Диалог чуровых

Злоба дня

16 февраля 2012 в 18:17, просмотров: 10067
Диалог чуровых
фото: Кирилл Искольдский

Новая любимая «мишень для стрел» появилась у антипутинского креативного класса. «Передовая часть общества» дружно обсуждает: что заставило Чулпан Хаматову поддержать кандидатуру Владимира Путина в президенты? Может быть, актрису принудили это сделать «под дулами автоматов»? Или она пошла на такой шаг из ложно понятого чувства благодарности? Рассмотрены, пожалуй, все версии, кроме одной: взрослый и вполне состоявшийся человек Чулпан Хаматова просто сказала то, что она думает.

Хочу сразу расставить все точки над «i». Я не знаком с Чулпан Хаматовой. Я понятия не имею, что заставило ее сняться в ролике в поддержку Путина. Если честно, меня это даже не особо волнует. Ведь главное в ситуации — не поступок Хаматовой. Главное — реакция «демократической части общества» на этот поступок.

«Путин всегда прав» — глава Центризбиркома Владимир Чуров в свое время нанес мощный удар по своей репутации, изложив на публике этот, с позволения сказать, политический принцип. Всем людям свойственно ошибаться. Любой, даже самый талантливый политик по определению не может быть всегда правым, в 100% случаев.

Но принцип «Путин всегда не прав. Никто из приличных людей по определению его не поддерживает» — тоже не менее абсурден. Беря подобные идеи на вооружение, «передовая часть общества» превращает себя в своего рода Чурова наоборот.

Получается, что на российской политической сцене — одни сплошные чуровы. А вместо серьезных, содержательных споров и дискуссий мы имеем крикливый обмен обвинениями: «Вы, противники Путина, — наймиты ЦРУ, МИ-6, Березовского и сенатора Маккейна». — «А вы, сторонники Путина, все куплены на деньги из бюджета».

Подобная деградация политической жизни — непозволительная роскошь даже для страны, у которой нет особо серьезных проблем. Ну а для России в ее нынешнем виде позволять себе что-то подобное — и вовсе натуральное безумие.

Проблемы, которые стоят перед страной, не имеют простых решений. Чтобы идти вперед, России придется делать выбор не между черным и белым, а между множеством оттенков серого.

Конкретный пример. Я считаю отмену прямых выборов губернаторов одной из главных политических ошибок Путина. Это нововведение отделило региональных начальников от подведомственного им населения. Губернаторы из известных и влиятельных политиков превратились в серых чиновников, думающих только о том, как бы не навлечь на себя гнев Москвы и выдать нужное количество голосов за «Единую Россию».

Однако на днях я пообщался с другом — высокопоставленным чиновником из крупного российского региона. В столице этого региона происходит политическое ЧП. На волне протестных настроений все шансы победить на выборах в городской совет имеют ставленники известного местного рейдера и криминального авторитета.

И какой же из этого вывод? Что Путин был абсолютно прав, объявляя прямые региональные выборы «процедурой, удобной для криминала»? Никогда с этим не соглашусь. Система, где все начальники сверху донизу назначаются, тоже очень даже благоприятна для покупки должностей и прочих видов коррупции.

Вывод, с моей точки зрения, таков: надо искать некий срединный вариант — систему, где будет обеспечена и живая связь между населением и властью, и защита выборных должностей от захвата со стороны откровенных бандитов.

Но вот как этот срединный — а значит, компромиссный — вариант может быть найден, если конкурирующие участники политического процесса считают друг друга жуликами и темными личностями? Если содержательный разговор подменен войной лозунгов?

Вы можете мне ответить: война лозунгов — неизбежная часть политики в любой развитой стране мира. Полностью согласен. Но в развитых государствах все имеет очень четкие границы. В британской палате общин депутаты от разных партий могут сначала заклеймить друг друга в речах, а потом весело выпивать вместе в парламентском баре. И это считается не «братанием с врагом», а нормальным, спортивным поведением.

Тому же самому должны научиться и российские участники политического процесса. Конечно, это легче сказать, чем сделать. У нас очень тяжелая политическая наследственность. На протяжении большей части истории страны нормой было считать сторонника других политических взглядов врагом, с которым следует бороться до последней капли крови — либо его, либо своей.

Однако чего хорошего нам принесла такая запрограммированность на непримиримость? Не пора ли отказаться от привычки кричать «его купили!», если ты слышишь мнение, отличное от своего? Поэтому я целиком за Чулпан Хаматову. Она имела полное право поступить так, как считала нужным.



Партнеры