Народный фронт после «войны»

Во что трансформируется ОНФ?

28 марта 2012 в 18:37, просмотров: 3346

Согласно последним опросам «Левада-центра», мнения россиян по поводу Общероссийского народного фронта, созданного Владимиром Путиным, поделились поровну. Половина считает ОНФ той же «Единой Россией», чисто предвыборным проектом. Половина вообще не понимает, что это такое.

Впрочем, после двух избирательных кампаний гораздо более интересный вопрос — не что такое ОНФ, а во что он превратится. «МК» собрал урожай прогнозов на эту тему.

Народный фронт после «войны»
Рисунок Алексея Меринова

Партия Путина, сила народная

Основная версия последующих трансформаций ОНФ — партийная. Либо фронт используют как инструмент пресловутого ребрендинга «Единой России», либо он сам и станет партией, которая займет место «ЕР». В пользу первой версии вроде высказался сам Путин, когда ОНФ только создавали: «Ведущая политическая сила, „Единая Россия“, нуждается и в притоке свежих идей, предложений, и в притоке новых лиц». «Медвежьи» чины бодро рапортуют, что по итогам парламентских выборов в Госдуму прошла часть представителей фронта.

Однако выборам предшествовали праймериз, непартийные победители которых могли бы стать теми самыми «новыми лицами», но к моменту формирования предвыборных списков «ЕР» куда-то частично исчезли, а частично оказались на непроходных местах. А лица, стоявшие у истоков формирования фронта, и вовсе оказались не такими уж новыми.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко пояснил «МК»: «Сегодня ОНФ — это некая оболочка, где свежих людей немного. По большей части это организации, которые уже работали с „Единой Россией“. Они подаются как общественники, но на самом деле на 90 процентов — все та же единороссовская периферия. Ничем новым они по сравнению с „ЕР“ не являются». Действительно, например, Федерация независимых профсоюзов и Союз транспортников России, которые отчасти формируют фронт сейчас, уже объединялись вокруг Путина на выборах в 2004 году.

Перерастет ли ОНФ в самостоятельный партпроект — еще более спорный вопрос. Изначально подчеркивалось, что фронт используется только как платформа для «граждан, которые разделяют общие ценности», но быть членом какой-либо партии не хотели бы. Скажем, глава Союза транспортников России Виталий Ефимов высказывался в том духе, что транспортники «должны быть вне партийной зоны». Кроме этого, по закону деятельность политических партий запрещена в вузах, и студенческие организации, присоединившиеся к ОНФ, стань фронт партией, были бы вынуждены его покинуть.

Минченко называет еще одну причину против трансформации ОНФ в партию: «Своей оргструктуры у Народного фронта нет, поэтому говорить, что они откажутся от „Единой России“ и станут самостоятельными, наивно. И как бренд ОНФ не сказать, что очень сильный. По большому счету он ничего не принес ни „ЕР“, ни Путину».

Кремлевские шашки

Кадровые перестановки во властных структурах свидетельствуют: есть люди, которые, в отличие от политолога Минченко, считают, что ОНФ все-таки что-то дал Путину. Недавно посты в управлении внутренней политики Администрации Президента получили подряд три человека, имевших непосредственное отношение к Общероссийскому народному фронту.

Первое назначение, еще до выборов, последовало в отношении Тимура Прокопенко, активного участника Координационного совета ОНФ (в этот момент он возглавлял «Молодую гвардию «Единой России»). Едва успев занять депутатское кресло в Госдуме, 31-летний Тимур стал замглавы управления. Алексей Анисимов, возглавлявший штаб фронта, а затем ставший замглавы избирательного штаба Путина, получил пост руководителя департамента региональной политики сразу после выборов. Затем произошло назначение заместителем главы управления 33-летнего замдиректора Департамента пресс-службы и информации Правительства РФ Павла Зеньковича, курировавшего информационную работу ОНФ, а на момент президентской предвыборной занимавшего пост замглавы штаба Путина.

Впрочем, в «кремлевских шашках» передвижение фигуры всегда преследует несколько целей. И перестановки в одном из самых заметных управлений Администрации Президента означают не только распределение должностей между людьми, хорошо зарекомендовавшими себя в ОНФ. Скорее, фронт в данном случае работает как тот самый кадровый резерв, над созданием которого бился четыре года Дмитрий Медведев. Источник, изнутри знающий, как работает управление, поделился с «МК» мнением: пертурбации внутри этого подразделения, ориентированного в первую очередь на работу с регионами, — «не только курс на омоложение, но и на обновление стилистики работы».

Так, предполагается, что Анисимов, фактически выстроивший всю работу региональных отделений ОНФ, будет заниматься разработкой общей стратегии региональной политики. Прокопенко, имеющему опыт регионального управления (одно время он возглавлял Департамент информационной и миграционной политики полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе) и продемонстрировавшему в качестве координатора «Молодой гвардии» умение быстро реагировать на задачи, которые ставились в рамках фронта, поручено взаимодействие с молодежными организациями. Зеньковича, который зарекомендовал себя как неплохой спикер, к тому же умеющий налаживать работу со СМИ (в том числе иностранными), озадачили информационным планированием, включая работу с региональной прессой и взаимодействием с институтами гражданского общества. Кстати, г-ну Зеньковичу, не успевшему толком даже переехать в новый кабинет, уже пришлось демонстрировать свои способности налаживать отношения. 16 марта в постпредстве Чеченской Республики при Президенте РФ прошло заседание Совета глав представительств республик Северо-Кавказского федерального округа, посвященное обсуждению итогов президентских выборов. На нем Зенькович заверил национальные общины и постпредства в «полном понимании и поддержке» со стороны Администрации Президента и сообщил: «Нам с вами предстоит поработать над реализацией основных идей в области национальной политики».

Управлением внутренней политики работа фронта как «отдела кадров», по мнению некоторых экспертов, не ограничится. Например, политолог Сергей Марков высказывал мнение, что место для представителей ОНФ может найтись в составе нового кабинета министров. И называл имя главы Института социально-экономических и политических исследований, разрабатывавшего программу фронта, Николая Федорова. Правда, в таком случае не очень понятно, каким образом фронт, объединявшийся вокруг Путина, будет встраиваться в правительство Медведева. Тем более что ДАМ уже обещал интеграцию в кабинет своему общественному комитету сторонников под эгидой «Открытого правительства».

Ястребы Путина и голуби Медведева

На момент предвыборной кампании Путин максимально дистанцировался от партии с подмоченной репутацией. Вместо «Единой России» на него работала машина Общероссийского народного фронта: начиная от предложений от граждан, которые собирались через ОНФ в качестве идей для предвыборной программы, и заканчивая агитбригадой из представителей фронта, которая объезжала регионы в поддержку своего кандидата. Интересная деталь: в ночь подсчета голосов после президентских выборов в штабе Путина раздавали сувениры именно с логотипами ОНФ.

Безусловно, удобней опираться не на «партию власти», а на «институт гражданского общества», особенно на фоне волны гражданских протестов. Кстати, идеологом именно такой выборной концепции называют первого замглавы Администрации Президента Вячеслава Володина, под началом которого и находится то самое управление внутренней политики, о котором говорилось выше.

Очевидно, что «институт гражданского общества» лучше звучит и после выборов. По крайней мере, эксперты, опрошенные «МК», называли фактически именно этот путь развития ОНФ. Так, Евгений Минченко считает, что фронт «можно просто сохранить, как некую поддерживающую структуру без строгого членства в партии, например, некий общественный комитет сторонников Путина». А глава научного совета Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков озвучил такую версию: «Сейчас Общероссийский народный фронт может трансформироваться во что угодно, но скорее всего будет преобразован в постоянно действующую группу — формализованную или не формализованную, не важно, — соратников избранного президента. После инаугурации Путина фронт может стать общественной силой, на которую он будет опираться, и кадровым резервом, и механизмом обратной связи. А конкретную форму существования ОНФ, думаю, Путин вместе со своими особо близкими соратниками определит ближе к апрелю». Другие источники относят время определения форм к маю—июню.

То есть у каждого из членов тандема сохранится по своему комитету сторонников, только один будет называться ОНФ, второй — «Открытое правительство». Однако Чеснаков предупредил: «Я бы не противопоставлял проекты „Открытое правительство“ и ОНФ. Это два разных проекта. Один более социально-политический — я имею в виду Народный фронт, а другой — ОП — содержательно-управленческий. Причем каждый из этих проектов может логично дополнять друг друга». Иными словами, если ОНФ — это как бы партия для непартийного президента, то ОП — это как бы чиновники с системой более либеральных ценностей, чем та, что присуща традиционным чиновникам. Этакие голуби мира, уравновешивающие фронтовых ястребов.



Партнеры