Хроника событий Оппозицию призвали во власть Джиоева может стать министром в правительстве нового президента Южной Осетии Алла Джиоева: «Я боюсь повторить ошибку» Южная Осетия выбрала генерала Южная Осетия закроет границу с Грузией в день выборов

Вербный президент

В Южной Осетии кандидаты отрекаются от Кокойты

8 апреля 2012 в 11:24, просмотров: 6561

8 апреля, в вербное воскресенье, народ Южной Осетии в четвертый раз за последние полгода отправился на избирательные участки, чтобы выбрать себе нового президента. Первая попытка в ноябре закончилась избранием экс-министра образования Аллы Джиоевой, однако результаты голосования были отменены Верховным судом. 25 марта состоялось новое голосование, в результате которого во второй тур вышли бывший председатель южноосетинского КГБ Леонид Тибилов (42,48%) и уполномоченный по правам человека при президенте республики Давид Санакоев (24,58%). Предвыборная борьба была жесткой. Самыми яркими ее эпизодами стала клятва Давида Санакоева в отсутствии связей со «старой властью» и статья правозащитника Руслана Магкаева, обвинившего Леонида Тибилова в «работе на Грузию». Накануне выборов оба кандидата дали эксклюзивные интервью обозревателю МК Марине Перевозкиной.

Вербный президент

Леонид Тибилов: «Я честно служил»

- Леонид Харитонович, есть ли у вас есть претензии к тому, как ваш оппонент ведет предвыборную борьбу?

- Предвыборная борьба всегда сопровождается отступлениями от общепринятых принципов морали. В своем заявлении о проведении честных и чистых выборов мы заложили определенные принципы борьбы, которым стараемся следовать. Однако, как и в первом туре, против меня выбрасывается компромат. Почему-то есть силы, которые стремятся очернить мое имя. Считаю, что их усилия обречены на неудачу.

- Вы имеете в виду статью североосетинского правозащитника Руслана Магкаева?

- У меня не было времени прочитать эту статью. Мне просто пересказали ее содержание. Сегодня утром (в день тишины – М.П.) были распространены какие-то листовки, в которых меня обвиняют во всем плохом, что происходило в республике в последнее время. Я спокойно отношусь ко всему этому. Народ меня хорошо знает. У него нет оснований меня в чем-то упрекнуть.

Имеет место и использование административного ресурса. В Ленингорском районе сотрудников учреждений запугивают, что если они будут голосовать за Тибилова, их уволят с работы. Были случаи, когда людей на работе начальство обязывало идти на встречу с Санакоевым.

- Магкаев обиняет вас в том, что вы, служа в КГБ, подчинялись Тбилиси и, как он считает, работали против осетинского национального движения. Что вы можете ответить на эти обвинения?

- До развала СССР тогдашняя Юго-осетинская Автономная область входила в состав Грузинской ССР. Все областные структуры власти подчинялись республиканским. Это относилось и к КГБ. У нас был отдел КГБ Грузинской ССР по Юго-осетинской автономной области. Я в советское время работал в этом отделе. Какие-либо обвинения в связи с этим фактом я считаю необоснованными. Это просто абсолютная чушь.

- А после развала СССР вы остались в системе госбезопасности уже независимой Грузии?

- Каким образом мы могли бы остаться в этой системе? Некоторые сотрудники этого отдела КГБ, которые работали непосредственно в Грузии, и один человек, который работал здесь, уехали тогда в Северную Осетию. Остальные остались здесь. Но никакого подчинения Тбилиси уже, разумеется, не было. С распадом Союза все контакты с грузинской стороной были прекращены. Мы работали непосредственно с КГБ России. Никакому МГБ Грузии мы никогда не подчинялись. Это бессовестный вымысел. Я честно служил в этой структуре и дослужился до звания генерал-майора КГБ Южной Осетии.

- Вы разобрались с фактами подкупа избирателей в первом туре? Есть множество свидетельств, что это имело место.

- Работа по выявлению таких случаев была проведена. Но я убедил своих сторонников, что это не повлияет на результаты. Правда, мы проинформировали об этом ЦИК.

- Вы сделали заявление, что некие силы намерены сорвать выборы. Что вы имели в виду?

- Такая информация есть, и не только у меня.

- Это силы, связанные со старой властью?

- Такая информация есть.

- Ваш оппонент даже дал клятву на кладбище погибших защитников республики, что никак не связан с экс-президентом Кокойты и его окружением.

- Клятву как таковую он не дал. Давид Санакоев просто пришел на кладбище во дворе 5-й школы, выступил там и дал слово, что он не имеет никаких связей со старой властью. Видимо, он понял, что давать такие клятвы на крови ребят, которые сложили свои головы за независимость Южной Осетии, было бы не совсем корректно.

- В случае вашего прихода к власти юго-осетинская правящая элита претерпит серьезные изменения? Увидим ли мы новые лица на ответственных постах?

- С приходом нового президента правительство всегда отправляется в отставку. У нас есть намерение обновить правительство и другие органы власти. Потому что народ в последнее время полностью утратил доверие к руководству. Необходимо создать подлинно народное правительство.

- Есть ли у вас конкретные кандидатуры на должности в правительстве?

- Я дал слово своим соратникам, что пока мы не будем никого озвучивать. Есть определенные люди, о которых я думаю, но пока выборы не прошли, говорить об этом рано.

- Вы два раза встречались с Аллой Джиоевой. Давали ли вы какие-то обещания ей и членам ее команды, многие из которых сейчас работают с вами?

- Встречи действительно были. Мы обсудили ситуацию в республике. Многие из тех, кто в ноябре окружал Джиоеву, сегодня на нашей стороне. Сама Алла Джиоева, насколько я вижу, тоже поддерживает наше движение.

- Но ведь она официально не заявляла о чьей-либо поддержке.

- Мне так кажется. Наша беседа показала, что она скорее нас поддерживает.

- Тем не менее завтра она опять не идет голосовать.

- И я ее прекрасно понимаю. Но это не означает, что она никого не поддерживает.

- Оппозицию очень волнует также судьба шести сторонников Джиоевой, арестованных во Владикавказе.

- Мы этот вопрос обсуждали. Если я стану президентом, мы будем расследовать события, которые произошли в ноябре, декабре и в феврале. Мы создадим комиссию, которая займется изучением этих вопросов. Чтобы выяснить, что произошло и кто виноват в том, что в ноябре народ Южной Осетии не смог получить своего президента. Если права ребят, которые задержаны во Владикавказе, были незаконно нарушены, необходимо восстановить справедливость. Я возьму на себя ответственность за решение этого вопроса.

- Будут ли в новой власти люди из команды первого президента Людвига Чибирова, в частности, его сын Алексей?

- Никто из чибировского окружения в нашей команде работать не будет. Алексей Чибиров однозначно работать со мной не будет.

- Если вас изберут президентом, сохранит ли пост посла в РФ Дмитрий Медоев?

- Мы с Дмитрием Медоевым давно в хороших отношениях, мы вместе работали по урегулированию конфликта. У меня отношение к нему самое доброе, самое хорошее. Предвыборная борьба показала, что у него свои взгляды на ее ведение, а у меня свои. Я из этого не сделаю основу для дальнейших взаимоотношений.

- Должна ли Южная Осетия оставаться независимой или она войдет в состав России, объединившись с Северной Осетией?

- Сегодня Южная Осетия – независимое государство. Но у нашего народа есть мечта: объединиться с Северной Осетией в составе России. Это, конечно, вопрос не сегодняшнего дня. Но единственная гарантия сохранения нашего народа – это войти в состав России. Пока мы будем продолжать тот курс, который избрал наш народ: стратегический союз с Россией.

- Какими вы видите отношения с Грузией?

- С Грузией сегодня нас ничто не связывает. Мои пожелания Грузии: чтобы она признала независимость нашего государства, дала оценку событиям, которые произошли здесь с 1989 по 2008 год, и возместила ущерб, который был нанесен ею нам за все эти годы. Дальнейшие взаимоотношения – это предмет переговорного процесса.

Давид Санакоев: «Все ответят по закону»

- Велась ли предвыборная борьба честными методами?

- С нашей стороны – да. Мы соблюдали то соглашение о честных выборах, которое инициировали во время первого тура. Я уверенно заявляю, что мы провели предвыборную кампанию честно, не используя черных технологий, и строго по закону.

- В первом туре были сообщения о подкупе избирателей на участках в селе Рук. Вы как-то намерены с этим бороться?

- Мы сделали по этому поводу два заявления. Одно до начала голосования, второе – когда к нам пришла информация, что такие нарушения зафиксированы. Поэтому на село Рук мы будем обращать особое внимание. Там поставлены две веб-камеры. Сегодня говорят, что штаб Тибилова покупает голоса людей, но подтверждений этому пока нет.

- Ожидаете ли вы массовых нарушений?

- Мы готовы к тому, чтобы их не допустить.

- Зачем вы во дворе 5-й школы, где похоронены жертвы первой грузино-осетинской войны, клялись, что не являетесь ставленником экс-президента Кокойты?

- Это не клятва. Мы, осетины, ценим наших погибших как святыню. Поэтому я пришел на это место, чтобы перед ними и перед живыми людьми дать слово, что я буду делать все для процветания Осетии и что я не связан не только с людьми из команды Кокойты, но и со всеми теми, кто принес вред республике, ее народу.

- А что будет с этими людьми, с которыми вы не связаны?

- С ними все будет по закону.

- Будет ли расследование того, как расходовалась российская помощь?

- Конечно. Это все будет, но не только это. Мы будем восстанавливать порядок в нашей республике. Для многих сейчас главное – наказание виновных. Когда их спрашиваешь, а что дальше, они не знают, что ответить. Я говорю: наказание произойдет, его определит суд, но нам надо выходить из того тупика, в который нас загнали. В этом наша основная цель. Хотите, я вам открою секрет? Собраны материалы по некоторым эпизодам восстановления. Они были переданы в прокуратуру Южной Осетии, но хода им не дали. Все эти дела наши органы будут расследовать до конца. Каждый должен ответить по закону.

- Если вас изберут, пригласите ли вы в свою команду Тибилова и людей из его команды?

- Я не раз говорил, что мы будем пользоваться ресурсом всех людей. В том числе команды Тибилова. Мы не хотим никого оставлять за бортом. Мы будем использовать всех. Часто задают вопрос по Алле Джиоевой. Я к этой женщине отношусь с уважением. Вопрос по ней тоже будет рассматриваться после выборов. До сегодняшнего дня мы не использовали ее имя, чтобы нас не обвинили, что мы пиаримся на ней.

- Если победит ваш оппонент и пригласит вас работать, пойдете?

- Давайте поговорим об этом 9 марта. Я очень хорошо отношусь к Леониду Харитоновичу, у нас нет личных неприязненных отношений. Мы не враги. 9 марта мы все вместе должны продолжить строить нашу республику. Думаю, мы найдем выход.

- Можете уже назвать имена тех, кого пригласите работать?

- Мы будем разговаривать со всеми, в ком видим потенциал. Пока говорить о конкретных кандидатурах рано. Кадровый вопрос мы будем решать исходя из своих собственных ресурсов прежде всего. Но есть направления, где нам необходима помощь специалистов. Например, мы все помним, как бывший министр обороны Андрей Лаптев относился к своему делу, к народу Южной Осетии, какие изменения при нем произошли в армии. Я как раз при нем служил и на себе почувствовал прогресс. Поэтому я обозначил этого человека как члена своей команды.

- Где вы находились 8 августа 2008 года?

- 8 августа я приехал из Владикавказа. Мы вывезли детей на пяти автобусах в Азов и вернулись. 8-го я шел через Зарский перевал и утром 9-го был уже в Цхинвале.

- Вас обвиняют в связях с Грузией по линии НПО. Что можете ответить?

- Если бы я за собой чувствовал какую-то вину, то я бы не ввязывался в такие серьезные процессы, как выборы президента. Я не знаю за собой ничего такого, что могло бы меня скомпрометировать. Если есть какие-то доказательства, пусть докажут это в суде. Если нет – это просто черный пиар.

- Но вы работали в западных правозащитных организациях с офисами в Тбилиси?

- Я не работал в западных правозащитных организациях. Я работал в НПО Южной Осетии, местных НПО. Например, в Детском фонде Южной Осетии. Мы помогали больным детям оперироваться в хороших клиниках, помогали распределять гуманитарную помощь, консультировали беженцев по вопросам восстановления их домов. Мы развозили людям дрова, работали с УВКБ ООН. У меня большой опыт работы с бедными людьми, я очень хорошо понимаю их боль.

- Вашего соперника сейчас поддерживают некоторые люди, которые были в конфликте со старой властью…

- Кто, например?

- Например, Дзамболат Тедеев

- А, так они его все же поддерживают. А он от них открещивается. Вот видите. Каждый человек должен отвечать за тех людей, которых он вокруг себя собирает. Я могу открыто говорить, кто вокруг меня.

- Вы считаете, что поддержка Тедеева как-то компрометирует?

- Не в этом дело. Но я могу назвать по имени каждого человека, который работает рядом со мной. У нас все открыто и прозрачно. А если человек скрывает своих сторонников – что-то с ним не то.

- Если вы придете к власти, то Тедеев, Альберт Джуссоев и другие, кому был закрыт путь в Южную Осетию, смогут сюда приезжать?

- У меня нет личного конфликта ни с Джуссоевым, ни с Тедеевым. И вообще ни с одним человеком из той команды. По конституции каждый гражданин Южной Осетии может свободно въезжать и выезжать из своей страны. Если он нарушает закон, то должен отвечать. А закон у нас будет один для всех – и для президента и для каждого гражданина. Все люди, замешанные в негативных процессах, связанных с восстановлением, будут отвечать по закону.

- Если вас изберут, останется ли на посту премьера Вадим Бровцев?

- Я Броцева в своей команде не вижу. Это однозначно.

Цхинвал

Раскол в Южной Осетии. Хроника событий




Партнеры