Хроника событий Шеин обжалует решение астраханского суда в Страсбурге Суд отказал Шеину в иске об отмене выборов Астрахани На митинге в Астрахани задержан Олег Шеин Протест загонят в долговую яму Шеин надеется нормализовать вес за месяц

Не так встали

Премьера приветствовали стоя только единороссы, а эсеры устроили «протестный уход»

11 апреля 2012 в 18:16, просмотров: 7070

Ежегодный отчет премьер-министра и избранного президента Владимира Путина перед депутатами Госдумы обещал стать самым скучным мероприятием с участием первого лица за последнее время. А стал самым скандальным: фракция «Справедливая Россия» дружно покинула зал заседаний, возмутившись тем, как г-н Путин ответил на вопрос о его «личном отношении» к голодовке в Астрахани.

Не так встали
фото: Наталия Губернаторова

Ничто, как говорится, не предвещало. С утра здание Госдумы оцепили, сотрудники ФСО заняли все стратегически важные позиции внутри, депутаты, заранее настроившись на долгое сидение, плотно перекусили... А журналисты, как обычно, спорили: придет ВВП вовремя, в 12.00, или опоздает?

Спикер Нарышкин вместе с премьером прошли мимо журналистов и нескольких аплодирующих фанатов-аппаратчиков в 12.03, но депутатам пришлось ждать их, сидя в зале, еще почти 10 минут.

Когда в прошлый раз г-н Путин приходил на Охотный Ряд (прошлой осенью, перед парламентскими выборами), не все депутаты встали, приветствуя его, и он не удержался — показал, что обратил на сей факт внимание. В среду картина повторилась: в начале мероприятия демонстративно сидели справороссы, а когда докладчик покидал трибуну, вставанием почтили его только единороссы (и спикер Нарышкин). Но премьер-министр и виду не подал: уже привык.

Доклад г-на Путина был похож на предвыборную речь какого-нибудь кандидата на какой-нибудь пост. Собственно, понятно какого: его же самого. «Страна прошла через напряженный период выборов, и ещё чувствуются отзвуки политических баталий... Но после выборов всегда начинается другой период, совместной работы», — начал докладчик.

Через полтора часа стало ясно, что он как в воду глядел, говоря про «отзвуки политических баталий».

За результаты работы в 2011 году и вообще за последние 4 года г-ну Путину, как выяснилось дальше, «не стыдно», потому что это «хорошие результаты». Под ударами «беспрецедентного кризиса» 2008 года, который, оказывается, был опаснее, чем кризис 1998 года, «мы не сломались, показали себя зрелой, творческой нацией», а власть показала себя «состоятельной и не отступила ни от одного заранее заявленного обязательства».

«Главное — говорить правду», — заявил премьер и избранный президент и поведал ее, эту правду: реальные доходы населения хоть немного, но растут (в прошлом году — «около процента»), дифференциация доходов очень-очень большая — больше, чем в Европе, такая же, как в США, но меньше, чем в Бразилии, темпы роста экономики — третьи в мире (после Китая и Индии). В общем, «позитивная динамика отмечается по всем основным показателям»...

Минут через сорок депутаты откровенно заскучали, даже единороссы стали хлопать реже и как-то вяло. Они поняли, что всё это уже многажды слышано и читано — не случайно докладчик поминал свои семь предвыборных статей. «Мы должны», «следует», «необходимо», «к 2020 году», «будем решительно пресекать», «важно нацелить»... Что конкретно должны, как пресекать и как следует — об этом, видимо, депутаты узнают вместе со всей страной уже после инаугурации, когда в Госдуму начнут поступать конкретные законопроекты. Обвинения в том, что своими дорогостоящими предвыборными обещаниями он может порушить бюджет и финансовую стабильность, Владимир Владимирович отверг: меры соцподдержки, обещанные им, сказал он, адресные и стоят не так уж много.

На трибуне он стоял почти полтора часа. Потом пересел в президиум, и фракции стали задавать вопросы. Каждая — по четыре. В первом же круге случилось неизбежное: справороссы спросили про Астрахань и голодающего 26-й день Олега Шеина. Елена Драпеко хотела, чтобы г-н Путин дал «личную оценку астраханскому беспределу». Г-н Путин дал — как мог: «У председателя правительства и президента нет права отменять результаты выборов, я на этот процесс повлиять не могу», — сказал он. И объяснил то, что наизусть за последние годы выучили все недовольные нарушениями и считающие, что их голоса украли: надо идти в суд. «Насколько мне известно, ваш коллега Шеин голодовку начал, а в суд не обращался до сих пор. Ну вот, честно говоря, странновато как-то. Ну чего голодать-то, если... Может, суд еще и разберется». Но следующие слова премьер-министра не оставляли на это надежды: он рассказал, что видел по какому-то новостному каналу, как астраханский прокурор сказал, что нарушения были на выборах мэра, но «несущественные»...

Тут встал лидер «СР» Сергей Миронов, за ним встала и вышла из зала вся фракция. Сидеть остались лишь уже фактически отколовшийся от справороссов лидер Партии пенсионеров г-н Зотов да вице-спикер Николай Левичев с Михаилом Емельяновым, которые должны были задать вопросы главе правительства.

Выйдя, справороссы сказали, что их возмутило пренебрежительное отношение г-на Путина к такому серьезному вопросу, как жизнь и смерть их коллеги Шеина. «Он человек принципиальный, упертый, готов на всё, а нам опять советуют в суд!» — говорили они. Выяснилось, что еще ночью фракция вырабатывала линию поведения и решила действовать по ситуации. «Мы договорились: если Миронов встанет и выйдет, уходим все», — объяснил журналистам Геннадий Гудков. А глава Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина заявила, что их особенно задел совет идти в суд и утверждение, что Олег Шеин почему-то этого не делает: «Шеин подал жалобу в ЦИК почти месяц назад, и до сих пор мы не получили официального ответа оттуда. А видеозаписи с камер, установленных на участках, нам дали только сегодня утром! Без них идти в суд бессмысленно — какие доказательства мы должны предъявлять?»

Посовещавшись за закрытыми дверями, справороссы решили: до конца отчета правительства в зал они больше не вернутся. Но лидер, Сергей Миронов, должен пойти и объяснить, почему они ушли...

Тем временем оставшиеся в зале делали вид, что ничего не произошло. Г-н Путин продолжал отвечать на вопросы. Коммунист Владимир Бортко спросил его, как он относится к идее прописать в Конституции, что президентом можно быть не больше двух сроков вообще, а не «подряд». «Надо подумать», — ответил с улыбкой избранный в третий раз президентом премьер. И заметил: «Закон обратной силы не имеет — меня он не коснется. После этого срока я смогу работать еще следующие два».

Единоросс Адальби Шхагошев поинтересовался, как относится г-н Путин к вступившему в силу закону о новых правилах регистрации партий и что он думает насчет фильтров на губернаторских выборах. Много партий — это нестрашно, заверил премьер и привел в пример Швецию и США. Главное — «правоприменительная практика», чтобы не появились партии по региональному и национальному признаку, потому что это опасно, у нас ведь «сложноустроенная федерация»... А что касается выборов губернаторов — «я был чуть ли не единственным автором идеи» отменить прямые выборы, признал он. И объяснил это тем, что в 2004 году мы, оказывается, «выползали из гражданской войны». Теперь же важно, чтобы люди чувствовали свою ответственность за выбор — а то «всегда концентрируются на том, кто назначил»... Фильтра же, как следовало из слов избранного президента, в принципе достаточно и одного: муниципального. Хорошей назвал он идею прогонять кандидатов в губернаторы через муниципальные собрания — чтобы заручились поддержкой «5–10% депутатов». А президентский фильтр — «если изобретем такой механизм, я, конечно, буду его поддерживать, но он должен быть прозрачным и понятным, необременительным»...

Высказался ВВП и по поводу кадров: «Мы существенным образом будем менять управленческую команду... Причем это не потому, что люди не заслужили, чтобы дать их работе позитивную оценку. Просто по некоторым направлениям очень сложно быть под постоянным давлением». Премьер добавил, что обновление будет происходить «за счет представителей самых разных политических сил».

...Когда на трибуну поднялся Сергей Миронов, единороссы застучали по столам. «Правосудия в России нет — по крайней мере, в Астрахани», — сказал он. А премьер сделал вид, что демарш «СР» его нисколько не тронул. Пустяки, дело житейское — примерно так высказался он по этому поводу. И подчеркнул, что всё равно не имеет права вмешиваться в определение итогов выборов.

О чем говорил премьер

Владимир Путин: «По нашим оценкам, уже в ближайшие два-три года Россия войдет в число пяти крупнейших экономик мира по паритету покупательной способности. При другими словами, по качеству экономики, в 3–4 раза».

На данный момент Россия занимает шестое место по паритету покупательной способности (ППС) рубля, то есть перегнать нам надо всего одну страну. Впереди — США, Китай, Япония, Индия и Германия. Национальный ВВП в ППС — это стоимость всех товаров и услуг, произведенных и оказанных в стране, рассчитанная в ценах США.

ЭКСПЕРТ «МК» Руководитель экономической экспертной группы Евсей ГУРВИЧ:

— Наиболее реальный вариант для России — догнать Германию, однако на пятки нам наступает Бразилия, так что мы рискуем потерять и нынешнее место. Однако войти в пятерку крупнейших экономик мира все же возможно: все будет зависеть от цен на экспортные товары, в первую очередь, конечно, на нефть. Почему правительство пересматривает планы, надеясь стать как минимум пятой экономикой не за 10, а за 2–3 года? Это, очевидно, связано с повышением прогноза цен на нефть. Правительство на ближайшие годы рассчитывает на 100–110 долларов за баррель. С одной стороны, на дорогую нефть работают геополитические факторы, которые будут сохраняться. Но, с другой стороны, объем производства в нефтегазовом секторе сдерживает ограничение инвестиций, которое происходит в последние годы. Так что озвученные прогнозы можно назвать умеренно оптимистическими.

Владимир Путин: «Убежден, не только чиновники, но и руководители крупных госкомпаний, ректоры государственных вузов, руководители крупнейших государственных медицинских центров, а возможно, и иной административный персонал госучреждений должны ежегодно отчитываться о своих доходах и имуществе».

ЭКСПЕРТ «МК» Директор Института социальной политики ВШЭ Сергей СМИРНОВ:

— Это очередная популистская мера. Дело в том, что у чиновников есть дедушки, бабушки, двоюродные тети и т.п., так что в декларации можно изобразить любые цифры. Все они не такие дураки, чтобы попасться в сети. Чтобы мера заработала, требование об отчете о доходах должно распространяться вообще на всех россиян. А это уже введение тотального контроля. Так зачем это нужно — народ удовлетворить? Так он, наоборот, раздражается, видя в декларации чиновника, что он, к примеру, купил машину за 5 млн. при годовом доходе в 2 млн. Нынешняя система отчетности результатов не приносит. Хоть один чиновник был привлечен к ответственности за «неправильные» цифры в декларации?

Владимир Путин: «У нас в правительстве на экспертном уровне идут споры и дебаты насчет Фонда национального благосостояния (ФНБ)... Часть средств ФНБ, как считают некоторые эксперты, можно было бы использовать для инвестиций в долгосрочные, беспроигрышные стратегические, прежде всего инфраструктурные проекты. Можно об этом подумать».

ЭКСПЕРТ «МК» Главный редактор «Финансовой газеты» Николай ВАРДУЛЬ:

— Во-первых, я не знаю ни одного безусловно выгодного инфраструктурного проекта, кроме нефтяных и газовых труб. Во-вторых, при рекордных ценах на нефть, которые никто не прогнозировал, мы сталкиваемся с дефицитом бюджета в январе—феврале. Не важно, по каким причинам. Речь идет о том, что фонды накопления, которым является и ФНБ, существуют, чтобы можно было пережить период низких цен на нефть. А мы начинаем его тратить при высоких. При этом норма Бюджетного кодекса о нефтегазовом трансферте со времен кризиса не работает. И все нефтегазовые доходы идут в бюджет.

Политика такого объема расходов, которые еще и не приводят к росту ВВП, — иррациональна. С апреля Минэкономразвития диагностирует, что ВВП не отзывается на рост цены нефти. То же самое в своем последнем прогнозе подтверждает Всемирный банк. Если эта линия продолжится, мы будем стоять на пороге повышения налогов.

Владимир Путин: «В начале нового бюджетного цикла мы представим парламенту предложения по налоговому маневру. Его логика в том, чтобы фискальная нагрузка на производство и инвестиции была необременительной, и, наоборот, была повышена на неэффективное потребление, на рентные платежи».

Дело в том, что общая фискальная нагрузка в России (с учетом социальных взносов и экспортных пошлин) достигает 40% ВВП. Это меньше, чем в ЕС, но в два раза больше, чем в Китае, и на 40% больше, чем в Казахстане, куда, кстати, в последнее время российские предприятия и «убегают». Поэтому, например, «Деловая Россия» предлагает снизить три основных для бизнеса налога: НДС, социальные взносы и налог на прибыль — до 15%. Соответствующее выпадение доходов можно компенсировать за счет дополнительного роста НДПИ и акцизов на алкоголь и табак.

Голодовка в Астрахани . Хроника событий


Партнеры