У власти вырос рог изобилия

Чего наобещали избирателям президент и премьер

30 ноября 2011 в 18:51, просмотров: 17167

Избирательная кампания-2011—2012, пожалуй, самая дорогая в истории современной России. Дело не столько в прямых предвыборных расходах политических партий — они относительно невелики, сколько в немыслимых обещаниях Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Естественно, большинство из них раздавалось в последние 2—3 месяца, однако предвыборный прицел на электорат был наведен еще в прошлом году. “МК” подсчитал, какой финансовый дождь прольется на избирателей. Общая цифра потрясает: в течение ближайших 9 лет из федерального бюджета собираются потратить более чем 50 трлн. рублей.

Между тем о возможных преобразованиях в политсистеме лидеры страны говорят крайне скупо. “МК” проанализировал и политическую, и экономическую составляющие в обещаниях ДАМа и ВВП перед выборами.

У власти вырос рог изобилия
фото: Михаил Ковалев

В последние три месяца Путин и Медведев разъезжают по стране и со все большей настойчивостью раздают предвыборные подарки. Например, миллион-другой у.е. президент обещал выдать программисту-одиннадцатикласснику из Ставрополья на разработку очередного «русского Windows». Понятно, что ни одна из современных кустарных операционных систем так и не смогла выбить себе место под солнцем у международных гигантов этого рынка. Но Медведев верит в юные умы Ставрополья — по крайнем мере, миллиона евро из госбюджета на это ему не жалко. А премьер, в свою очередь, обязался купить новый татами своему поклоннику-дзюдоисту из Белгородской области. Путин оказался гораздо скромнее Медведева: застелить специальными матами спортзал в России стоит сегодня около 50 тысяч рублей.

Обычно всякие обещания усиливаются к концу предвыборной кампании, однако в нашем случае правящий тандем пошел по более надежному пути — самые дорогие подарки были сделаны еще за год-полтора до выборов. Путин единоличным решением еще в апреле 2010 года, несмотря на сопротивление Минфина, увеличил страховые платежи c фондов заработных плат с 26 до 34% (ведомство Кудрина предлагало остановиться на 32%). «Лишние» 2%— это 225–230 млрд. руб в год. Эти деньги должны были пойти уже в этом году целевым образом на ремонт медучреждений. Однако, если не считать введения в строй нескольких федеральных медицинских центров, массового переустройства районных больниц зафиксировано не было. Путин также совсем недавно одобрил новую федеральную целевую программу помощи оборонно-промышленному комплексу: из федерального бюджета на эти цели до 2020 года будет потрачено до 3 трлн. рублей. Примерно столько же пойдет на развитие горнолыжных курортов на Северном Кавказе.

Впрочем, ранние обещания Медведева были еще более масштабными, чем обещания премьера. В конце прошлого года разгорелся ожесточенный спор на самом верху о суммах, которые должны были пойти на закупку вооружения и содержание армии, а также всех прочих силовиков. В конце прошлого года Минфин предлагал до 2020 года ограничить расходы на гособоронзаказ 13 триллионами рублей. И проиграл. Так как лоббисты настаивали на всех 28 трлн. Президент, как известно, остановился на 20 трлн. рублей. Попытка тогдашнего министра финансов Кудрина сопротивляться стоила ему своего поста. Реальная закупка вооружения, как известно, буксует: в этом году гособоронзаказ чуть не был сорван из-за противоречий между Минобороны и производителями. Генштаб обвинял ОПК в том, что он завышает цены, поставляя при этом недостаточно современную и надежную технику. Доля истины здесь, безусловно, есть — достаточно вспомнить неудачные пуски ракеты «Булава». 26 ноября на встрече с журналистами Центрального федерального округа Медведев обещал, что в случае повторения подобных ситуаций со своих мест чиновники и директора оборонных предприятий полетят пачками.

Еще раньше президент подписал указ об увеличении денежного довольствия военнослужащим в 2,5–3 раза, полицейским — в 1,5-2 раза. Деньги на это уже заложены в бюджете-2012—2014. Так, расходы на национальную оборону с 1,5 трлн. рублей в 2011 году увеличатся до 2,7 трлн. рублей в 2014 году. А на национальную безопасность и правоохранительную деятельность — с 1,2 до более чем 2 трлн. рублей. Итого: рост бюджетных расходов на силовиков — более чем в 1,5 раза за три года.

Будьте уверены: новый президент и новый премьер эти предвыборные обещания обязательно выполнят. Чего не сказать о главной идее президентства Медведева — модернизации. Дмитрий Анатольевич обещал выделить на нее 1 трлн рублей, но не уточнил, за какой срок они будут потрачены. Однако бюджет-2012—2014 показывает, что расходы на национальную экономику (а это и есть модернизация) существенно падают: с 1,78 трлн. в 2011 году до 1,65 в 2014 году, то есть почти на 10% за три года. На столько же упадут расходы на образование и здравоохранение, согласно уже принятому бюджету. А откуда Медведев возьмет деньги на дешевую ипотеку для врачей (5–7% годовых) — в главном финансовом документе страны это опять же не отражено. Видимо, в помощь будут призваны банки с государственным участием...

Эволюция во мраке

Развитие политической системы будет продолжаться — примерно в таком максимально размытом ключе высказываются Дмитрий Медведев и Владимир Путин о возможных внутриполитических преобразованиях. Конкретики первые лица избегают сознательно: сколько-нибудь серьезной политреформы в ближайшие годы ждать не приходится. Это на последнем съезде «ЕР» подтвердил премьер: любые политические преобразования будут носить эволюционный, последовательный характер, сказал он. Нынешняя политсистема вполне устраивает будущего главу государства — так зачем же что-то менять?

Тот, кто еще, может быть, надеялся на существенную либерализацию политических правил игры, после сентябрьского съезда партии власти наверняка понял: на надеждах можно поставить крест. Владимир Путин, которого Дмитрий Медведев предложил на пост президента, — сторонник жесткой руки, именно он построил ту политическую систему, которую мы имеем сегодня, и считает, что действующая модель управления страной себя не исчерпала. Об этом премьер заявил на недавней встрече с членами «Валдайского клуба». На воскресном съезде партии власти Путин вновь подтвердил эту мысль. Радикальных, резких изменений в правилах игры ждать не стоит — такой посыл содержался в речи главы кабинета министров.

При этом совсем отрицать возможность политических преобразований премьер, конечно же, не может: ни один цивилизованный государственный деятель не позволит себе сказать, что политическая система в его стране идеальна. Поэтому Путин о дальнейшем развитии говорит. Но это скорее ритуальные слова. «Это не значит, что должна застыть наша политическая система. Внесены были изменения в Конституцию, как вы знаете. Мы не считаем, что это окончательные шаги по развитию нашей политической системы. Мы, конечно, думаем о том, как нам сделать, чтобы граждане и на муниципальном, и на региональном, и на федеральном уровне имели бы больше влияния на власть», — сказал, например, Путин в недавнем интервью руководству федеральных каналов.

Высказывания Дмитрия Медведева также расплывчаты. В сентябре на съезде «ЕР» он, в частности, сказал, что важно формирование «такой отзывчивой, современной политической системы, которая дает возможность всем, в том числе и самым малым социальным группам, быть услышанными и включенными в процессы государственного и общественного управления, быть уверенными, что в нашей стране нет бесправных и беззащитных людей». На вопросы, касающиеся конкретных действий, президент отвечает словами типа «может быть» и «надо подумать». Так, на августовской встрече с лидерами партий он «обещал подумать» об упрощении регистрации партий. Возможно даже, введении уведомительного порядка. Через некоторое время в прессу просочился подготовленный Минюстом законопроект, который действительно делает регистрацию партий более простой. Но дальнейшая судьба этого документа покрыта мраком. Во всяком случае, в Думу он не внесен. Недавно Медведев не исключил и возвращения одномандатных округов на федеральных выборах. Но опять же — в некой неопределенной перспективе.

Конечно, когда-нибудь эта туманная перспектива может стать реальностью. Но если какие-либо изменения в правилах игры и произойдут — будь то ужесточение или смягчение, — то, скорее всего, лишь в том случае, если власть сочтет их необходимыми и выгодными для себя.

Правительство большое и малое

Одно из главных обещаний Дмитрия Медведева — создание механизма «большого правительства», которому ДАМ предлагает вместе обсуждать состав будущего кабмина и которое уже разрабатывает свою концепцию развития страны.

Правительство работает как команда, рассуждал президент еще на майской пресс-конференции, и менять его стоит именно как команду. На встрече со своими сторонниками, из которых сейчас и состоит Общественный комитет «большого правительства», Дмитрий Анатольевич высказался еще конкретнее: «реальное Правительство РФ будет состоять из абсолютно новых людей». Причем часть людей для «малого» (используя терминологию Медведева) правительства он обещал пригласить из «большого». Еще части «больших» он обещал «другие организации». «Нам нужно сформировать кадровый резерв всех уровней для того, чтобы создать вот это „большое“, или расширенное, правительство», — добавил при этом он.

Несколько месяцев назад президент рекомендовал выйти из составов советов директоров акционерных обществ с госучастием «заинтересованным» министрам — то есть тем, чья деятельность в кабмине находится в одной плоскости с деятельностью в компаниях. И рекомендовал присмотреться к кадровому резерву при поиске кандидатов на освободившиеся в компаниях места. С тем чтобы эти новые кадры набрались опыта и «в дальнейшем можно было бы брать их на госслужбу». Надо, отмечал тогда ДАМ, только внимательнее присмотреться к спискам президентского и партийного кадрового резерва (впрочем, интересовали только списки лучших кадров страны, которые представляла только «Единая Россия», хотя их составляли и другие партии).

«Большим» Медведев жаловался, что резерв, который он пытался создавать несколько лет, не то что бы совсем отсутствует, «но с этим есть большие проблемы». Впрочем, проблемы, скорее, могут возникнуть с тем, куда пристроить имеющиеся кадры, учитывая резервы «большого правительства», президентского и партийного. Да еще и Путин с формулировкой «мы не должны потерять людей, которые доказали, что могут работать на благо страны» обещал трудоустройство депутатам от «ЕР», которые не пройдут в новую Госдуму. Как не забыть и о членах Народного фронта, которые оказались в лидерах по результатам праймериз, но для которых может не хватить места в федеральном парламенте...

Впрочем, уже после запуска «большого правительства» Медведев оговорил, что не имел в виду рост чиновничьего сословия. Главный посыл состоял в том, чтобы общественные идеи были услышаны чиновниками. Пока — через сайт «большого правительства» (к слову, сайт предлагает стать членом «БП» любому — так здесь называется процедура регистрации с возможностью добавлять комментарии). Члены Общественного комитета в своих блогах на сайте задают темы, пользователи их обсуждают, на наиболее резонансные ДАМ обещал реагировать поручениями правительству и администрации. Кстати, сайт сообщает, что на 2178 поступивших через него предложений президент отреагировал 22 решениями (список поручений кабмину и Администрации Президента прилагается).

Между тем Общественный комитет «БП» написал концепцию развития страны, включая реформу госуправления. При этом ОНФ Путина точно так же собирал народные предложения, в том числе через сайт, в результате чего была написана «Народная программа», с которой сейчас идет на выборы «ЕР» (во главе с Медведевым) и которую обещал использовать как базу для своей программы на президентских выборах Путин. То есть у тандема есть две народные программы. Так что, видимо, в случае победы на президентских выборах им предстоит решать, чья программа «народнее».

Главным плюсом «большого правительства» по сравнению с «малым» его отцы-основатели называли открытость — как для общения, так и для предложений. Мол, обычные министры сейчас стали как боги, до которых невозможно дозвониться даже губернаторам, а «БП» будет другим. Между тем более закрытого для общения человека, чем глава Общественного комитета «самого открытого правительства» Михаил Абызов, сложно представить. Оказалось, что номером телефона этого бизнесмена не обладают даже люди, находящиеся на руководящих постах в Администрации Президента, и члены его же комитета. А когда «МК» все же удалось дозвониться Абызову, он попросту отказался общаться и бросил трубку...





Партнеры