На фига нам новый Ельцин?

Его упорно делают из Навального

2 ноября 2011 в 18:52, просмотров: 23936
На фига нам новый Ельцин?

Намедни в нашем околополитическом сообществе случился изрядный скандал: злые люди взломали электронную почту известного оппозиционера, борца с коррупцией Алексея Навального, а содержимое выложили на некоем казахстанском сайте. Кажется, добавив при этом еще что-то, глубоко личное, от себя.

Не хотел я обо всем этом писать, но придется. И потому, что мое скромное имя в разгар скандала склоняли не раз и не два. (Я сам не читал, но, говорят, опубликовали и какую-то мою переписку с Навальным / Навального со мной). И еще потому, что многие просят: напиши да напиши.

Пишу.

Если бы я был подкремлевским политологом, я сказал бы по навальному поводу примерно следующее.

Взлом почтового ящика, пусть даже электронного, — это, друзья, очень хорошо и правильно. Ибо так и реализуется механизм обратной связи между властью и обществом, лежащий в основе анонсированной Президентом РФ Дмитрием Медведевым концепции «большого правительства».

Допустим, Дмитрий Анатольевич (Медведев) решил узнать, что думает Алексей Анатольевич (Навальный) о власти, реформировании страны, борьбе против коррупции и т.п. Как же это сделать? Можно, конечно, пригласить г-на Навального в Кремль или даже в техноцентр Digital October, где президент любит встречаться со своими сторонниками, и сказать: ну, Алексей Анатольич, говори быстро, мы тебя жадно слушаем!..

Но где гарантии, что в такой ситуации оппозиционер действительно расскажет то, что думает? Ведь от блеска кремлевской и всякой прочей роскоши, от присутствия самого главы государства в сиянии славы и свиты его он может сильно смутиться. Застесняться. Уйти в себя. Да и вообще, трудно говорить правду, когда прямо над тобой нависает сам президент. К тому же ФСО может к президенту Навального и не пустить — у него бывает слишком ироничное выражение лица, что никогда не нравится государственной охране, а еще есть серебряные пряжки на ботинках, что вечно звенят, когда оппозиционер идет через металлоискатель.

Можно, конечно, еще поспрашивать людей, знакомых с Навальным. Но те ведь могут и чего-то перепутать, и переврать. Кто-то — по неразумению, а кто-то — и из корысти. Нет, тоже не метод.

А вот когда абстрактный хакер (естественно, совершенно никак не связанный с властью) залезает к Навальному в его личный gmail — тут уж вся информация как на ладони. В первозданной красе. Не ошибешься. Механизм обратной связи установлен и действует.

Недавно близкий к Кремлю социолог Александр Ослон заявил, что «большое правительство» — это по сути «большое ухо», чувствительное к хорошим идеям. Правильно. Надо не только позволять ящики взламывать. Надо использовать накопленный нашими спецслужбами гигантский опыт вкупе с ультрасовременными технологиями, чтобы прослушивать телефоны и жилища людей, грезящих о модернизации страны. Тогда их подлинные мысли и чувства очень станут известны и понятны власти. И «большое правительство» зафункционирует как из пушки.

Но поскольку я (к счастью!) не подкремлевский политолог, я все же скажу обо всем этом скандале нечто иное.

Основным способом политической борьбы в России остается уголовное преступление. Те, кто залез в чужую почту, прямо нарушили статью 137 УК РФ («нарушение неприкосновенности частной жизни»). Российская правоохранительная система, которая только что впаяла серьезные сроки нацболам, якобы имевшим отношение к организации вполне мирного (хотя и страшного для власти, сразу согласен) собрания на Манежной площади, — безмолвствует.

По этому случаю вспомню, кстати, как в свое время системно мочили меня. В 2003 году я попал под каток хорошо отлаженной (тогда) PR-машины самого ЮКОСа — еще не обанкроченного, а всеми силами процветавшего. На разных компроматных сайтах добрые люди публиковали фальшивые «распечатки» моих телефонных переговоров — например, с кремлевским чиновником Игорем Сечиным и тогдашним президентом компании «Роснефть» Сергеем Богданчиковым. Даже беглого взгляда на эти «распечатки» было достаточно, чтобы понять: таких телефонных переговоров не бывает в природе. Не говорят люди по телефону о таких вещах и такими словами! Но многие вполне маститые, совершенно либеральные журналисты сделали вид, что ничего не поняли, и комментировали фальшивки на полном серьезе. Много позже я задружился с одним из таких журналистов и, улучив благоприятный момент, спросил его:

— Старик, ты что, не видел, что «распечатки» — галимое фуфло?

— Ну, типа видел, — смущенно потупившись, отвечал мой приятель. — Но тогда момент такой был: ради ЮКОСа шли на все...

Потом, в 2004-м, схожим макаром мне пытались приписать авторство статьи Михаила Ходорковского «Кризис либерализма в России». Судя по всему, содержание статьи резко не понравилось некоторым партнерам политзаключенного, и они решили доказать, что МБХ не писал ее вовсе, а только подпись свою поставил, под страшным тюремным давлением. Один весьма уважаемый публицист, ныне восхваляющий Кремль всей долготою своей бороды, дописался тогда до того, что Белковского якобы водили к Ходорковскому прямо в тюремную камеру, чтобы текст статейки-то и согласовать. А в 2005-м была история еще грустнее/смешнее: в одной весьма центральной газете опубликовали материал против, кажется, владельца «Альфа-групп» Фридмана за подписью «Воклеб», а пару дней спустя одна очень уважаемая либеральная журналистка сообщила миру, что «Воклеб» наоборот будет «Белков», а значит — это я атаковал бедного богатого Фридмана, чтобы его посадили почище МБХ.

В общем, базовая философия «мочилова» с тех пор не сильно изменилась. Лишь технологии рванули далеко вперед — недаром мы три с половиной года прожили при президенте-инноваторе. Неотъемлемым приложением к политике становится хакер.

Но вернемся к Навальному.

Понаблюдав за медиапространством, я пришел к выводу: никакого ощутимого ущерба скандал ему не нанес. Даже наоборот.

Солидные СМИ и ведущие блогеры во всей этой истории или деликатно промолчали, или открыто поддержали Навального. На противоположной — «мочильной» — стороне сконцентрировались только заведомые «хомячки» без веса и репутации, всегда обслуживающие такого типа околокремлевские кампании.

От скандала Алексей Навальный политически только укрепился. Как некогда Борис Ельцин после знаменитого падения с моста. А если присмотреться еще внимательнее, то увидим: Навального мочат именно так, как в конце 1980-х ЦК КПСС боролся с тем самым Борисом Ельциным. С примерно тем же результатом. Навальный становится главным, центральным, незаменимым оппонентом власти.

Подобно Ельцину времен конца перестройки, Навальный уже никого ни о чем не просит. К нему стоит очередь желающих чем-нибудь помочь. «Каждый сам ему приносит и спасибо говорит».

И вот эта ельцинизация мне уже решительно не нравится.

Во-первых, я не готов согласиться с самой концепцией Ельцина-2. Вождя, которого нельзя ни умом понять, ни аршином измерить, а которому остается только верить. За которым принято просто идти, не задавая вопросов. Потому что ему «все равно нет альтернативы».

Все это мы уже видели, знаем. После гнетущего разочарования в Ельцине-1 я не хочу вскоре испытать такое же чувство в отношении нового оппозиционного лидера. Нужна команда единомышленников, изначально готовая отвечать за свои поступки. А не великий и ужасный, изначально и принципиально эксклюзивный, а потому фундаментально безответственный.

Да и некоторые проекты Навального мне, честно говоря, уже сейчас не по душе. Например, его известная тема «голосовать 4 декабря за любую партию, кроме «Единой России». Я много раз говорил, почему это плохо, повторяться не буду. (Например, см. «МК» от 24 июня 2011 г.) Приведу лишь дополнительный аргумент, которого еще не было. В этом проекте Навальный на самом деле фактически играет против самого себя. Ведь если 4 декабря КПРФ и ЛДПР получат заметно больше голосов, чем 4 года назад (а такое на этот раз вполне возможно), Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский скажут: популярность наша растет, а значит, нам как оппозиционерам тоже нет альтернативы. И откажутся уступать место кому бы то ни было еще минимум 5 лет. Оно нам надо?

Наконец, «Русский марш». Навальный абсолютно правильно знает, что будущее — за национал-демократией (национализм + демократия). Но как-то странно, что он становится в одну колонну с теми, кто совсем недавно открыто выступал пиарщиками Рамзана Кадырова и современных методов чеченской политики. Тут, воля ваша, что-то неясно.

Резюме такое. Хотим мы того или нет, Навальный становится опасен. Для власти. Но не только.



Партнеры