Хотите творить историю — не надо впадать в истерику

Кто сказал «все пропало»? Перестройка-2 продолжается!

22 марта 2012 в 12:52, просмотров: 17426

Эйфория, овладевшая неокрепшими душами многих оппозиционеров в минувшем декабре, к снежному марту 2012-го сменилась разочарованием на грани паники, она же истерика — в стиле «все пропало, гипс снимают, клиент уезжает».

Хотите творить историю — не надо впадать в истерику
фото: Геннадий Черкасов

Ах, говорят нам самопровозглашенные лидеры оппозиции, количество участников протестных акций не только не растет, но снижается! На проспекте Сахарова было в свое время 80 000, а на Новом Арбате 10 марта — дай бог, 25 000! Протест захлебывается, и сейчас все усилия пойдут прахом. В общем, полный караул.

На мой же, малопросвещенный взгляд, ничего страшного не происходит. У перестройки-2, реченной нами в «МК» еще летом 2010-го, похоже, наступил первый кризис очистки. Что абсолютно нормально — это первый, но не последний кризис процесса, ведущего к переформатированию России в национальное государство европейского образца.

Во многом в этом кризисе виноваты сами т.н. лидеры оппозиции. Которые умудрились учинить сеанс коллективного помешательства вокруг вопросов, не стоящих выеденного яйца, и на ровном месте неправильно сформулировать цели протестного движения.

Так, зачем-то вокруг президентских выборов 4 марта был устроен дикий ажиотаж, совершенно не адекватный месту этого явления в современной РФ-истории.

Дорогие друзья и сочувствующие, ответьте, пожалуйста, сами себе (а заодно и мне) на такие вопросы.

1) Что, 4 марта в России сменилась власть? Пришли какие-то люди и/или силы, которых раньше у власти принципиально не было?
2) Мы что, извините, не знали заранее результатов этих, простите, выборов?
3) Мы не понимали, какими методами эти результаты будут достигнуты? А раньше они что, достигались принципиально другими методами?

Так об чем базар, я дико извиняюсь? К чему весь этот кипеж? Для чего тратить столько времени и сил на эмоционально-нервическое обсасывание события, которого, в сущности, не случилось?

Раз-два-три, ничего не произошло, как говорил по схожему поводу Хармс.

На волне истерической полемики каких-то невероятных размеров достигла фигура Наблюдателя, который уж точно «встал на площади в полный рост» ((с) Александр Елин, группа «Рабфак»). Ну да, готов согласиться, наблюдателей надо уважать, их усилиям по разоблачению всего и всяческого мухлежа — аплодировать. Но разве работа коллективного Наблюдателя как-то повлияла на результат выборов? Или привела к их отмене? Или приведет?

Так что давайте не будем ничего преувеличивать.

Вообще сам лозунг «За честные выборы!» пора задвигать на второй план. Потому что никакой отмены выборов не предвидится, это надо на 100% честно признать. И если считать, что единственной целью митингов был пересмотр итогов выборного цикла, то оппозиция все проиграла. А если догадаться сказать Болотной площади и проспекту Сахарова, что благодаря митингам — прежде всего именно им — принимается новое законодательство о партиях, готовятся прямые выборы губернаторов, всерьез обсуждается созыв Конституционного собрания — то мы побеждаем. (Говорю «мы» как один из тех самых 50, а потом 80 000 протестующих прошлого декабря). И это уже совсем другое дело.

Только почему-то оппозиционеры стесняются говорить об успехах протестного движения — что само по себе стимулировало бы его продолжение и рост, — а вместо этого предпочитают рвать на себе волосы, причем в наименее подходящих для этого местах.

Еще мне нынче постоянно приходится слышать звуки таких родимых песен (выводимых с диким совершенством): несмотря на все манипуляции, победа Путина все равно правильная, ибо большинство — действительно за него. Ну, нравится Путин простому, не слишком креативному россиянину, ничего не попишешь!

Простите, ерунда.

Нам с моими коллегами по Институту национальной стратегии уже приходилось неоднократно писать (но длинных текстов у нас тут никто не читает, вот ведь маленькая беда), что в традиционной для России политической культуре слово «выборы» означает вовсе не то же, что в Европе / Северной Америке и вообще на так называемом абстрактно-условном Западе. Электоральная процедура по-русски — это не произвольный выбор из нескольких равноправных (хотя бы даже теоретически) кандидатов. Это процедура легитимации власти, которая сформирована еще до выборов. То есть власть выходит к народу и говорит: распишитесь, пожалуйста, что вы не против очередного срока Путина. А если против — можете не расписываться, обойдемся без вас, спасибо. Остальные участники концессии — так называемые кандидаты в президенты — выполняют функцию легитиматоров процедуры.

Путина выбирают, то есть, скорее, утверждают в качестве непреложной данности, не потому, что он хороший или плохой, волосатый или лысый, пьющий или непьющий, простой или сложный. А потому, что он — главный начальник и у него есть плеть. А во лбу горит синяя печать с характерными двуглавыми признаками.

Ясно, что для постоянного воспроизводства подобной политической системы и технологии пролонгации такого типа власти необходима эксклюзивность главного начальника и его плети. Как только русский царь становится на одну доску с любым из конкурентов — как, скажем, поздний Горбачев с Ельциным, — народ отказывается видеть во лбу его печать и сразу готов забыть плетеный свист.

Нынешняя скрытая энергия раздражения русского образованного горожанина (РОГа), источники которой — тотальная коррупция и неэффективность власти, в любой момент может быть направлена в эффективное русло. Другой вопрос, что необходимо завершить формирование нового активного творческого меньшинства (2% населения), для которого создание нового государства на российской почве — дело всей жизни, а не повод для вялого ковыряния в гламурном носу.

Налицо и другие странности.

Вот тут пришла мне недавно эсэмэска из одного известного журнала с просьбой прокомментировать события 5 марта на Пушкинской, причем в таком ключе: стоило только Путину избраться, как тут же началось закручивание гаек, кровавые репрессии против оппозиции, кошмарный ужас и т.п.

Вздохнув, на эсэмэску я отвечать не стал. На старости лет не хочется участвовать в открытом идиотизме.

Неужели не видно, что 5 марта все прошло точно по такому же сценарию, как и 5 декабря 2011-го? Сначала — мирный разрешенный митинг, потом — радикальный протест политических активистов + разгон с задержаниями? Ну, ничего же совершенно ни нового, ни дополнительно кровавого, окститесь, уважаемые. Еще посмотрите: если в декабре всех лидеров прорыва к зданию ЦИК сразу повязали и 15 суток не отпускали, то нынче всех отпустили, выдав только повестки в суд. А депутат Госдумы Илья Пономарев обратил наше внимание, что один из автозаков, куда грузили участников фонтанной акции протеста, банально забыли запереть — и задержанные разбежались.

Не говоря уже о том, что задержанным переквалифицировали относительно жесткую статью 19.3 Кодекса об административных правонарушениях («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции») на более мягкую — 20.2 («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Видимо, чтобы всех окончательно утопить в крови.

Тем не менее готов признать, что одно трагическое событие на этом празднике жизни произошло: моей приятельнице, известному общественному деятелю Алене Поповой, омоновцы сломали руку. Впрочем, такой красивой женщине не хватало исключительно эдакой дополнительной пикантной детали.

Еще я уверен — можете тесать на моей лысине кол любого диаметра, — что административный арест 5 декабря Ильи Яшина, Алексея Навального и других организаторов прорыва к ЦИКу весьма радикализировал настроения в среде РОГов и стимулировал явку на Болотную площадь 10 декабря. Так что нечего радикальных активистов, они же, по кремлевской терминологии, «экстремисты», ругать. Если б не они — вообще неизвестно, что было бы.

Впрочем, есть и еще одна причина у наигранной паники: оппозиция не готова брать власть. Она не хочет поверить, что это может реально произойти. Потому и продолжить нагнетать фигню про «возвращение кровавого тирана», «закручивание гаек» и особенно про то, что «Кремль все равно всех постарается обмануть». Ну да, постарается. Кремль для того и существует. А оппозиция существует — чтобы не дать это сделать. Если она, конечно, реальная оппозиция, а не подтанцовка в кремлевском шоу.

Есть исторический закон Белковского: в истории всегда происходит то, что должно произойти. Перестройка-2 неизбежна. Так что без паники, уважаемые дамы и чуваки. Прорвемся.

В хорошем смысле.





Партнеры