Последнее прости

Вместо приходящего президента с оппозицией решил поговорить уходящий

8 февраля 2012 в 18:14, просмотров: 15002
Последнее прости
фото: Геннадий Черкасов

Президент Дмитрий Медведев пригласил на встречу лидеров незарегистрированных партий. Встреча состоится 20 февраля. Кто именно примет участие в мероприятии, пока неизвестно. На момент написания этого текста получение приглашений подтвердили только лидер «Партии дела» Константин Бабкин и националист Сергей Бабурин.

Вы знаете эту партию? Она популярна? А Бабурин — его рейтинг каков? Если он кого-то куда-то призовет, то за ним пойдут?

Именно!..

И тут же начались информационные сливы от «неназванных источников» в Администрации Президента, которые утверждают, что на встречу точно не позовут лидера «Другой России» Эдуарда Лимонова и лидера РНДС Михаила Касьянова. Также, скорее всего, приглашения не получат сопредседатель Партии народной свободы Борис Немцов и координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, который пытался зарегистрировать партию «РОТ Фронт».

Одни «неназванные» говорят, что Лимонова точно не позовут, потому что его партия запрещена, а Касьянова — потому что он «малозначимый политик»: его не было на Болотной площади. Забавно, что теперь для Кремля преступлением является не то, что ты ходил на митинг оппозиции, а то, что тебя там не было...

А еще «неназванные» пояснили, что Кремль этой встречей дает понять, что это рука дружбы и миролюбия, ибо власть продемонстрировала, что может собрать на любой митинг значительно больше народа, чем оппозиция. Поэтому «неназванный» полагает, что необходимо «не баламутить зря народ, а легализоваться и начать борьбу за власть в политическом поле» — таков смысл рассуждений кремлевского источника-трактовщика идеи Медведева поговорить.

Итак, что видит оппозиция?

Она видит ряды автобусов, которые свозили на пропутинский митинг бюджетников, видит ораторов, обвиняющих митинг на Болотной в продажности Госдепу. Далее — она видит, как избранным «агнцам» из этой оппозиции рассылают приглашения на встречу с президентом, который через месяц уходит, причем присылают не всем, а отобранным по понятной логике — сидеть и слушать, что президент говорит, «а не баламутить». Оппозиция видит презрение к себе, ведь не кто иной, как Дмитрий Медведев, выступая перед студентами журфака МГУ 25 января, на вопрос о несистемной оппозиции ответил, что некоторые ее представители могут создать свои партии, однако свою состоятельность они должны доказать. И еще президент сказал, что не боится встречи с оппозицией, но ни на какие митинги «специально идти и объясняться» не намерен.

Вот тут сказано Медведевым главное слово — «объясняться».

Он хочет того же, чего хотел Путин: ни при какой ситуации не оказаться в одном помещении с теми, кто может предъявить ему какие-либо претензии или потребовать какого-то объяснения или, не дай бог, отчета.

Именно поэтому не зарегистрировали ни одну оппозиционную партию. Действительно, можно ли было допустить, чтобы Рыжков или Немцов как лидеры уже официально зарегистрированной партии получили время на госканалах и там махали какими-то брошюрками о просчетах власти и задавали на всю страну ненужные вопросы?

Никогда и ни за что!

Поэтому регистрировали только те диетические партии, которые сами же и придумали. Однако, как известно, финал у всех этих партий был однообразно печален.

На этом фоне боязни, что «кто-то что-то спросит», теперь и Медведев хочет, с одной стороны, изобразить прощальный либерализм, но с другой — чтобы ему не пришлось ни с кем не объясняться. Перед этой встречей поставлена невероятная задача: «Вы все никто, и имя вам никак, но приходите, чтобы мне поставить галочку в моем кондуите славных либеральных дел!»

Точно по этому же пиар-лекалу Владимир Путин изображал поиск модели встречи с оппозицией и даже нашел такую модель — встреча с Акуниным и Быковым. Это была блестящая идея: они не политики, баллотироваться не собираются, и, встречаясь с ними, премьер-министр, как Иисус, ходил бы по воде, не замочив своих харизматичных ног. Однако встречаться не пришлось — придумали банально свозить бюджетников на автобусах. Это спасло путинскую принципиальность, а Акунина и Быкова избавило от позора выслушивать двухчасовую лекцию, которую неудобно прервать.

У Медведева задача невыполнимая. Он предложил действительно революционные изменения избирательного законодательства: выборы губернаторов, резкое уменьшение количество собираемых голосов для регистрации как партий, так и кандидатов в президенты. Да вот незадача — обсудить эти изменения с теми, для кого они предназначены, он не может, поскольку это будет выглядеть как злостная легитимация «тех, кто никто, и имя кому никак».

Тут нет смысла рассуждать о морали — какая уж мораль в российской политической целесообразности. Можно сожалеть о другом. О том, что Президент России, который у нас еще почти месяц президент, так и не понял, что в первый раз на Болотной, потом на Сахарова и вот сейчас на Якиманке — это были его сторонники. Именно те, кто когда-то с восторженной надеждой принял его слова и идеи. Кто подумал, что страна может выйти из болотной тины «вертикального застоя». Однако все случилось так, как случилось.

Но даже сейчас, когда до прощания с президентством осталось всего ничего, Медведев на аптекарских весах отделяет агнцев от козлищ. Сепарирует тех, для кого предложил те самые революционные изменения.

Конечно, ничего страшного не случится. В Кремль вызовут тех, кто не опасен, и они, вежливо кивая головами, сделают ряд дельных, но осторожных замечаний. Осторожных — потому что понимают значение этой беседы: кого позовут и кто будет аккуратен, того потом и зарегистрируют. А кого не позвали, того нет в природе. Типично путинский подход.

Очень жаль, потому что на всех встречах Дмитрий Медведев неустанно намекает, что он еще молод, что правда, и что его жизнь в политике далеко не закончена. Есть, однако, и другие реалии — для того, чтобы люди избрали нового политика, он должен хоть чем-то отличаться от предыдущего. А если под предыдущего старательно маскируешься, то для чего тебя избирать?

Видимо, Дмитрий Медведев понимает, что его предложения, с одной стороны, и митинги — с другой, в недалеком будущем сделают «наследное президентство» в России более невозможным. За шесть лет нового президентства Путина в России появятся досель неизвестные амбициозные лидеры — те самые, которые из когорты «никто и никак».

Именно они будут создавать партии и баллотироваться в президенты по новым медведевским правилам, именно они определят лицо будущей России.

Но будет ли среди них место самому Дмитрию Медведеву?

Большой вопрос...



Партнеры