Хроника событий Исповедь после казни Немилостивый Лукашенко Основной обвиняемый в теракте в минском метро отказался давать прошение о помиловании Информационная бомба для террористов Исповедь перед казнью

Белорусским террористам грозит расстрел

Обвинение потребовало для Коновалова и Ковалёва смертной казни

14 ноября 2011 в 18:20, просмотров: 5332

Подходит к концу самый громкий процесс независимой Белоруссии. Замгенпрокурора страны Алексей Стук потребовал для Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалёва высшей меры наказания – расстрела. Двух уроженцев Витебска обвиняют в организации и осуществлении теракта в минском метро в этом году, а также во взрывах в Минске в 2008 году и в Витебске в 2005 году.

Белорусским террористам грозит расстрел
фото:
Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев (справа) ждут приговора суда.

Коновалов обвиняется в совершении терактов и изготовлении взрывчатых веществ. Ковалев обвиняется в пособничестве и недоносительстве. Решение обвинения, по словам Стука, принято "с учетом мнения представителей погибших и совершения обвиняемыми тяжких и особо тяжких преступлений, убийств людей". "Окончательно Коновалову и Ковалеву - расстрел без конфискации", - резюмировал Стук.

Напомним, взрыв на станции «Октябрьская» минского метро произошёл 11 апреля. Погибло 15 человек, более 400 были ранены. Дело о взрыве в минском метро изначально вызывало множество вопросов. По версии следствия, токарь и слесарь из провинциального Витебска сконструировали не имеющую аналогов в мире бомбу. В подземке Коновалов основательно покрутился у камер видеонаблюдения, сделал звонок любимой девушке и запустил адскую машинку. Потом с друзьями он это дело основательно отметил, тут-то силовики его и скрутили. Мотивацией негодяев якобы было “гипертрофированное чувство собственного достоинства, собственной значимости, выражающееся в неприятии, ненависти к успехам, достижениям обычного человека”.

Суд над Коноваловым и Ковалёвым начался в середине сентября. Основное внимание уделялось не совершённым им действиям, а моральному облику витебчан. Правда, даже в таком формате не всё шло гладко. В качестве свидетеля была допрошена классная руководительница Коновалова Лидия Петрова. Она отметила, что Дмитрий всегда был «подчёркнуто элегантным». Хозяйка минской квартиры, которую снимал Ковалёв охарактеризовала Владислава «как ни странно только с положительной стороны».

Как рассказал корреспонденту “МК” знакомый Ковалёва и Коновалова по имени Сергей, суд носил явно обвинительный уклон. “Постоянно затыкают рты не только адвокатам, но и потерпевшим”. В таких условиях зал суда в знак протеста покинул потерпевший Самвел Саакян. Он требовал, чтобы в суд вызвали спецназовцев подразделения “Алмаз”, которые задерживали Коновалова и Ковалёва. Однако судья Александр Федорцов высказался против. Адвокат Ковалева Станислав Абразей также просил вызвать инженера-пиротехника спецподразделения “Алмаз” Константина Зайцева. Его отпечатки пальцев были зафиксированы на самодельном взрывном устройстве 2008 года. Суд отметил, что Зайцев находится в командировке и считает эту причину уважительной.

Недвусмысленно высказались эксперты. Взрывотехник МВД Белоруссии Николай Козорез заявил, что схемы из тетради Коновалова сложно оценить как схемы бомб. Его слова дополнил эксперт-криминалист МВД Белоруссии Степан Климович.

Адвокат Дмитрия Коновалова за всё время пребывания его в СИЗО КГБ с апреля этого года не был допущен к подзащитному ни разу. А жильцы дома в Витебске, где, по данным следствия, Коновалов и Ковалев в начале 2000-х годов взорвали окно, называли разные места совершения преступления. Обвиняемые отказывались в суде от показаний, которые давали на предварительном следствии, рассказывая о давлении со стороны следователей КГБ.

Все эти тонкости власти Белоруссии не слишком впечатлили. Александр Лукашенко наградил следственную группу за «раскрытие теракта» ещё в ходе судебного процесса. Глава государства ясно дал понять Верховному суду какого вердикта он ждёт.

Как передают белорусские журналисты, Коновалов встретил обвинение спокойно, никак не отреагировав. Вел он себя так же безразлично, как и во время всего судебного процесса. Ковалев, похоже, не ожидал столь сурового запроса обвинения. Он отвернулся от присутствовавших в зале, а когда вновь повернулся, на глазах у него были слезы.

Теракт в Минске. Хроника событий


Партнеры