Щекотка для бюрократа

Почему Дума не ратифицирует статью о незаконном обогащении чиновников

3 ноября 2011 в 20:15, просмотров: 42240

Два события (одно случившееся, другое — нет) снова заставляют писать о том, о чем писать уже нет сил.

Щекотка для бюрократа
Рисунок Алексея Меринова

Первое. Госдума приняла и направила в Совет Федерации очередной президентский законопроект. В нем — несколько мер, призванных усилить, углубить, поднять на новый уровень, активизировать и т.д., и т.п. борьбу с коррупцией. Среди новшеств — предоставление начальникам права увольнять чиновников, прокуроров, полицейских и следователей «в связи с утратой доверия» в тех случаях, если они сдали недостоверные декларации об имуществе и доходах своих супругов (супруг) и несовершеннолетних детей или занимались бизнесом. А начальники начальников смогут уволить последних, если те знали о проступках подчиненных, но мер не приняли.

Второе. В плане работы Госдумы на октябрь значилось рассмотрение внесенного коммунистами в прошлом декабре законопроекта, который предлагает ратифицировать статью 20 Конвенции ООН против коррупции — Россия эту конвенцию ратифицировала в свое время с изъятиями.

Статья 20 Конвенции ООН — «Незаконное обогащение», она называет уголовным преступлением «значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». Законопроект не рассмотрен. Более того: ни профильный комитет по международным делам, ни комитет-соисполнитель — по безопасности — за почти год не подготовили своих заключений. А без них, этих заключений-рекомендаций (одобрить — отклонить), обсуждать законопроекты на пленарных заседаниях нельзя.

У депутатов этого созыва скоро «дембель» — окончание срока полномочий, выборы, и заседаний осталось всего ничего, то есть 4. И если сделать вид, что, как в цивилизованных странах, судьбу законов в России определяет парламент, можно констатировать: контролируемая единороссами Дума 5-го созыва от принятия решения уклонилась. Вопрос «что делать с коррупционерами, которые сдают декларации неподкупных бедняков, ведя образ жизни олигархов, если мы вообще хотим с этим что-то сделать?» по-прежнему будет висеть в воздухе...

Но не будем делать вид, что страдаем граничащей с идиотизмом наивностью: такие вопросы в России решает не парламент. Правительство должно было прислать на законопроект свой отзыв. Оно прислало — еще в мае. Но вот незадача! Ознакомиться с его содержанием и узнать, поддерживает проект кабинет министров или не поддерживает, невозможно. В электронной базе законодательной деятельности Думы текст до сих пор не размещен, хотя должен там быть. Один из авторов законопроекта «про 20-ю статью», Сергей Обухов, вчера сообщил корреспонденту «МК», что и он документа не видел.

А Кремль? Как-то в зале заседаний полпреда президента г-на Минха спросили, почему Конвенция ООН не ратифицирована в полном объеме, но он от ответа уклонился, предоставив право давать мутные объяснения зампреду Комитета по международным делам Андрею Климову («ЕР»).

«Уверяю вас, никаких конспирологических причин в том, что законопроект до сих пор не рассмотрен, нет», — заявил вчера «МК» г-н Климов. По его словам, сейчас парламент сосредоточен на законах, без которых экономика не может развиваться (вроде бюджета), и темах, которые требуют немедленного реагирования. А эта статья — так, безделица, следовало из слов депутата: «положения Конвенции, которые требовались, Россия уже ратифицировала, все необходимые нормы и акты у нас уже есть, и коррупция существует не потому, что нет каких-то законов, а потому, что слишком много развелось оборзевших коррупционеров». А потом г-н Климов признался, что как раз сейчас пишет запрос в правоохранительные органы, пытаясь спасти одного гражданина, который попытался вывести на чистую воду коррупционера, но в тюрьму теперь садится не коррупционер, а этот гражданин...

Может, пресловутая статья 20 действительно никакого смысла не имеет? Но из-за чего тогда сыр-бор? Почему российские власти, подписывая Конвенцию, сделали насчет этой ерунды специальную оговорку?

Потому что она противоречит российской Конституции, где россиянам гарантируется презумпция невиновности, говорят единороссы. То же самое (по слухам) написано и в том самом совершенно секретном отзыве правительства, хотя Конвенция совсем не требует переписывать Конституцию: в статье 20 лишь предлагается государствам «при условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы» рассмотреть возможность принятия таких законов и мер, какие могут потребоваться, чтобы признать уголовным преступлением незаконное обогащение должностных лиц!

Но если проблема именно в Конституции, почему тогда президент, правительство и думские комитеты не отвергают с ходу и категорически предложение ратифицировать 20-ю статью? Парламенту запрещено не то что принимать — даже обсуждать антиконституционные законы!

Делаем выводы.

Принимается закон, который позволит тихо увольнять коррупционеров, попавших под подозрение из-за недостоверных деклараций о доходах. А придумать механизм контроля за соответствием расходов чиновников их доходам не получается. Или не хочется — потому что вопрос о контроле за расходами, говорят в Госдуме, «очень щекотливый».

Так вот почему не ратифицируют статью 20 Конвенции ООН, которая обязывает этой проблемой заняться всерьез! Оказывается, просто щекотки российская бюрократия и российские депутаты ужас как боятся...



Партнеры