Сербская оппозиция симпатизирует Путину

Томислав Николич: «В Сербии он вызывает больше положительных эмоций, чем наш собственный президент»

29 февраля 2012 в 14:05, просмотров: 1973

Выборы Президента России волнуют не только граждан нашей страны — на Балканах за ними следят едва ли не так же пристально. Накануне президентских выборов в России и парламентских выборов в Сербии постоянный автор «МК» политолог Олег Бондаренко посетил Белград, где побеседовал с председателем оппозиционной Сербской прогрессивной партии Томиславом Николичем, который известен своими симпатиями к нашей стране. Его партия сейчас имеет 37-процентную поддержку населения и может обойти на выборах правящую, которая пока отстает на 10%. В таком случае у Николича велик шанс стать премьер-министром Сербии.

Сербская оппозиция симпатизирует Путину
фото: Александр Астафьев

— Господин Николич, как вы оцениваете нынешнее состояние российско-сербских отношений?

— Более-менее нормальные деловые отношения у нас возникли лишь после того, как было подписано соглашение об энергетическом сотрудничестве в 2008 году. Конечно, Сербия и раньше искала поддержки у России по Косово. Ведь Россия вместе с Китаем и другими странами является прямым защитником наших интересов в Совете Безопасности ООН. А с 2000 года у нас появились довольно благоприятные торговые соглашения, связанные с отсутствием таможенных барьеров, — около 70% товаров, которыми мы торгуем с Россией, продается у вас без таможенных надбавок. Но пока от этих экономических условий нет большого эффекта, потому что у власти в Сербии находятся люди, которые не стремятся развивать отношения с Россией.

Россия могла бы покупать нашу сельхозпродукцию, но наши власти уничтожили наряду с промышленностью и богатейшее сельское хозяйство. При желании мы могли бы производить столько, чтобы даже огромную Москву и Московскую область обеспечивать своими продуктами. Но сейчас у Сербии остались только кредиты. Наш долг перед мировыми банками растет, и в конце концов это приведет к краху. Мы вплотную подошли к «красной линии»: наши долги приближаются к 50 процентам валового общественного продукта. Пришел момент, когда мы должны сами начинать работать и зарабатывать. У нас раздутая администрация, следовательно — большое воровство и мафиозные структуры в государственном аппарате. Поэтому после прихода к власти мы должны очень жестко и четко со всем этим разобраться.

Отношения с Россией каждый раз оказывались запретной внутренней темой: в головах у нынешних руководителей нет альтернативы вступлению Сербии в Евросоюз. Я согласен с тем, чтобы Сербия стала членом ЕС, но наряду с этим она должна продолжать углублять сотрудничество с Россией. Мы — маленькая страна, своей верой, историей и культурой связанная с Россией, но в то же время находимся внутри ЕС и хотели бы стать его членом. Но только если нам не будут все время говорить, что условием для этого является вступление в НАТО и отказ от Косово. В таком случае мы не согласимся.

— Давайте перейдем к вопросу о Косово. Как там развивается ситуация? Какой выход вы видите для косовских сербов?

— На мой взгляд, Сербия сделала ошибку, согласившись видеть в Косово партнера. Нельзя одновременно говорить, что Косово — это Сербия, и фактически нарушать конституцию, де-факто признавая косовские власти. Нельзя принять условия ЕС, чтобы там присутствовали его представители, потому что они включают в свою структуру албанских полицейских и таможенников и направляют их на административную границу между Сербией и Косово. Тогда сербы стали сами защищать Северное Косово. Поначалу помощь Сербского государства ощущалась, но когда со стороны Запада сказали «нет» — официальный Белград фактически их предал.

Переписи населения в том районе фактически не было. Сейчас у нас выборы на носу. А там могут даже не объявлять выборы местного самоуправления, поскольку нет списка избирателей. Председатель Скупщины недавно сказала, что она не знает, будут там выборы или нет. По конституции автономный край Воеводина равноправен Косово. В этой ситуации теоретически возможно, что и Воеводина также может отделиться, поставить свое собственное управление и не участвовать в выборах президента Сербии. А Воеводина начинается сразу за Белградом…

— Как вы объясните недавнюю ситуацию, когда косовские сербы просили гражданства России?

— Это символ того, насколько велико у нас уважение к России и к Путину лично. Они понимают, что не могут стать гражданами РФ, потому что живут не на ее территории. Но так они выражают свою благодарность за то, что Россия твердо защищает их статус в Совете Безопасности ООН.

— На ваш взгляд, Россия может помочь Сербии решить проблему Косово?

— Если бы Сербия потребовала международных переговоров по Косово и пригласила Россию в качестве своего представителя и защитника на переговорах, это стало бы возможным. Но для этого нужна политическая воля президента Сербии, которой пока что нет.

— В России заканчивается президентская кампания. После парламентских выборов значительно выросла политическая активность граждан. Вы следите за этими процессами?

— У нас самих скоро будет предвыборная кампания, мы серьезно к ней готовимся. Страна у нас небольшая, всю ее можно проехать на автомобиле за пять часов. За 40 дней кампании исчерпываются все силы. Могу себе представить, сколько сил отдают люди во время предвыборной кампании в России. И мне кажется, что в вашей кампании делается больший упор на СМИ, нежели у нас. Нам же приходится по-другому себя вести — чтобы нас везде видели и понимали, нужно посетить каждый город, каждое село.

Выборы вашего президента значительно важнее, чем наши выборы (по нашей конституции у нас парламентская республика, у нашего президента гораздо меньше власти). Честно сказать, я не вижу у вашей оппозиции такой силы, которая могла бы лидировать. И Владимир Путин победит, я уверен в этом. Но в дальнейшем все будет зависеть от того, насколько он оправдает те ожидания, которые существуют сейчас у российского народа.

— С чем вы связываете такую невероятную любовь, которая есть в Сербии к России и лично к Путину, что можно увидеть и на футбольных стадионах, и на баррикадах Северного Косово?

— Большое влияние на формирование нашей культуры оказали высокообразованные люди, которые оказались на нашей территории как беженцы после Октябрьской революции. Артисты театра, балета, архитекторы, преподаватели, врачи — это все были русские. Наш народ был малообразован. Представители русской культуры существенно подняли уровень нашего образования.

Кроме того, Россия как государство всегда помогала Сербии, когда это было возможно. И эти ощущения у нас живы до сих пор. В Сербии вообще любят русских. А что касается Путина, то восхищение им здесь связано прежде всего с кризисом авторитета сербских политиков, сербского руководства. Россия уже прошла период кризиса самоидентификации, а сербское руководство как раз находится в этой критической точке. Поэтому, когда в России появился настоящий лидер, его, конечно, полюбили. Для сербов Путин стал первым российским постсоветским политиком, который показал, что понимает сербские проблемы, и дал понять, что Россия будет надежным партнером Сербии. Не будет преувеличением сказать, что сейчас в Сербии он вызывает больше положительных эмоций, чем наш собственный президент.




Партнеры