу», даже жесткую благодарен, «лукавую», нечестную, да, порой, и приплаченную — кого благодарить? Практически перестал читать, что пишут «черные сайты». Скажу вам честно, как журналист, который многим пожертвовал, чтобы освоить эту профессию, придя из инженеров, — я не очень понимаю мироощущение людей, которые дни проводят на чернушных сайтах. Каждый день тратить жизнь, доказывая, что мир чернее, чем он есть — не самое благодарное занятие. Деньги, которые они получают за это, совсем не тождественны той потере репутации, которую они получают. Ваш вопрос важен и для всех кто хочет понять в каком медиа-поле живут тысячи людей. В информпотоке о потопах, пожарах, авариях — что конечно тоже реальная жизнь, но не только. И это мое мнение не как губернатора, а как человека, который хорошо помнит как и чему меня учили в эпоху пусть и цензурной журналистики. Нам говорили, что если ты не можешь сказать интересно, умно, зажигательно о том, как и чем живет рабочий Петров — это не значит, что рабочий Петров плох и неинтересен, это значит, что ты — плохой журналист.

После «бала»

Руководитель администрации президента Сергей Нарышкин в кузнечном фартуке с молотом в руках, вместе с губернатором Мезенцевым кующий подкову на счастье — когда еще такое увидишь? Спасибо юбилею Иркутска. Но праздник отгремел, гости разъехались. Иркутская область вступает в новою полосу жизни — послепраздничную...

— Праздник прошел, довольны ли вы результатом? Или есть ощущение, что что-то не успели, не доделали?

— Доволен, потому что довольны люди. Когда мы гуляли по городу буквально на следующий день после праздника, горожане на улице подходили и говорили «спасибо». Не в мой адрес, это «спасибо» в адрес строителей, в адрес членов правительства, в адрес мэрии, депутатов городской Думы и регионального парламента. Особая благодарность главе «Газпрома» Алексею Миллеру за невероятный поларок городу — водно-спогртивный комплекс с 50-ю метровым бассейном. И щза поддержку возрождения Харлампиевского храма — одного из самых почитаемых в Сибири.

Но я горд тем, что сопричастен тому, что удалось. Что мы не успели, мы видим и знаем, и мы об этом открыто говорим. Но люди видят, что мы и после праздника работаем в том же темпе.

— Можно ли сказать, что ваша задумка — на примере 130 квартала показать, как надо жить в городе — достигла цели и народ начал шевелиться, или пока только присматривается?

— Когда мы накануне праздника обходили квартал, один из инвесторов вышел к нам. Его дом был почти достроен, но крыши не было. Спрашиваю: «Чего не хватило?Денег?». «Нет, — отвечает он, — ума». Он летом уехал в отпуск, не очень веря в то, что хозяева других лотов выложатся и успеют закончить строительство к сентябрю. А когда вернулся, соседи уже его обогнали. Ему не ума не хватило, а веры, в то, что мы можем что-то сделать. Потому что не было прежде практики столь быстрого, столь сложного и в техническом, и в архитектурном плане строительства объектов. Для области такая практика должна стать нормой. И не только в строительстве...И это одна из наших задач.

— Интересная получается ситуация. Для того, чтобы область получила ускорение в развитии, потребовалось назначить на должность губернатора человека «со стороны». Насколько это закономерно?

— Что значит, «человек со стороны»? Разве у нас граждане России с разными паспортами? По-разному любят свою «малую» родину и родину «большую»? Идеально, конечно, чтобы избираемый мэр города был тем человеком, что ходил в школу в этом городе, играл в футбол в своем дворе. Но что касается региона, к тому же столь громадного, как Иркутская область, то здесь всегда кто-то будет «не своим». Ангарчанин будет «не своим» для Братска...И сложная ситуация во время выборов мэра Иркутска показала, что иркутянин, уехавший в Братск и отработавший там относительно немного, уже не воспринимается иркутянами как «свой». Такую местную ревность, может быть и можно понять. Но не принять. Потому что водораздел профессионализма, личных качеств, нравственных позиций не может проходить по географической линии того места, где находился тот родильный дом, где появились на свет тысячи и тысячи преданных России людей.

— Празднование 350 юбилея Иркутска было для Вас неким рубежом. Последние два года силы и средства были брошены на достойную встречу городом этой значимой даты. Но юбилей прошел. Какие следующие цели?

— Мы должны больше внимания уделять территориям! Во время своих поездок по районам вижу, что у нас колоссальный разрыв между уровнем развития областного центра и территориями. Этим и будем заниматься все вместе. Хочу максимальное количество времени уделить совершенствованию программы социально-экономического развития региона. Люди должны понимать, из чего будет складываться успех этой программы, быть убеждены, что у их территорий есть будущее. Мы на днях опубликуем перечень предложений народных сходов, которые получат поддержку областного правительства.

И как бы ни было трудно, выделим 672 — 800 миллионов рублей под эти проекты с конкретной прописью по предложениям от каждого конкретного народного схода. Этот конкурс муниципальных программ проведен по инициативе Народного фронта в рамках народного бюджета. Мы впервые идем на упреждение в поддержке муниципальной власти.

Кроме того, Иркутская область собирается поучаствовать в ииновационных программах правительства РФ. В Усолье-Сибирском сейчас идет активная работа по завершению строительства завода поликремния как «ядра» солнечной энергетики и кластера электроники. Дело идет сложно, но это для нас один из важных проектов, который показывает, что область — не только сырьевой придаток. Здесь колоссальный ВУЗовский потенциал, очень успешный иркутский научный центр СО РАН, другое дело — не всегда достает прикладной составляющей. Именно поэтому мы стали инициатором предложения по создании гуманитарного центра в статусе института РАН в Иркутске. Потому что у нас девять академических институтов и очень сильный состав ученых, но у нас нет ни одного института, который занимался бы прогнозом развития региона, учетом тенденций, оценкой мнения людей. Я сторонник того, чтобы гуманитарный центр в Иркутске учитывал и ресурсную, и историческую специфику региона, его социальную ментальность.

Интервью закончилось неожиданно. Вспомнив о своем журналистском прошлом, Дмитрий Федорович в ответ решил испытать вопросом корреспондента «МК»:

— Разрешите бестактность!

— Пожалуйста.

— Вы побывали в Иркутске. У Вас было время, чтобы сделать выводы об увиденном. Каковы они?

— Знаете, когда в день празднования города вы и Сергей Нарышкин во главе делегации, в развевающемся синем пальто, крупными шагами ходили по «Иркутской слободе», принимая сделанную работу, у меня почему-то возникала ассоциация с фильмом «Арап Петра Великого». Где Петр шагает по верфи со свежеотстроенными кораблями, раздавая указания и наказания. Такое ощущение «прорубания окна» из Сибири в Европу...

— Ну, Вы, извините, «загнули»...

— Вы же спросили...

— На самом деле мы прорубаем окно из Сибири в Сибирь. Причем из Сибири 19-го века в 21-й век. Это удивительно, как мы сами потеряли то, что раньше имели. Наша задача это вернуть.

Юбилей бы не состоялся , если бы не откликнулись с поддержкой многие авторитетнейшие люди: Сергей Нарышкин, Алексей Миллер, Сергей Чемезов, Алексей Кудрин, Эльвира Набиуллина, Александр Авдеев, Игорь Левитин, Владимир Якунин, руководители федеральных ведомств и крупейшие компании, представленные в регионе. Иркутяне особо благодарны главе првительства страны Владимиру Путину за то, что дважды было издано постановления Правительства в поддержку юбилея. Все, что было сделано, было исполнением указа президенрта России Дмитрия Медведева, изданного в августе 2009-го.




Партнеры