Союз умер. Но Россия жива!

Уже мало кто помнит, как отчаянно Запад сопротивлялся развалу СССР

23 декабря 2011 в 13:58, просмотров: 13452
Союз умер. Но Россия жива!
фото: old.win.ru

Красный флаг медленно спускался над Кремлем. В свинцовом московском небе слабый электрический свет лишь частично осветил его, а сильный ветер в последний раз показал миру серп и молот. Таким был последний вздох одной из самых могущественных империй, которую сумело построить человечество на протяжении всей своей истории.

Уже 20 лет прошло с того эпохального момента. Сколько тогда в вас было энтузиазма и одновременно страха за будущее! Сколько потом было гнева в отношении предателей потерянной родины! Слава богу, время подуспокоило умы.

Осенью 1991 года Россия выбрала трудную дорогу к демократии и избавилась от имперского статуса. Так был ли тот выбор хорош или нет? В России до сих пор на сей счет есть разные мнения. В определенных кругах царит тоска по славному прошлому. Но лично у меня нет ни малейшего сомнения: выбор был правильным. Российский народ мудрее, чем думает о нем власть; впрочем, то же самое имеет место быть и в Италии.

На днях я несколько раз прослушал запись прощальной речи Горбачева. И понял, что в тот напряженный момент кое-что в ней пропустил мимо ушей. Суть пропущенного проста. «Мы могли бы» сохранить статус-кво (практически как во время брежневского застоя), сказал Михаил Сергеевич, но все хотели «менять ситуацию». Попробовали реформировать государство, но «не получилось». Существует огромная разница в жизни у нас по сравнению с более развитыми странами мира.
Слова первого президента СССР, по-моему, все еще актуальны. Много острых вопросов остаются до сих пор нерешенными, но по-другому, наверное, и быть не могло. Россия пошла по пути столь масштабной реорганизации, что не хватило и двадцати лет.

Слишком тяжелые трагедии пережила ваша страна в ХХ веке. «Почти 40 лет (до ХХ съезда партии) люди думали только о том, как выжить, – сказал мне однажды академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. – Власть использовала голод, чтобы народ жил в страхе».

Если рассматривать распад СССР с материальной точки зрения, то Россия начала богатеть, только когда отказалась от империи, которая ужасно дорого стоила московской казне. Общество жило бедно, поскольку огромные финансовые средства проглатывала гонка вооружений. Но и сама по себе система плохо работала. По расчетам экспертов, сегодняшняя Северная Корея отстает по богатству от Южной в 15 раз, Восточная Германия в 1989 году отставала от ФРГ в 3 раза. А какие руины оставил после себя коммунизм!

Каждый россиянин среднего возраста может сравнить СССР 1991 года с Россией года 2011-го. Как-то быстро забылось, как советские люди завидовали друг другу, если кто-то имел единственные хорошие ботинки или фирменные джинсы; и не дай бог, чтобы они порвались.

Далее. Лишь единицы граждан СССР получали разрешение выезжать за границу – правду о более комфортной жизни на Западе надо было скрывать. «Основная ошибка Горбачева, – говорил известный интеллектуал Франсуа Фейто, – заключалась в том, что он старался примирить однопартийную систему с гласностью и перестройкой. Уже в 1968 году в Праге было ясно, что это невозможно».

После трагедии нацизма Германия стала мировым лидером в борьбе против фашизма, Южная Африка – против расизма. Россия не воспринимается как планетарный боец за свободу слова. Но за двадцать лет, прошедших с распада СССР, у вас выросло новое поколение, лишенное груза советской истории, и, безусловно, молодые найдут другую дорогу.

– Что бы я лично имел с того, если бы моя родина выпускала суперсовременные ракеты, а в магазинах был дефицит? – говорит мне 28-летний Александр. Он вежливо слушает ностальгические рассказы дедушки и бабушки о жизни при социализме, но не понимает их. У молодежи совершенно другая логика.

25 декабря 1991 года россияне перестали быть товарищами и стали потребителями.

Сейчас это кажется удивительным, но Запад до последней секунды пытался предотвратить гибель СССР. Как не вспомнить, насколько холодно европейские депутаты приняли у себя, в Страсбурге, Бориса Ельцина. Или речь Джорджа Буша-отца в Киеве 1 августа 1991 года, когда американский президент прямо сказал украинцам, чтобы они успокоились с их требованиями независимости.

Причины таких шагов были просты: Запад влюбился в Горбачева и не понял, что генеральный секретарь ЦК КПСС потерял контроль над ситуацией еще до августовского путча. США и Европа боялись, что Советский Союз рано или поздно превратится в огромное поле для атомной войны. В Голливуде такие сюжеты тогда были популярны.

Вообще, западная общественность часто получала неверную информацию. До сих пор помню, как весной 1991 года я с удивлением сравнивал увиденные по телевизору в сводках новостей демонстрации с теми, что я своими глазами наблюдал в Москве. Судя по картинке, казалось, что одинаковое количество людей участвовало и в поддержке демократов, и в борьбе за сохранение Союза. Хотя реальность была совершенно другой. И она должна была помочь иностранным экспертам понять, чем закончится отчаянная попытка Горбачева перестроить советское государство. Во время осенней поездки по 12 республикам СССР мы с моим другом Альмерико Ди Мельё отчетливо видели, что жители разных частей страны находились в состоянии поиска своей идентичности, пребывали в ожидании московских решений. Симптомы неизбежного краха были уже очень заметны. Беловежское соглашение дало ответ тем, кто сомневался.

Все прошедшие годы я не устаю подчеркивать, что только благодаря Ельцину ядерные кошмары Запада не стали реальностью. Что случилось бы на постсоветском пространстве, если бы вместо демократического политика у власти оказался российский вариант югославского Милошевича? Или белорусского Лукашенко? Или, еще хуже, грузинского Саакашвили? Наверное, многие из нас не отмечали бы сегодняшнюю годовщину...

Распад СССР – одно из центральных событий ХХ века. Он не только ознаменовал конец «холодной войны» и идеологической борьбы двух систем, но и указал путь к свободе угнетенным народам на всех континентах. На Западе есть люди, которые ошибочно думают, что падение Берлинской стены осенью 1989 года – событие более важное. Это не так.

Я сказал об исторической роли Ельцина. Но если бы до него в Кремле был не Горбачев, то страны соцлагеря рисковали бы стать участниками опасного политического сценария, как в Китае после кровавых событий на площади Тяньаньмынь. Под давлением левых идеалистов, потерявших родину «реального социализма», некоторые уже благополучно забыли, что в Германии полмиллиона советских солдат ждали приказа из Москвы. Чем обернулся такой приказ в 1956 году для Венгрии и в 1968 году для Чехословакии – всем известно...

Да, конечно, история не знает сослагательного наклонения; история учит тому, что ничему не учит, и всё такое... Зато она развивается по восходящей спирали! И вот мы видим ее очередной невероятный виток – на митинге российской оппозиции 24 декабря заявлено выступление Михаила Горбачева.

Ну кто бы мог 20 лет назад, прощаясь с СССР, такое себе представить?





Партнеры