Явка с повинной

Что думать?

23 февраля 2012 в 18:54, просмотров: 32204

У нас в руках бесценный (буквально) Документ Эпохи! Название — «101 вопрос начальнику штаба». На первой странице уведомление: «Брошюра изготовлена по заказу кандидата на должность президента России Путина Владимира Владимировича и оплачена из средств его избирательного фонда». Тираж — миллион экземпляров, солидно.

Явка с повинной
фото: Михаил Ковалев
Путинский начштаба не верит, что это настоящие люди.

Понятно, что это агитка. Но мы решили помочь (бесплатно) распространению этого текста, ибо, во-первых, есть ощущение, что, кроме нас, его вообще никто не читал. А во-вторых: как палеонтологи по одной окаменевшей косточке восстанавливают облик гигантского ящера, так историки по этой брошюре восстановят наше время...

А как выглядит наше время? Это зависит. С точки зрения какой-нибудь библиотекарши-интеллигентки — катастрофа; с точки зрения богача-депутата «ЕдРа» — невероятный успех. Вот всем известные митинги за честные выборы, вот рассказы очевидцев, фото, видео... Но открываешь брошюру «101 вопрос», и...

«ВОПРОС № 19. Многие убеждены, что выборы в Государственную Думу были сфальсифицированы.

НАЧШТАБА. Ни в какую фальсификацию, тем более массовую, я не верю. Факты фальсификации должны быть доказаны в суде. Где эти суды и где доказательства? И совсем не по причине фальсификации люди пришли на митинги. Публике, собравшейся на Болотной площади и проспекте Сахарова, вообще этот аспект был до лампочки».

Что кто-то не верит в фальсификацию, это хорошо; верить лучше бы в Господа Бога. Но причина выхода людей на улицы точно известна тем, кто вышел. И попытка убедить граждан, что они сами не знают, зачем пошли, — выглядит странно.

Следующий вопрос выглядит как повтор. Но ответ кажется ещё более странным:

«ВОПРОС № 20. Вы считаете, что нынешние выборы были честными?

НАЧШТАБА. Абсолютно нечестными. Были нарушены все юридические и этические нормы... Все телевизионные каналы, радио, интернет — всё было отдано оппозиции. Казалось бы, государственный канал, государственные средства информации хотя бы из чувства приличия должны были поддержать партию власти, но и оттуда шёл не всегда справедливый накат на «Единую Россию».

Вообразите, что эту брошюру, эти упрёки, читают сотрудники государственных телеканалов, «которые хотя бы из чувства приличия должны были поддержать партию власти», а на самом деле все эти месяцы отдавались оппозиции.

* * *

На 101 вопрос отвечает начальник путинского штаба Станислав Говорухин («Место встречи изменить нельзя» и др.). Его брошюра начинается с лаконичного вступления: «После того как я дал согласие возглавить штаб предвыборной кампании Владимира Владимировича Путина, ко мне посыпалось огромное количество вопросов: от газет, журналов, из интернет-изданий, от российских граждан. На самые острые из задаваемых вопросов я решил ответить в этой маленькой книжке».

Обратим внимание на источник вопросов. Сказано, будто они «посыпались из». Но вот как начинаются эти вопросы:

«— Однако, согласитесь...

— Но в таком случае...

— А стоит ли такой ценой...

— Но ведь не только Запад...»

Если бы вопросы сыпались от разных людей, то они были бы отдельные. И ответы на них были бы отдельные. А тут они «сыплются» из одного рта. Это рот собеседника. Это беседа. И технология очевидна: работает диктофон, какой-то человек задает вопросы, начальник штаба отвечает (наговаривает ответы), а потом кто-то расшифровывает аудиозапись, расставляет запятые и — в типографию! Обошлись своими силами, без избирателей (как это часто случается во время выборов).

Название математически четкое: «101 вопрос...». Но поскольку это беседа, то местами она выглядит так:

«ВОПРОС. Вторая проблема, которая раздражает народ...

НАЧШТАБА (перебивает). Это коррупция.

ВОПРОС. Совершенно верно. Коррупция. Она, как гигантский спрут, опутала все сферы нашей жизни...

НАЧШТАБА. Но, согласитесь, это все-таки лучше, чем было 15 лет назад...

ВОПРОС. А как Путин собирается бороться с коррупцией?..»

Вот и судите: это три вопроса или все-таки один? Таких примеров, когда один вопрос разделяется на кусочки, в брошюре немало.

* * *

Во вступлении сказано: «На самые острые из задаваемых вопросов я решил ответить...»

Вот примеры предельной остроты:

«— Станислав Сергеевич, вы режиссер, художник, политик. Какая из этих трех ипостасей наиболее интересна для вас? И насколько гармонично они сочетаются?

— А живописи вы где-то учились?

— А выставки ваших картин происходят?

— Сейчас много говорят о проблемах в сфере культуры. А вы в Государственной Думе как раз возглавляете Комитет по культуре и информационной политике. Какие направления этой деятельности считаете наиболее актуальными?»

У этих острейших вопросов есть еще одна важная общая черта: они не про заказчика брошюры (не про кандидата в президенты РФ Путина В.В.) и не про выборы вообще. Это вопросы про начальника штаба, заданные начальнику штаба. И таких чуть ли не два десятка, а зачем они здесь?

Вот последние пять вопросов, очевидно, самые ударные:

«— О чем больше всего жалеете?

— Рассчитываете получить деньги на новый фильм?

— Каждый игрок команды в случае победы кандидата рассчитывает на какой-то портфель. Может, и вы рассчитываете на какой-нибудь?

— В чем ваше принципиальное отличие от Никиты Михалкова?»

...Прежде чем процитировать самый последний вопрос, надо сказать о некоторой неуместности вопроса про Никиту и привести удивительный ответ:

«НАЧШТАБА. Он молод, красив, импозантен, талантлив и богат. Вот, пожалуй, и вся разница».

Молодость Никиты Михалкова — вещь весьма условная. С точки зрения Кощея Бессмертного, это вообще щенок. Красив, импозантен, богат — с этим не спорим, хотя, с точки зрения какого-нибудь Прохорова, Никита вообще нищий. Но говорить «...талантлив... Вот, пожалуй, и вся разница» — значит, признавать себя бесталанным. То ли это самоуничижение паче гордости, то ли ошибка, глупость редакторов?

А теперь — внимание! — финальный вопрос:

«— Госсекретарь США Хиллари Клинтон, даже не дождавшись окончания выборов в России, заявила, что они нечестны. Представьте себе такую картину: по дороге в булочную вы встречаете Хиллари. Что бы вы ей сказали?

НАЧШТАБА. Я бы сказал: «Мадам, вы ведёте себя как на коммунальной кухне. Не суйте нос в чужую кастрюлю!»

Согласитесь, остро! Чем-то напоминает самого Путина, который про каких-то иностранцев сказал: «Пусть свою жену учат щи варить!» Но в нашем случае, безусловно, картина получилась гораздо ярче.

Самое замечательное в этом вопросе «по дороге в булочную». Пешком! (Наши люди в булочную на такси не ездят!) И вот представьте: идёт баба из булочной, а к ней мужик: «Мадам! Ведёте себя как на коммунальной кухне!» Натурально, и госсекретарь, и начштаба будут с переводчиками. Но всё равно трудности предстоят большие. Удастся ли объяснить заокеанской сучке, что такое коммунальная кухня?

...Если серьёзно, то настоящие острые вопросы звучали, например, на встрече Медведева со студентами журфака. Там президента спросили, готов ли он к тому, что суд может приговорить его к смертной казни? готов ли он умереть за свои идеалы? Это очень острые и при этом очень благородные вопросы. В них видны: убежденность, что Закон выше любого чиновника; и вера, что есть люди, готовые отдать жизнь за идеалы.

* * *

Брошюра читается как роман!

«ВОПРОС № 13. Если предположить, что итог президентских выборов заранее предрешён, а именно так думает бо`льшая часть населения России...

НАЧШТАБА. Я считаю, что это будут самые трудные выборы за всю историю России.

ВОПРОС № 14. То есть итог не предрешён?

НАЧШТАБА. Абсолютно ничего не предрешено. И я хотел бы предостеречь тех, кто так думает».

Это страница 9. Понимаешь, какая нам предстоит борьба! Самая трудная за всю историю России! А на странице 38:

«ВОПРОС № 58. А если он (Путин) не будет избран?

НАЧШТАБА. Будет!»

Вот из-за таких удивительных противоречий, которыми полон Документ Эпохи (далее ДЭ), нам и кажется, что никто его не читал. Потому что если бы читал, то как-нибудь постарался бы сгладить, согласовать, затушевать наличие в одном месте столь противоположных мыслей.

И таких мест в ДЭ, увы, немало. А некоторые вопросы повторяются с такой настойчивостью, что невольно вспоминается бессмертное жванецкое производственное собрание: «А теперь слово предоставляется начальнику транспортного цеха!»

«ВОПРОС № 18. Интересно, он (Путин) понимает, что это следствие каких-то его собственных ошибок?

НАЧШТАБА. Безусловно. И прежде всего ошибок партии „Единая Россия“. Партия слишком заформализовалась... Законы зачастую принимались без учета разумных поправок...»

В длинном ответе говорится исключительно про ошибки «ЕдРа», а вопрос-то был про ошибки Путина.

«ВОПРОС № 56. А какие (у Путина) главные ошибки, по вашему мнению?

НАЧШТАБА. В основном это ошибки, связанные с созданной им партией... Получилась партия, в которой рядом с честными людьми — огромное количество проходимцев...»

Скорее, это острый ответ, чем острый вопрос. Но опять: спрашивают про ошибки Путина, а ответ — про ЕдРо. «Ему — про Фому, а он — про Ерёму». А бывает и «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Вот, например:

«ВОПРОС № 8. Но в таком случае вам намного сложнее, чем, например, молодому поколению, адаптироваться в современном мире...

НАЧШТАБА. Сложнее, конечно. Но мы сейчас говорим о порядочности. А порядочность тогда ценилась превыше всего. И, кстати, такой еще момент. В интернет-пространстве бытует мнение, что Путин баснословно богат. Но никто не видел его яхты, его замков. Потому что их и нет. Нельзя найти то, чего нет».

Немолодого человека спрашивают: сложнее ли ему адаптироваться, чем молодым? А он «кстати» говорит про бескорыстие кандидата.

«ВОПРОС № 31. Увидят ли хотя бы наши дети свою Родину богатой и счастливой?

НАЧШТАБА. Обязательно увидят и будут жить в этой стране. Но чтобы добиться этого... другого рецепта у меня нет: слушайте народ и выполняйте его волю!»

На соседней странице:

«ВОПРОС № 39. Так что все-таки нужно России для процветания и стабильного развития?

НАЧШТАБА. Нужен капитан, который повёл бы страну по ясному курсу».

Может быть, это кажущееся противоречие, но все-таки: исполнять волю народа или исполнять волю капитана?

* * *

В Документе Эпохи много чудес; будь в газете достаточно места — мы процитировали бы его полностью. Увы.

Вопрос № 67 — про олигархов, но в ответе, который занимает две страницы, речь идёт о 1991-м, о приватизации, о коммунистах, перекрасившихся в демократы:

«НАЧШТАБА. Разве этого не понимали такие крупные партийные чиновники, как Ельцин или Полторанин? Они сознательно пошли на предательство национальных интересов».

Искренняя боль увлекает, человек забывает о логике. А ведь это именно Ельцин (сознательный предатель национальных интересов) назначил преемника в 1999-м.

ДЭ издан тиражом миллион экземпляров. Будет ли польза?

Сторонникам Путина агитационная брошюра не нужна — они и так за него проголосуют.

Подневольным и покорным она тоже не нужна — они голосуют по приказу.

Убедит ли она противников Путина? Покажите хоть одного, кто прочёл бы и сказал: «Вот, не хотел голосовать за Путина, а теперь, изучив „101 вопрос начальнику штаба“, — пойду!» Если в Белом доме таких не найдём, стоит поискать в жёлтом.

Какова же весомость этого агитационного материала? Она очень велика. Лично взвесил. Документ Эпохи потянул на 45 граммов.

Это значит, что миллионный тираж весит 45 тонн. При этом мы понимаем, что агитационный текст по природе своей — однодневка. Успеют ли хотя бы раздать (не говоря уж прочесть)? В СССР за такое количество макулатуры можно было бы приобрести всего Дюма, всех «Проклятых королей».

...Может быть, бесценный (в смысле, бесплатный) ДЭ весил бы целых 50 граммов, но — еще один подарок читателям — недовес, недостача. Где-то произошла советская усушка-утруска. В брошюре 99 вопросов.

Изучая текст, мы нумеровали вопросы для собственного удобства, а в результате — открытие: двух не хватает.

Казалось бы, пустяк: 99 и 101. Разница всего 2%. Такие ошибки бывают сплошь и рядом. Это скоро мы увидим на выборах начальника начальника штаба.



Партнеры