Националисты жалуются на следователей

Правоохранители не хотят слышать об алиби

28 марта 2012 в 19:23, просмотров: 1615

Алексей Барановский — координатор общественной организации «Русский вердикт», пытавшийся обеспечить алиби Евгении Хасис, осужденной по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, сам может попасть за решетку. Против Барановского возбуждено уголовное дело о ложных показаниях, данных им в суде.А защита лидера движения «Лига обороны Москвы» Даниила Констанитинова, задержанного по подозрению в убийстве 23-летнего москвича, утверждает, что следствием игнорируется информация о том, что в момент преступления Контантинов находился на противоположном конце города от места преступления.

Националисты жалуются на следователей
Алексей Барановский.

— Против меня возбуждено дело по по статье «заведомо ложные показания» из-за того, что в суде я сказал, что Евгения Хасис в момент убийства Маркелова и Бабуровой была со мной, — рассказал Алексей Барановский журналистам в среду, на пресс-конференции.

Маркелов и Бабурова, напомним, были застрелены 19 января 2009 года в центре Москвы, на Пречистенке, сразу после пресс-конференции. Виновными в этом преступлении Мосгорсуд признал одного из основателей журнала «Русский образ» Никиту Тихонова и активистку «Русского вердикта» Евгению Хасис. В итоге Тихонов был приговорен к пожизненному заключению, Хасис — к 18 годам лишения свободы.

Барановский же, близкий друг Тихонова и Хасис, выступал в суде в качестве свидетеля обвинения. Он рассказал присяжным, что в момент убийства Хасис была на встрече с ним и вместе они выбирали коллекционное шампанское в продуктовом магазине в районе станции метро «Тимирязевская». Происходило это, по словам Барановского, между 15.00 и 16.00 и об убийстве Маркелова и Бабуровой Барановский узнал именно в тот момент.

Однако в суд были предъявлены билинговые данные, которые опровергли показания свидетеля. Гособвинение огласило распечатки телефонных переговоров обоих и из документа следовало, что Барановский в 16.52 был в районе станции «Тимирязевская», тогда как исходящий звонок с телефона Хасис в 16.39 был зарегистрирован в районе Каширского шоссе.

Кроме этого, показания Барановского опроверг другой свидетель, который рассказал, что видел Хасис рядом с местом преступления и запомнил ее, потому, что она ему показалась «очень симпатичной».

На пресс-конференции Барановский заявил, что возбудив против него уголовное дело, следователи отказываются истребовать записи видеокамер из супермаркета, где, по его словам, он и был с Хасис. По словам Барановского, следователи, обвиняя его, ссылаются на обвинительный приговор суда, в котором говорится о виновности Хасис.

Между тем, в среду и защита Даниила Константинова высказала претензии следствию из-за незаконного, по ее мнению, задержания. Напомним, Константинов подозревается в жестоком убийстве 3 декабря 2011 года 23-летнего москвича Алексея Темникова. По версии следствия, Темников вместе с другом, Алексеем Сафроновым шли по подземному переходу станции «Улица Академика Янгеля». В переходе в это время стояла компания молодых людей и Темников, проходя мимо них, нечаянно плюнул одному на куртку. Завязалась словесная перепалка, переросшая в драку, в ходе которой Константинов нанес Темникову удар ножом в сердце. Темников скончался, Сафронов был также избит, но остался жив.

22 марта Константинов был задержан, а 23 марта Чертановский суд столицы санкционировал его арест на 2 месяца. В настоящий момент Константинов фигурирует в деле в качестве подозреваемого, но, по словам его адвоката Оксаны Михалкиной, уже в четверг следователь готовится предъявить ему обвинение.

— Но у Даниила имеется алиби, о котором мы уже заявляли. В день убийства был день рождения его мамы и есть очень много людей, которые подтвердят то, что он был на противоположном от места преступления конце Москвы, — пояснила «МК» адвокат Михалкина.

— Что могут подтвердить эти люди?

— То, что Даниил в тот день ездил вместе с родными в магазин, а потом, к 6 часам вечера вместе с женой приехал к родителям домой — их квартира находится на севере Москвы — и вместе они поехали отмечать праздник в ресторан, где он провел весь вечер.

— А есть кроме свидетельских, еще какие-то документальные подтверждения этому?

— Сейчас мы выясняем возможность взять записи с камер наблюдения из ресторана, нами уже сделана детализация его телефонных переговоров, по которой видно, что он был на севере Москвы.

— В день задержания Даниила вы говорили об этом следователю?

— 22 марта, когда его задержали, мы не могли представить алиби, поскольку нам вообще не была объяснена суть подозрений. О том, что он подозревается в убийстве, мы узнали только в Чертановском суде, где следователь зачитал свое ходатайство. Кстати, из материалов дела видно, что труп был обнаружен в 19-20, а время убийства при этом следствие указывает 20-00.

— Зачем, по вашему, следствию нужно было задерживать именно Даниила?

— Это первое, что я спросила у него: почему именно ты? И он рассказал, что еще 5 марта его задерживали после митинга на Чистых прудах и в ОВД «Тверское», куда его доставили, ночью с ним имели разговор сотрудники из отдела «Э» (управление МВД по борьбе с экстремизмом) и пытались склонить его к сотрудничеству. Он отказался, после чего один из сотрудников пригрозил ему. Буквально было сказано следующее: «имей в виду: там где я, там возникают крупные уголовные дела и трупы».

— Фамилию этого сотрудника Даниил называл?

— Он ее не разглядел, к сожалению — перед ним буквально махнули корочкой. А когда Даниил спросил фамилию этого человека, он в издевательском тоне сказал, что пусть он считает, что его фамилия Маркин (такую фамилию носит официальный представитель СК).

— Что именно эти сотрудники хотели узнать у вашего подзащитного?

— От него требовали дать сведения о лицах принимавших участие в протестных акциях и их организаторах. Такие же сведения, кстати, у него требовали и после задержания, когда везли его из дома в ОВД «Чертаново южное».

— Еще какие-то репрессии применялись?

— Когда Даниила задержали, то провели сразу три обыска: в квартире, где он жил, в квартире его родителей и даже в офисе, где работает его отец были изъяты компьютеры, документы. Из этого я делаю вывод, что в отношении фирмы, где отец Константинова работает по найму могут быть какие-то экономические репрессии, поскольку юридическое лицо никакого отношение к убийству иметь не может.

 




Партнеры