Честное пионерское

Чистосердечное признание президента

26 января 2012 в 18:26, просмотров: 29767
Честное пионерское
Рисунок Алексея Меринова

В Татьянин день президент России вторично посетил журфак МГУ и два часа отвечал на вопросы, то есть — отливал в граните. Некоторые отливки достойны быть зафиксированными еще и на мягкой газетной бумаге.

Некоторые граждане равнодушны к словам президента. Мол, ему осталось три месяца — пусть говорит, что хочет. Но существует вероятность, что это — будущий премьер-министр России. И тогда наш долг: информировать граждан о его мыслях, взглядах, идеалах. Тем более что президент (по его собственным словам) был со студентами искренен как никогда. 19 раз он признался, что говорит «откровенно»; из них 7 раз — «предельно откровенно». Поверим.

О выборах

Президент рассказал студентам о том, что он опытный юрист, опытный политик; что он помнит и 1990-е, и 2000-е; что он читает секретные донесения и полностью владеет информацией. После этого он высказался о минувших выборах.

МЕДВЕДЕВ. У меня есть опыт наблюдения за выборами, ещё раз подчёркиваю, начиная с 1991 года. Сколько бы ни критиковали эти выборы в Государственную думу, а там, безусловно, были нарушения, и в некоторых случаях, может быть, и вопиющие нарушения, тем не менее — это самые чистые выборы за всю нашу историю.

Услышав про «самые чистые выборы за всю историю», кто-то засмеялся, кто-то возмутился; в интернете появились грубые отклики, утверждавшие, что это ложь... Граждане, это сказал не обыватель, а предельно откровенный юрист, знающий все секреты. Поверим.

Он же не сказал, будто это были чистые выборы. Он сказал «самые чистые», хотя и с «вопиющими нарушениями».

Это значит, что все предшествующие выборы были более грязными.

Самоубийственное признание. Если на этих самых чистых выборах фальсификации достигли 15–20 процентов, то выходит, фальсификации на выборах 1993, 1996, 2000, 2004, 2008 превышали 15–20%. Вспомните победы тандема — все в первом туре. Вот, оказывается, как было дело...

О революции

Студент Куликов спросил, готов ли президент к суду (в случае революции) и готов ли он там отстаивать свои идеалы: «Понимаете ли вы, что, скорее всего, вас могут осудить даже на смертную казнь? Готовы ли вы её храбро и ясно принять?»

Президент оценил смелость вопроса, сказал, что ответит «предельно откровенно» и несколько минут говорил:

— о 90-х годах («когда у нас танки стреляли по парламенту... но как-то вырулили») и т.д.;

— о «необходимости совершенствования нашей политической жизни, потому что у меня есть свой опыт» и т.д.

Оказалось, что он не только юрист, но и философ.

МЕДВЕДЕВ. Свой лимит на революции Россия выбрала в ХХ веке.

«Выбрать лимит на» — это жаргон менеджера, завхоза. Но суть — философская и невероятно важная. Точнее: сказано с невероятной важностью. Он что — Бог? С тем же правом он мог сказать: «Солнце исчерпало свой лимит на протуберанцы». Повелитель часовых поясов! Победитель зимнего времени!

Об идеалах

Зловредный студент Куликов выслушал всё, но не унялся.

КУЛИКОВ. Можно чёткий и конкретный месседж: вы готовы к смертной казни, умереть за свои идеалы или нет?

МЕДВЕДЕВ. Понятно. Если вас интересует чёткий ответ — за свои идеалы я, конечно, готов умереть. Кстати, идеалы — это не только Конституция и не только набор высоких ценностей, это, простите, и такие вещи, как семья, дети и всё остальное. Это тоже ценности, за которые все мы, кстати, должны быть готовы страдать, исходя из разных соображений.

«Семья, дети и всё остальное» — что такое «всё остальное»? Что такое «страдать, исходя из разных соображений»? Правильно он отказался от дебатов, когда делался президентом в 2008-м.

Дети? — за детей и кошка идёт на смертный бой, и воробей. Это инстинкты, которые не надо путать с идеалами. Есть жадные люди, которые за грош удавятся. Разве их «разные соображения» можно называть идеалами?

Это не случайно. Когда в сентябре (после отречения от второго срока) президент давал интервью трём телеканалам, он тоже говорил с «предельной откровенностью» и десять раз сказал про «политическую силу» и ни разу не сказал «идея», «идеал». Их нет.

Они там действительно опираются исключительно на политическую силу. И по известной пословице: сила есть — ума не надо. Но в этой пословице есть для политиков пугающая дыра: что делать, когда сила кончается?

Перезагрузился

Президента спросили об отношениях с Америкой. В ответе он уделил много внимания новому американскому послу.

МЕДВЕДЕВ. Господина Макфола я лично знаю. Он человек неглупый. И к нему нужно относиться как к любому чрезвычайному и полномочному послу. С уважением...

Было непонятно: Макфол неглупый в смысле умный или неглупый в смысле не окончательный дурак. Разъяснение последовало:

МЕДВЕДЕВ. Но скажу вам и такую вещь. В предварительном порядке мой коллега Барак Обама со мной согласовывал эту фигуру, неформально. Пусть занимается. Я надеюсь, что у него всё получится. Но, конечно, он должен понимать, что он работает в Российской Федерации, а не в Соединённых Штатах Америки.

Если человек не понимает, в какой стране он работает: в России или в США, то ведь это почти идиот.

Сомнения

Президента порой становилось жалко. Для любого человека неуверенность в завтрашнем дне — ситуация тяжёлая. А для тех, кто привык к жизни на политических небесах, такая неуверенность ужасна. Жестокий кремлёвский мир.

МЕДВЕДЕВ. Когда я приехал из Петербурга в Москву, я был тоже довольно самоуверенный, ещё тогда молодой человек, мне было 35 лет, и меня назначили на высокую должность. Я вот думал: я вот такой успешный, у меня и в бизнесе всё было хорошо, и адвокат успешный, и преподаватель вроде бы неплохой, уж с этими, так сказать, всеми сложностями чиновничьей жизни я разберусь. Я просто жестоко ошибался. Это другой мир, очень тяжёлый, очень сложный, консервативный, косный, в котором нужно уметь адаптироваться.

У него получилось. Добавим только, что красивое иностранное слово «адаптировался» по-русски значит: приспособился. А его спрашивают: в каком кресле вы себя видите в ближайшие шесть лет?

МЕДВЕДЕВ. Во-первых, я не знаю, что будет в мае. Я допускаю самое разное развитие событий. И что бы там ни говорили, моему коллеге Владимиру Путину нужно ещё заручиться поддержкой народа. Если у него это получится, весьма вероятно, я действительно стану председателем правительства. Если у него этого не получится, то я буду со спокойной совестью дальше работать на благо своего отечества. Где? Не знаю. Но могу вам сказать предельно откровенно: я из политики не уйду.

Это и вправду предельно откровенно. Тут два сомнения сразу.

Первое: станет ли Путин президентом («если у него это получится», «если у него это не получится») — это сомнение в исходе выборов.

Второе: если Путина изберут, «весьма вероятно, я действительно стану...» — это сомнение по-человечески тяжелее: сдержит ли Путин слово?

Отлил в бронзе

Студент Александр спросил о «либерализации политической системы» и о «внесистемной оппозиции», назвав Рыжкова, Навального, Парфёнова и др.

МЕДВЕДЕВ. Саша, знаете, я всё-таки хотел бы сказать, что я не только говорил о либерализации, я это сделал. Плоды этой либерализации будут пожинать поколения российских политиков и тех, кого называют системной оппозицией, и тех, кого называют несистемной. Что ещё получится из этой несистемной оппозиции, поживём — увидим. Я думаю, что часть из людей, которых вы называли, имеют все шансы создать свои партии и продвигать свои ценности и сражаться за эти ценности, не щадя своего живота, вот так, как было сказано. То есть не боясь сложить голову на плаху отечества.

Этот ответ, как нам кажется, оправдал все расходы. Да, тысячи людей зверели в пробках, которые возникли в Москве из-за визита президента на журфак. Сотни сотрудников ФСО проверяли буфеты, туалеты... Мыли полы, окна, дверные ручки... Каждый такой визит стоит миллионы, ничего не поделаешь. И жаль, если все усилия кончаются пшиком, и на следующий день никто не помнит: зачем? о чём? ради чего?

А тут — подарок. Президент внёс бесценный вклад в русский язык; не каждому дано (Достоевский гордился, что придумал слово «стушеваться»).

Плаха отечества — это шедевр. Раньше (до либерализации) существовало выражение «положить живот на алтарь отечества». То есть отдать жизнь за Родину, пожертвовать собой ради святого (алтарь!). А теперь — на плаху отечества. Ради палачей?



Партнеры