Хроника событий Сын Муаммара Каддафи приговорен в Ливии к смертной казни Сын Каддафи приговорен к смертной казни В годовщину революции в беспорядках в Египте погибли 11 человек Жертвами беспорядков в Египте стали два человека, 9 раненых, 85 задержанных В Тунисе проходят парламентские выборы

Дипломатия одинокого лемминга

Россия и Китай опять не поддержали резолюцию по Сирии

17 февраля 2012 в 19:58, просмотров: 7952

Генассамблея ООН приняла резолюцию о ситуации в Сирии. В предложенном членами Лиги арабских государств документе содержится призыв к официальному Дамаску прекратить кровопролитие и нарушения прав человека. «За» проголосовали 137 стран, 17 воздержались, «против» — 12. Россия в том числе.

Дипломатия одинокого лемминга

О том, что Москва не поддержит резолюцию, было понятно еще до голосования, так как текст документа почти тот же, что содержался в заблокированном Россией и Китаем проекте резолюции Совбеза. Понятно, что ни в Москве, ни в Пекине не хотят продолжения кровопролития в Сирии. Но резолюция кажется для них однобокой, не содержащей никаких требований в отношении сирийской оппозиции. Но зато призывающей президента Асада покинуть власть.

С практической точки зрения принятая подавляющим большинством голосов резолюция Генассамблеи большого значения не имеет. Равно как и обязательного характера — это документ рекомендательного свойства. Но в западных СМИ заговорили о том, что Россия и Китай (в компанию из голосовавших «против» попали также Иран, КНДР, Венесуэла, Боливия, Зимбабве, Куба, Белоруссия) попали в изоляцию по сирийской проблеме.

— Как вы представляете себе изоляцию России и Китая? — комментирует «МК» президент Института Ближнего Востока Евгений САТАНОВСКИЙ. — Полтора миллиарда человек будут изолированы 300-тысячным Катаром и лобби, проплаченным эмирской щедростью? Позиция понятная и принципиальная: определилось, кого можно прикупить, сблокировать, придавить по данному конкретному вопросу. Определилось — кого нельзя. Нормальная рабочая ситуация: война нервов и информационная война — реальность наших дней. Во времена каноника Коперника он знал, что Земля круглая, а все остальные знали, что она плоская. И он публикацию на тему своей точки зрения приурочил к моменту, когда собирался уходить в мир иной — потому что не собирался встречаться с товарищами из инквизиции. Значит ли это, что Земля плоская, потому что все это знали? Сегодня есть некоторый заказ по поводу Сирии. Ликвидацию режима в этой стране готов поддержать тот набор стран, который голосует в ООН. Ну и что? У России есть своя позиция в отличие от наших американских коллег, которые доказали всему Ближнему Востоку, что верна арабская поговорка о том, что быть врагом Америки опасно, но быть другом опаснее вдвойне. Потому что Америка сдает своих друзей в любую секунду — как произошло с Мубараком. Причем вне зависимости от того, имеет ли это смысл, как показывает тяжба вокруг египетских правозащитников, которых или посадили или посадят... Черчилль говорил, что Америка всегда найдет верный вариант, сначала перебрав все другие. А мы-то здесь при чем? Ну да, мы сдаем своих, поссорившись с Западом или в рамках исторической динамики. Если мы говорим, что мы держава, — это означает способность к самостоятельному мышлению и такому же поведению. Россия в сирийском вопросе продемонстрировала способность к трезвому анализу фактов — что уж тут плохого? Говорят, что в некоторые годы маленькие зверьки лемминги во время миграции толпой бросаются в воду. И на одинокого, сидящего в траве лемминга все смотрят и кричат: «Ты чего? Пошли!» — и потом прыгают с обрыва. А он: «Ну ладно, я пошел травку грызть». Вот и вся логика российской дипломатии в данном конкретном смысле. И правильная логика — а то все толпами ходим...

«И все-таки, почему Россия так упорствует по сирийскому вопросу?» — задался вопросом «МК».

— Россия в нынешней ситуации не может прямо защищать Асада, но фактически защищает его, выступая за то, чтобы согласиться с предложениями сирийского президента по проведению в стране референдума, — считает зам. гендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН. — Есть два фактора, определяющих российскую позицию. Первый: Сирия — наш последний партнер на Ближнем Востоке, наш клиент, покупающий оружие и предоставляющий свои порты для захода российских кораблей. Вторая причина лежит за пределами Сирии: Россия не хочет, чтобы внутриполитические вопросы подлежали международному обсуждению. С точки зрения России, вопросы государственного суверенитета выше прав человека. Ливийская история укрепила эту позицию. Москва согласилась в свое время на Ливию, но, после того как выяснилось, что «ливийская резолюция» стала основанием для военного вмешательства, Россия резко ужесточила свою позицию. И в России не знают, кто будет следующим: Ливия, Сирия... И если российская власть, скажем, столкнется с оппозицией, не окажется ли она под ударом? Или события на Северном Кавказе — не станут ли они основанием для вмешательства? В результате мы получаем, что Запад и арабы будут действовать в обход ООН. Скорее всего, признают сирийскую оппозицию легитимной стороной конфликта, после этого ей можно будет открыто направлять оружие, военных советников. Может, попытаются создать «свободную зону» на севере Сирии, где оппозиционеры могли бы находиться под защитой арабского контингента. Все это будет еще более усложнять отношения между Россией и Западом, равно как между Россией и значительной частью арабского мира.

Арабская революция. Хроника событий



Партнеры