Каким президентом должен быть Путин?

Жизнь глазами домохозяйки

23 февраля 2012 в 20:27, просмотров: 11743
Каким президентом должен быть Путин?
фото: Александр Астафьев

Многие наши граждане считают, что президент страны — это вроде как предводитель. Вожак племени.

Другие, и их значительно меньше, полагают, что президент — это эффективный управленец. Типа топ-менеджер.

Я думаю, что оба подхода неверны. Президент должен быть чуть-чуть вожаком. И чуть-чуть менеджером. Но в гораздо большей степени он должен быть посредником. Выразителем интересов разных социальных групп, который ведет эти разные группы к компромиссам и балансу. Пропускает вперед то одних, то других и, таким образом, выдерживает политический курс, который позволяет обществу гибко подстраиваться под меняющиеся условия и развиваться в соответствии со своим потенциалом.

Что касается вожаков, то они хороши были в древние времена. Модель управления, которую они предлагают, в современном мире не работает. Путин доказал это со всей очевидностью. Его вертикаль власти похожа на диплодока: ма-а-аленькая головка с крошечным мозгом на длинной, вихляющейся шее руководит огромным, неповоротливым туловищем, которое бредет черт знает куда и в итоге, конечно, вымрет, как вымерли сами диплодоки.

Менеджеры тоже не хороши, но по другой причине. Слишком нацелены на материальные выгоды, деньги, рынки. Цель у них всегда оправдывает средства. Ради нее в ход пускается ложь, утверждаются двойные стандарты, предаются общечеловеческие ценности. Сам же Путин неоднократно упрекал в этом западных лидеров.

В реальной жизни эффективность эффективных менеджеров обнуляется враньем и подлостью. Они правили миром последние лет двадцать и в итоге привели его к глубочайшему кризису.

И менеджеры, и вожаки испытаны и пройдены. Когда-то они были продуктивны, но в современном мире ни те ни другие не годятся. В современном мире президентами должны быть посредники, которые ведут страну туда, куда указывает вектор сбалансированных интересов всех социальных слоев, из которых состоит общество. Пример — Обама. Американцы, держащие нос по ветру, выбрали его именно как посредника между белыми и цветными, мусульманами и христианами, богатыми и бедными.

Справляется ли он с такой ролью? Однозначного ответа нет. И это неудивительно. Быть президентом-посредником сложно. Гораздо сложнее, чем единолично решать, что важнее сейчас для страны: накачивать деньгами сгнившую армию или сгнившую медицину.

Президент-посредник должен уметь слышать людей. Подстраиваться. Договариваться. Объясняться. Наступать на собственные амбиции. Не поддаваться манипулированию.

Обидно, что Путин как раз все это может. И если бы он понял, каким должен быть современный президент, он был бы прекрасным президентом. Но он не понимает.

Его выступления, его предвыборные статьи наводят тоску. Господи, это даже не вчерашний день! Это позавчерашний! Страхи, выкопанные из окопов холодной войны, заговоры мировой закулисы, имитации народного единения, мельтешение митингов, на которые сгоняют по разнарядке, уральские рабочие — передовики производства, шакалящая интеллигенция, с кем вы, мастера культуры, кто не с нами, тот против нас.

Я вот не понимаю, как можно серьезно относиться к этому хламу сейчас, спустя сорок лет, когда человечество прошло огромный путь и мир изменился до неузнаваемости. Как можно делать из него выводы, считать рейтинги, что-то там комментировать? Ведь это не реальность. Это просто сны.

Страшные сны вожака племени, которое выходит из повиновения, и он должен что-то с этим делать.

Заставить подчиняться. Или не заставлять. Наоборот, измениться самому. Перестать быть вожаком. Стать посредником.





Партнеры