Сербия подошла к приему

Статус кандидата не гарантирует скорого вхождения в ЕС

1 марта 2012 в 18:35, просмотров: 1286

Открывшийся 1 марта в Брюсселе саммит ЕС приковал к себе внимание жителей Сербии: уже в пятницу граждане могут проснуться в государстве, получившем статус кандидата в члены Евросоюза. Впрочем, нельзя сказать, что сербы спят и видят, как бы поскорее оказаться в европейском клубе.

Сербия подошла к приему
фото: Александр Корнющенко

Соцопросы показывают, что число сторонников вступления в ЕС в стране падает. Главным образом сербы недовольны тем, что платой за вступление в ЕС, по сути, становится отказ от Косова. Вместе с тем страна продолжает идти курсом на вступление в Евросоюз, провозглашенным президентом Борисом Тадичем. Эксперты сходятся во мнении: сейчас у Сербии, не получившей кандидатства в минувшем декабре, когда его добилась соседняя Черногория, шансы стать кандидатом велики.

Главным образом это связывают с ходом технических переговоров между Белградом и Приштиной. Во время их последнего раунда Сербия, фактически, согласилась видеть в самопровозглашенном государстве чуть ли не равноправного игрока на мировой арене. И хотя согласно достигнутой на переговорах договоренности в различных саммитах Косово будет участвовать с рядом оговорок (на табличках его представителей рядом с названием территории будет стоять звездочка, напоминающая о соответствующей декларации ООН), сам факт того, что сербская сторона допустила подобную возможность, расценивается Евросоюзом как залог стабильности в регионе. Чего, собственно, и добиваются члены ЕС, в первую очередь — Германия.

Кстати, именно Германия обращала внимание руководства Сербии на существование на севере Косова, где проживают преимущественно сербы, структур самоуправления, параллельных косовско-албанским. До сих пор четыре косовские муниципалитета — Звечан, Зубин Поток, Лепосавич и Косовска Митровица — не признают власти Приштины. С целью донести свою позицию, 14-15 февраля местные жители провели референдум по вопросу о признании жителями структуры управления, предлагаемой косовскими албанцами. Больше 95% участников референдума высказались против.

Такой результат не был сюрпризом для сербского руководства. И уж конечно не увеличивал шансы Сербии на получение статуса кандидата. Не удивительно, что официальный Белград неоднократно высказывался о том, что данное голосование носило незаконный характер. Фактически, власти Белграда и Приштины впервые объединились, выражая свое недовольство референдумом, что вызвало волну критики в адрес сербского руководства со стороны оппозиции.

Уступка за уступкой, на которые шел президент Борис Тадич, объясняются экспертами весьма просто: в Сербии приближаются парламентские, а затем и президентские выборы. Кандидатство в Евросоюзе — единственный шанс демократов удержаться у руля.

Но, несмотря на то, что требования, выдвинутые Германией и рядом других стран, Сербия максимально удовлетворила, предшествовавшее брюссельскому саммиту заседание Совета министров стран ЕС прошло 28 февраля не совсем гладко. Позиции Сербии настолько шатки, что, фактически, претензия любого европейского государства может стать серьезным препятствием на пути к канидатству.

Так, неожиданное осложнение представила собой позиция румынского представителя, который использовал предстоявшее голосование как возможность потребовать от Сербии признания одного из национальных меньшинств республики румынским. Практически половину рабочего дня участникам совета пришлось посвятить урегулированию позиций по этому вопросу, после чего рекомендация все же была подписана.

Но даже получение статуса кандидата вовсе не гарантирует Сербии простое и быстрое вхождение в ЕС. Достаточно вспомнить Македонию, ставшую кандидатом еще в 2005-ом и до сих пор не добившуюся членства в европейском клубе. Таким образом, история, в которой главные роли предстоит играть Белграду и Приштине под чутким руководством партнеров из ЕС, безусловно, продолжится.

Светлана ИВАНОВА, собкор «МК» в Белграде.





Партнеры