С вещами на выход!

Добивая врага, Нургалиев провел целую войсковую операцию

12 февраля 2012 в 19:26, просмотров: 42571

В пятницу со скандалом в отставку был отправлен начальник ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти Михаил Суходольский, считавшийся одним из главных конкурентов Рашида Нургалиева. Их противостояние длилось давно, еще со времен работы Суходольского в центральном аппарате, где он последовательно был замом и первым замом министра.

С вещами на выход!
фото: Наталия Губернаторова

Этот бой Нургалиев выиграл, хотя назвать его победителем просто не поворачивается язык. Закончив раунд, он окончательно проиграл весь матч: и без того сомнительному престижу МВД нанесен непоправимый урон. Нургалиеву настолько не терпелось насладиться триумфом, что он не смог даже соблюсти элементарные правила приличия. На глазах у всей страны вчерашнего первого замминистра с боем вышвыривали из кабинета, словно забравшегося в кладовку бомжа. «Я не исключаю, что меня попытаются арестовать», — сказал Суходольский, вырвавшись наконец из осажденного здания главка.

Лучшей иллюстрации тому, что творится сейчас в МВД, не придумаешь: недаром происходило все аккурат во время коллегии министерства, на которой Нургалиев отчитывался о новом облике отреформированного ведомства...

Снятие Михаила Суходольского со стороны напоминало операцию по захвату Лаврентия Берии. Примерно в 14 часов, сразу после того, как на коллегии президент объявил о своем указе, здание главка МВД было блокировано сотрудниками ОПОНа. Вооруженные автоматчики заняли приемную низверженного начальника, никого не впуская и не впуская. (Не пропустили даже жену.)

В кабинете выключили всю связь. Заблокировали официальный сайт. Ставший и.о. начальника ГУ МВД генерал Сергей Умнов первым делом отобрал у Суходольского табельное оружие. («Они боялись, что я начну отстреливаться», — с грустной иронией предположил сам Суходольский.)

Генерал-полковника пытались выставить из кабинета, даже не дав собрать вещи. О том, чтоб попрощаться с личным составом, и речи не шло.

Одновременно доступ в здание и кабинеты был прекращен всем назначенцам Суходольского. (В общей сложности за ним из Москвы приехали 15 человек.) «Питерские» генералы не скрывали своего торжества в победе над «москвичами». Дошло до того, что замначальника ГУ МВД Иван Абакумов от избытка чувств схватился с начальником управления по работе с личным составом Андреем Билаем и даже несколько раз ударил его. Начальников пришлось разнимать.

Блокада главка продолжалась несколько часов. На подмогу к ОПОНу приехал СОБР. Формально все команды исходили от генерала Умнова, который, однако, не скрывал, что лишь транслирует указания МВД.

Еле вырвавшись на свободу (вещи он успел-таки собрать), Суходольский дал короткую пресс-конференцию и уехал в аэропорт: он всерьез опасался ареста.

А тем временем его начальник Рашид Нургалиев с трибуны отчитывался о достигнутых успехах и человеческом облике обновленного МВД: в Москве завершалась итоговая коллегия...

Впоследствии в Интернете появится слух о том, что Суходольский чуть ли не готовил мятеж, собираясь поднять гарнизон, и двинуться... уж не знаю куда. На Сенатскую площадь? К Зимнему дворцу?

Смехотворность этой версии даже не требует комментариев: не случайно на коротком брифинге Суходольский заявил, что не обсуждает решения президента и выполняет их беспрекословно.

Та демонстративная, чисто коммунальная бесцеремонность, с которой генерала снимали с работы, объяснялась лишь одним — желанием Нургалиева показать, кто в доме хозяин. Он просто не в силах был сдержать своей радости.

Их противостояние началось не вчера. Дело в том, что и заместителем министра, а уж тем более первым замом, Суходольский стал не благодаря, а вопреки Нургалиеву. (О назначении Суходольского весной 2008-го министр вообще узнал постфактум.)

Суходольский пользовался серьезной поддержкой людей из ближайшего окружения Путина, что, понятно, не могло вызвать у Нургалиева никакого восторга: в своем первом заме он видел главного конкурента.

Суходольский вел себя достаточно независимо, позволяя иметь собственную позицию по многим вопросам. Его воспринимали как самостоятельную фигуру.

Противоречия особенно обострились в период реформы, к разработке которой ни Суходольский, ни другие заместители (кроме одного — Александра Смирного) не допускались. Первый зам неоднократно выступал с критикой хода реформы, отстаивая подведомственные себе службы.

Надо сказать, что конфликты министра с заместителями давно стали в МВД явлением привычным. За 8 лет здесь сменились, например, три замминистра по криминальной милиции (Андрей Новиков, Олег Сафонов, Евгений Школов), и с каждым Нургалиев вел натуральную войну на выживание. Всякий раз, по-восточному иезуитски добиваясь отставки очередного оппонента, министр уверял, что вот теперь работа МВД пойдет по-новому, но... Становилось только хуже...

(Показательная, кстати, деталь: ни с одним из замов Нургалиев никогда после ухода не прощался, указ вышел — человека больше нет.)

Нургалиев многократно пытался добиться смещения Суходольского. Наконец, ему это удалось. В июне 2011-го своих должностей лишились сразу три замминистра, критично воспринимавших методы и принципы реформы. Двое из них — Евгений Школов, Алексей Аничин — были отправлены в отставку. Аналогичная судьба готовилась и Суходольскому, однако в последний момент, к неудовольствию министра, указ изменили. Опального генерала отправили в Санкт-Петербург, где как раз освободилось место начальника ГУВД.

Было очевидно, что из Северной столицы у Суходольского есть только два пути: либо — наверх, либо — в никуда. Ни одного шанса Нургалиев решил ему не давать.

фото: Геннадий Черкасов
фото: Олег Фочкин
фото: Олег Фочкин
Список неугодных Нургалиеву заместителей продолжает расти: Суходольский, Школов, Аничин...

Уже через месяц во ФГУП «Охрана» — прежнее детище Суходольского — была направлена комплексная проверка сразу трех служб МВД. Наизнанку выворачивали всё. Руководителям ФГУПа и ГУВО прямо предлагалось дать компромат на Суходольского.

Итогом ревизии стало 2 уголовных дела, возбужденных в декабре следственным департаментом МВД. Однако для отставки этого явно недоставало, тем более что сам Суходольский в материалах дела не фигурирует. Но — йога учит умению ждать...

Удобный повод представился в конце января, когда в Петербурге участковые насмерть забили 15-летнего подростка. Несмотря на то, что виновных немедленно арестовали, а все руководства районного УВД лишилось должностей, Нургалиев распорядился послать в Питер комплексную проверку из 60 человек. Курировать проверку было поручено замминистра Александру Смирному — идеологу реформы и главному недругу Суходольского.

С самого начала не скрывалось: проверка едет именно за головой начальника главка. Не важно, что вся переаттестация ГУ МВД была проведена еще до него, а сам он проработал менее 8 месяцев, получив подчиненных «в наследство»: в борьбе за власть хороши любые средства.

Не собираюсь оправдывать Суходольского: его ответная реакция действительно вышла за рамки этики. Накануне приезда бригады он прямо заявил журналистам, что масштабы проверки неадекватны и это может привести к дестабилизации работы главка, недопустимой на время выборов.

Однако если Суходольский и не прав по форме, то по сути с ним трудно поспорить. Милицейско-полицейские убийства случались и раньше, но никогда еще это не приводило к столь суровой реакции со стороны министра.

(После жестокого убийства пермяка Олега Бычкова, с которого летом прошлого года местные омоновцы еще при жизни сняли скальп, Нургалиев, например, отреагировал только месяц спустя, да и то под давлением возмущенной общественности.)

Трудно предположить, как разворачивались бы события дальше, но Суходольский сам вложил в руки Нургалиеву козыри. И его резкие заявления, и отказ приехать в Москву на коллегию (по болезни) стали формальным поводом для отставки. У президента просто не оставалось другого выбора.

Зато у Нургалиева выбор был. Ничто не мешало ему цивилизованно, без автоматчиков и спецназа проводить человека, 6 лет находившегося у руля МВД и сделавшего, кстати, для системы немало. (Суходольского называют организатором ведомственной авиации, он поднял на новый уровень спецназ, реформировал вневедомственную охрану, первым начал создавать информационно-телекоммуникационные системы.)

Сохранив лицо, министр выиграл бы гораздо больше. Однако чувство мести взяло верх над разумом...

Уже в пятницу всем людям Суходольского предложили написать рапорты на увольнение. («К вам лично претензий нет, но вы же понимаете...») В субботу большинство из них спешно были вынуждены покинуть Петербург: появилась информация о готовящихся провокациях.

Вполне вероятно, репрессиям сейчас подвергнутся многие руководители центрального аппарата и терорганов, назначенные некогда по представлению Суходольского. Связь с «врагом министра» — преступление серьезное.

И таковым оно будет являться до мая; до тех пор, пока новый президент не объявит имя нового главы МВД. Теперь ясно: это будет точно не Михаил Суходольский. Но после всего, что случилось, вряд ли нового министра будут звать и Рашидом Гумаровичем.

Если ценой своей карьеры Суходольский сумеет избавить МВД от самого непопулярного за всю российскую историю министра, уже одного этого будет достаточно, чтоб проникнуться к нему уважением...




Партнеры