Банальность зла

Что такое новый культ личности и как с ним бороться

8 ноября 2011 в 16:15, просмотров: 10517
Банальность зла
Фото: politua.ru

На прошлой неделе страна практически не заметила две эпохальные исторические даты. 1 ноября исполнилось 50 лет с момента выноса из Мавзолея на Красной площади тела Иосифа Сталина, а 6 ноября — 20 лет изданию указа Президента России Бориса Ельцина о запрете деятельности КПСС на территории Российской Федерации.

Принимая первое решение, лидеры Советского Союза считали, что смогут придать власти “человеческое лицо”. Принимая второе, руководитель новой России надеялся покончить с главным инструментом тоталитарного режима, на семь с лишним десятилетий вырвавшего страну из естественного хода всемирной истории. Оба эти решения призваны были назвать вещи своими именами — заявить, что истребление политических оппонентов и насаждение тоталитарного строя суть очевидное зло. Однако воспитанная в традициях всевластия отечественная политическая элита восприняла демократические реформы второй половины 1980-х и первой половины 1990-х не как шанс превратить Россию в цивилизованную страну, а как возможность перетасовать колоду лиц, цепко держащихся за рычаги управления. И хотя Сталин давно не лежит в Мавзолее, страна наполнена маленькими вождями и диктаторами.

В советскую эпоху вождизм был персонифицирован одним мудрым “продолжателем дела Ленина”, а сейчас даже мелкий начальник чувствует себя богом, свободно повелевающим подданными. Нынешняя российская власть не боится никого и ничего и готова бороться со своими противниками практически любыми средствами. Она не ограничена ни законом, ни прессой, ни даже волеизъявлением граждан. Правоохранительная и судебная системы стоят на страже ее интересов почти так же преданно, как и в приснопамятные 1930-е годы, а численность сотрудников служб безопасности разрослась так, как и не снилось сталинским наркомвнудельцам.

Этот новый авторитарный строй сочетает политический диктат с экономическим либерализмом, что позволяет его идеологам не только удерживать власть, но и конвертировать ее в практически неограниченные богатства. Он выстроен на имитации, цинизме, лжи и безответственности. Последняя сегодня возведена в статус основного правила функционирования системы.

Президент России в Конституции называется высшим должностным лицом в иерархии исполнительной власти, но вся ответственность за положение дел в стране может быть переложена на правительство. “Национальный лидер” числится председателем правящей партии, в которую он так и не удосужился вступить. Воспроизводясь на всех уровнях управления, такая практика делает пресловутую “вертикаль власти” совершенно фиктивной. Форма без содержания, полномочия без ответственности — вот главные черты современного российского вождизма, который все активнее обретает черты нового культа личности. Культа, не закончившегося в стране ни в 1956-м, ни в 1961 годах.

Коммунистическая партия Советского Союза, которая, казалось бы, навсегда ушла в прошлое, на наших глазах возродилась в обличье “Единой России”. Сплоченная не идеологией, а желанием цепко держаться за власть и деньги, эта партия добилась абсолютной власти, последовательно ограничивая степень свободы граждан. Сначала, получив на выборах 2003 года 37,6% голосов, она “кооптировала” в свои ряды почти всех независимых депутатов IV Государственной думы. Затем она запретила выборы глав субъектов Федерации, изменила Конституцию, удлинив президентский срок, а в последнее время начала целыми коллективами записывать граждан в Народный фронт. Новая правящая партия стала даже агрессивнее КПСС в ее последние десятилетия: она прямо называет своих оппонентов врагами и именует их “пятой колонной”, чего в Советском Союзе не делалось с середины 1950-х годов. В безумной попытке легитимизировать власть она разделяет общество на “своих” и “чужих”, примитивизируя сознание правящего класса и выдвигая наверх откровенные бездарности.

При этом власть боится своего народа так же, как боялась его тоталитарная власть советской эпохи. Как и раньше, не регистрируются политические партии, чьи лидеры доказали свою приверженность народовластию. По сути в стране уже введена та же самоцензура, которая существовала и в советское время. Ни о каком честном соревновании политических сил и справедливом подсчете итогов выборов не идет и речи: партия власти открыто доводит до местных властей контрольные цифры голосов, которые должны быть за нее поданы. Показательно, но именно в дни юбилея запрета КПСС вокруг комплекса зданий ее Центрального Комитета, где нынче размещается Администрация Президента России, строится забор, соперничающий с рубежами обороны посольства США в de facto оккупированном Багдаде.

Кто виноват в происходящем? Сама власть? “Олигархи”? Политтехнологи?

Но все они делают то, что должны делать: первые удерживают “захваченные позиции”, вторые откэшивают прибыли, третьи зарабатывают на “процессе”. Только народ — мы с вами — не делает того, что он должен делать: не пытается поставить власть под контроль и дать отпор притязаниям силовой олигархии. Чем это кончается, мы знаем лучше других. Это кончается победой зла, утверждением тоталитарного строя, и мало кто из потворствующих этому сумеет извлечь для себя выгоды.

В свое время великий философ ХХ века Ханна Арендт назвала свою книгу о наступлении фашизма в Германии “Банальность зла”. И сегодня в России мы наблюдаем как раз это: распространение банального, очевидного, но в то же время кажущегося неопасным тоталитаризма.

Мы, бывшие граждане не раз и не два изнасилованной собственной властью советской страны, не сделали ничего, чтобы искоренить возможность узурпации рычагов управления узкой политической группировкой.

На излете советской эры мы не смогли провести масштабную и последовательную дебольшевизацию всех сторон жизни нашего общества. Тогда казалось, что партийно-государственная авторитарная смычка уходит навсегда. Но старые призраки вернулись.

Народы Восточной Европы, боявшиеся их возвращения больше, чем мы, оказались более дальновидны. В своем большинстве они еще в конце 1990-х сделали выбор в пользу общеевропейской “десуверенизации”, гарантировавшей от возврата “эффективных менеджеров” бериевского типа. Те, кто пошел по другому пути — как Сербия, — сначала были ввергнуты в братоубийственные войны, а затем по отдельности постучались в двери того же общеевропейского дома. И только мы, поверив в лучшее, голосовали и голосуем сердцем, а не умом.

России не к кому обратиться за помощью в избавлении от собственной истории; отправить на свалку уродливые формы управления должны мы сами.

В свое время великий поэт Иосиф Бродский призывал:

Переживи углы.

Переживи углом.

Перевяжи узлы

между добром и злом.

Последнее сегодня особенно актуально. Всем нам нужно понять, что между добром и злом для нравственного человека имеется более жесткая грань, нежели та, которую мы готовы провести сейчас. Что не существует больших и маленьких нарушений закона. Незначительных и существенных отходов от конституционных норм. Недопустимой и простительной коррупции. Что демократия не может быть суверенной или управляемой: она либо есть, либо ее нет. Что никто не может быть объявлен врагом народа за то, что стремится говорить правду или выступать против несправедливости. Что если мы хотим оставаться гражданами великой страны, нам нельзя смиряться с тем, что навязывается сверху.

На каждом новом витке развития по сценарию, предлагающемуся нынешней элитой, у нас будет все меньше шансов превратить Россию в нормальную страну. Если мы хотим воспользоваться еще имеющимися, нужно делать это здесь и сейчас. Нужно без революций отвергнуть притязания одной политической силы на бесконечное пролонгирование ее абсолютной власти. И еще: нужно не верить тем, кто твердит, что от нас с вами ничего не зависит. Зависит. Только если каждый из нас не захочет и дальше жить, мирясь с банальностью зла.



Партнеры