Хочется верить

Злоба дня

22 декабря 2011 в 17:34, просмотров: 13940
Хочется верить
Рисунок Алексея Меринова

«Люди устали, что их интересы игнорируют. Я слышу тех, кто говорит о необходимости перемен, и я понимаю их», – в своем последнем президентском послании Дмитрий Медведев обнародовал внушительный пакет уступок власти общественному мнению. Правящий тандем пытается одновременно решить две задачи: сбить накал оппозиционных страстей среди публики и сохранить свой контроль над страной. Но вот совместимы ли две эти задачи? Если уступки Медведева останутся таковыми лишь на бумаге, то однозначно нет. Времена, когда для успокоения России было достаточно лишь обещаний ее лидеров, в нынешнем политическом цикле ушли в прошлое.

Выборы половины состава Государственной думы по системе одномандатных округов. Прямые выборы губернаторов. Упрощенный порядок регистрации политических партий. Создание нового общественного телевидения, где ни государство, ни частный акционер не будет иметь решающего влияния на информационную политику. Обещание дальнейших реформ в будущем. Уважительные слова о праве граждан в самой жесткой форме критиковать власть. Со стороны могло показаться, что Дмитрий Медведев вошел в число организаторов грядущего оппозиционного митинга на проспекте Сахарова.

Или, вернее, не так: если обещания Медведева будут выполнены, то у лидеров либеральной оппозиции просто истощится запас требований. Но великолепные речи в исполнении Дмитрия Медведева мы слышали уже не раз. И после каждой из них все в стране шло по-прежнему – по-путински. Случится ли так и сейчас? Думаю, что нет. В нашей политической системе действительно будут серьезные перемены – но не совсем те, на которые надеются либерально настроенные граждане.

Региональным элитам – настоящие серьезные уступки. Всем остальным – обещания серьезных уступок. Вот какой будущий реальный курс власти вырисовывается из последнего президентского послания Дмитрия Медведева.

Все без малого 12 лет путинского правления авторитет федеральной власти зиждился на двух опорах: высокой популярности ВВП среди населения и покорности региональных элит. Рискну предположить, что одно вызывало другое. Губернаторы и президенты национальных республик понимали, что их открытое лобовое столкновение с популярным лидером страны неминуемо закончится их поражением. Поэтому наши воеводы в своей массе молча мирились с тем, что политические полномочия и – что даже еще более важно – финансовые ресурсы бурной рекой перетекали к федеральному центру.

Сейчас Путин постепенно перестает быть тефлоновым политиком. И федеральный центр решил сменить точку опоры. Теперь региональные элиты должны обеспечивать лояльность подведомственного населения не только по принуждению, но и в силу своего искреннего желания. Москва твердо пообещала регионалам все то, о чем они смели только мечтать.

Не демократизация, а децентрализация – вот лозунг федеральной власти. Согласно заявлению Медведева, процесс построения вертикали власти теперь пойдет в обратном направлении: полномочия и финансовые ресурсы теперь перераспределят в пользу регионов. И это еще не все. «Главы регионов получат право ставить вопросы делегирования значительного числа публичных полномочий с федерального на региональный уровень, если они будут к этому готовы, конечно», – вдумайтесь в смысл этих слов Дмитрия Медведева.

Это, разумеется, еще не ельцинский клич начала 90-х: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Но воеводам ясно дали понять: возможно все.

А вот что на самом деле пообещали простой публике? Если кто-то решил, что тандем Путин–Медведев капитулировал перед требованиями Болотной площади, то исправить это можно с помощью очень простого упражнения. Достаточно лишь еще раз прочитать ту часть речи Медведева, где он говорит о политических достижениях власти за период до декабрьских думских выборов.

фото: Александр Астафьев

«Мы повысили качество народного представительства, стимулировали развитие политической конкуренции. За несколько последних лет выросла роль партий в жизни страны. Парламентские партии получили гарантии равного освещения своей деятельности в СМИ. В контексте расширения народного представительства следует рассматривать и новый порядок формирования Совета Федерации, который был введен в прошлом году. Теперь в верхней палате парламента будут работать только люди, прошедшие через федеральные, региональные или муниципальные выборы».

Вы поняли, какой сигнал публике посылает власть? Демократизация уже давно идет полным ходом. Сейчас речь идет лишь об ее «углублении и расширении». Что, вы никакой демократизации до декабря 2011 года не наблюдали? Разуйте глаза пошире и покопайтесь в памяти! Помните, как Валентина Матвиенко шла к посту спикера Совета Федерации через образцовые выборы в питерском муниципальном районе? Вот это и есть наша демократия в действии!

Разумеется, не стоит впадать в крайность и заявлять, что все обещания демократических реформ – это лишь попытка успокоить общественное мнение. Но в прошлом власть доказывала: она способна выхолостить и лишить реального содержания любые, даже самые ультрадемократические инициативы.

Нынешние инициативы тоже при желании можно выхолостить на раз-два. Возьмем, например прямые выборы губернаторов. Медведев не пояснил, идет ли речь о действительно прямых выборах или о «прямых выборах» по рецепту Путина. ВВП, если помните, недавно говорил о выборах, в которых будет разрешено участвовать лишь заранее одобренным президентом кандидатам. А это, согласитесь, две большие разницы.

Выборы депутатов Думы не только по спискам, но и по одномандатным округам? Это действительно большой прогресс. Но когда у нас следующие выборы в Государственную думу? Правильно, очень и очень не скоро – практически в следующей жизни.

Короче, каждое обещание Медведева пока можно трактовать как угодно. Все зависит от конкретной реализации реформ, которые нам сулят.

Не буду предвосхищать события. Но мне кажется, что в данной конкретной исторической ситуации для власти будет лучше чего-то не обещать, чем пообещать, а потом исполнить лишь понарошку.

Самый болезненный вопрос российской политической жизни декабря 2011 года – вопрос о доверии к власти. Подчеркиваю: не просто к людям у власти, а к нашим государственным институтам в целом.

«По итогам парламентских выборов были сделаны всевозможные заявления. Кто-то доволен их результатами, кто-то – не вполне, кто-то совсем не доволен. Так было и после предыдущих выборов, так бывает всегда», – заявил президент в начале своей речи.

Хотел бы здесь поспорить с Дмитрием Анатольевичем. Да, недовольство результатами выборов бывает всегда. Проигравшие политики могут быть довольными такими итогами, только если они мазохисты. Но массовое недоверие к официально обнародованным цифрам случается не всегда и не везде. Это крайне опасная тенденция, способная взорвать страну и государство изнутри.

Свою речь Дмитрий Медведев закончил страстным призывом к россиянам примириться и объединиться ради общего блага: «Глобальная депрессия может продлиться несколько лет. А конкуренция за умы, за идеи, за ресурсы будет только обостряться. И мы – в эпицентре этой конкуренции. Да, не все мы одинаково смотрим на мир. У нас порой разные представления о приоритетах. Есть расхождения и в том, как действовать. Но все мы в конечном итоге хотим только одного – лучшей жизни для граждан нашей страны. Поэтому мы должны научиться слушать друг друга, должны уважать общественное мнение и не навязывать решения сверху».

Великолепные слова и великолепные идеи, которые должны быть реализованы, даже если мировая экономическая депрессия так и не случится. Но общественное примирение возможно только в случае, если у власти и публики будет одинаковые представления о честных правилах игры. Именно поэтому я всеми фибрами души хочу верить в искренность последнего президентского послания Дмитрия Медведева.



Партнеры