Высоченная явка (с повинной)

Что думать?

10 марта 2012 в 18:25, просмотров: 36250
Высоченная явка (с повинной)
Рисунок Алексея Меринова

Народ продолжает спорить о выборах. Митинги протеста, теле- радиопередачи, газеты... Тысячи наблюдателей публикуют в интернете видео- и фотофакты нарушений, а следствие и суд не верят . Это, мол, монтаж; это, мол, на квартире снято для дискредитации.

Но вдруг есть государственное официальное сообщение о фальсификации? Тогда все общественные усилия только подтверждают и дополняют очевидный факт.

На официальном сайте Центризбиркома есть данные о численности избирателей. На думских выборах в декабре 2011-го нас было 109 237 780. На президентских в марте 2012-го нас стало 109 860 331.

Меньше чем за три месяца взрослых граждан России стало больше на 622 551. И это в стране, где население стабильно сокращается.

Как такое может быть?

Неужели старики внезапно и массово перестали умирать именно в эти месяцы, а дети внезапно и массово родились 18 лет назад в эти три месяца (чтоб достичь совершеннолетия аккурат к президентским выборам)? Но возникает вопрос: откуда зимой 1993/1994 зародыши знали, когда именно они понадобятся Родине?

А они и не знали. В официальных статистических справочниках никакой вспышки рождаемости в ту зиму не было.

В таких сложных случаях не надо гадать. Надо обращаться к науке. Мы и обратились к крупнейшему учёному-демографу России доктору наук А.Г.Вишневскому.

— Анатолий Григорьевич, как ваша наука объясняет рост числа взрослых граждан за три месяца на шестьсот тысяч?

— Научного объяснения не существует. Объяснение должен дать публикатор этих данных, то есть Центризбирком.

Спасибо за совет. Но ЦИКа — это такая организация... где сядешь, там и слезешь. Начнут рассказывать несусветные сказки про перепись: «Если учесть... Если прибавить... Если экстраполировать...»

А если вычесть? Перепись считает всех, кто тут есть, а вовсе не только граждан. Перепись считает в том числе гастарбайтеров — и легальных, и нелегальных — всех, кто попался переписчику. А гастарбайтеров у нас то ли пять миллионов, то ли десять, то ли больше. Но даже если их всего пять, то нас, граждан, не 142 миллиона, а 137.

Перепись считает жителей, а ЦИКа — избирателей, число которых за счёт неграждан расти не может.

Потребовать от ЦИКи объяснений, конечно, можно. Но получить нельзя. Даже через суд. Несколько лет назад я пытался это сделать. Тогда ЦИКа опубликовала разъяснения, запрещающие гражданам рассуждать о выборах в прессе. Допускалась только платная агитация (оплаченная из избирательного фонда партии или кандидата).

Прочитав об этом в «Российской газете», позвонил в ЦИКу. На звонок ответил член ЦИКи Большаков С.В. Вот наш разговор.

— Могу ли я высказываться в печати по поводу выборов?

— В качестве кого?

— В качестве Минкина Александра, гражданина Российской Федерации.

— А гражданин не вправе высказываться по поводу выборов в печати!

— Почему?

— А потому! Гражданин по поводу выборов вообще в печати высказываться не имеет права никакого.

Это нахальное безумие показалось слегка выходящим за рамки. Мы подали жалобу в Верховный суд России. Верховный суд решил, что Большаков прав. Мы подали жалобу в Кассационную коллегию Верховного суда. И Кассационная коллегия решила, что Большаков прав.

Юристам, конечно, виднее. Но всё же обидно за граждан, которые «в печати высказываться не имеют права никакого».

Мы пытались объяснить, что граждане России вправе иметь убеждения. А с точки зрения ЦИКи, никаких убеждений у граждан быть не может, а есть только платные услуги.

В Верховном суде я цитировал Конституцию России. В 29-й статье говорится: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова...»

Верховный суд терпеливо выслушал цитату из Конституции, а потом предоставил слово члену ЦИКи Большакову. И член ЦИКи объяснил, что Конституцию они отменили, во-первых, частично, во-вторых, временно, а в-третьих, ради общего блага.

Ни одного журналиста в суде не было. Ни одного.

...Тогда, 12 лет назад, общество осталось абсолютно равнодушным и к урезанию свобод, и к уничтожению избирательного права, и к судебным процессам, которые газета и автор этих строк вели в полном одиночестве, не получая никакой поддержки, ни от Госдепа, ни от демократических партий (тогда они еще были в Думе), ни от прогрессивной общественности.

Теперь все созрели. Ура.





Партнеры