Европа без Путиных: харизматичные политики исчезают как вид

Реплика политолога Олега Бондаренко

9 февраля 2012 в 19:50, просмотров: 5581
Европа без Путиных: харизматичные политики исчезают как вид
фото: Геннадий Черкасов

Митинговые страсти сегодня сотрясают не только Москву — венгерская столица Будапешт давно не видела столь многочисленных митингов. Особенно с учетом того, что на фоне общеевропейского кризиса эти митинги — за действующую власть.

Нынешний премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, в 2010 году вернувшийся опять на свой пост спустя 8 лет (с 1998-го по 2002-й он уже возглавлял правительство), за новый срок успел очень многое: от переименования страны из Венгерской Республики в просто Венгрию до изменения конституции. Многие его обвиняют в правом популизме, но давно в Венгрии не было лидера, за которого народ в количестве более 100 тысяч (для 10-миллионной страны) был готов выходить после работы на улицу.

Как считают сами венгры, потенциал Орбана раскрылся только на втором сроке, когда он начал заниматься реальной консолидацией власти. Это и ставят ему в упрек его оппоненты: от нововведений в законы о СМИ, за которые его обвиняли в проведении цензуры, до нового закона о Центробанке, против которого уже ополчился официальный Брюссель.

Европейский союз — шкатулка с двойным дном для его членов. При формальном соблюдении принципа экономического суверенитета каждой из стран на самом деле степень влияния Еврокомиссии на внутренние дела все более растет. Особенно это стало заметно на фоне кризиса: если бы не упорное желание Германии сохранить неизменной зону хождения евро (а значит, и свои сбережения), ситуация в Греции решалась бы в классическом ключе: протесты населения, выход из еврозоны, возвращение национальной валюты — драхмы, галопирующая инфляция, дефолт и постепенное восстановление реального сектора экономики. Но бедным грекам даже революцию бессмысленно у себя дома делать — решения все равно принимаются не в Афинах, а в Брюсселе.

Примерно такая же картина и в Венгрии — с поправкой на то, что в результате консолидации экономики кабинетом Орбана дефицит бюджета составил около 3%, и Венгрия оказалась на 7-м месте среди стран ЕС по этому уровню. Инфляция венгерского форинта на 30% осталась внутренней проблемой Будапешта, которую он попытался решить самостоятельно, посредством госконтроля над Центробанком. Подобный государственный протекционизм очень не понравился бюрократам из Еврокомиссии. И они начали угрожать чуть ли не исключением Венгрии из ЕС. Справедливости ради можно отметить, что подобные лозунги звучали и на демонстрациях в Будапеште, только с обратной стороны.

Конфликт Виктора Орбана — одного из немногих оставшихся ярких лидеров современной Европы — с чиновничеством «евросовка» весьма показателен. Построенная на принципе безликости, система Евросоюза не приемлет сильных политиков, имеющих свое мнение, — Сильвио Берлускони, Николя Саркози, Виктора Орбана, Владимира Путина. Победа Путина на ближайших выборах будет подвергаться большому сомнению в Брюсселе в том числе и поэтому.

Любой, кто попытается построить свою, отличную от навязанной Брюсселем систему ценностей, на сегодняшний день обречен вести борьбу в одиночестве. У некоторых получается сохранить свое положение, но пример Берлускони говорит о том, что всему приходит конец. Только действительно крупные игроки могут позволить себе играть по своим правилам, не оглядываясь на других.

Виктор Орбан решил вспомнить великую историю Венгрии и хотя бы на внутринациональном уровне дать моральную компенсацию своим соотечественникам за болезненный Трианонский договор 1920 года, в результате которого Венгрия потеряла до двух третей своей бывшей территории. Попробовать вести независимую экономическую политику и строить новую «великую Венгрию». Но в Еврокомиссии с безликими Ромпеем и Баррозу его не поняли, он оказался изгоем.

Проблема кризиса лидерства в Европе не нова, но сейчас заявляет о себе особенно громко. На фоне набирающих темпы движений регионализации любой сильный игрок становится центром регионального притяжения. Путинский проект создания Евразийского союза может значительно ускорить экономическое развитие его участников. Но при этом Москве будет гораздо приятнее выстраивать отношения с сильными лидерами Берлина, Парижа, Рима и Будапешта, чем с унылой и подконтрольной США евробюрократией Брюсселя.




Партнеры