Великодержавный популизм

Создать на территории бывшего СССР реальную альтернативу ЕС практически невозможно

22 апреля 2012 в 18:41, просмотров: 10554
Великодержавный популизм
фото: Геннадий Черкасов

«Европейско-Азиатский союз? Только этого еще нам не хватало!» Такой, как мне кажется, должна была бы быть первая естественная реакция думающего российского налогоплательщика, когда недавно объявили о новом интеграционном проекте на пространстве бывшего СССР. А максимум через секунду я ожидал бы услышать уже конкретный вопрос: «Кто заплатит за это удовольствие?» Ведь в современной капиталистической реальности бесплатным не бывает даже сыр в мышеловке.

Выборы уже позади, но эйфория от победы в определенных кругах еще не закончилась. Рано или поздно, однако, надо будет разбираться с обещаниями и, что еще хуже, расплачиваться по счетам.

В истории с созданием ЕАС начинают выявляться очевидные и болезненные вещи.

После окончания холодной войны мир стал быстро интегрироваться и богатеть. СССР же, наоборот, дезинтегрировался, его огромные территории потеряли свою стратегическую значимость, которую имели долгие десятилетия, и превратились в периферийную зону глобализации.

Одновременно произошла еще одна неожиданность: Атлантический регион стал ощущать конкуренцию со стороны Тихоокеанского. Оси мира начали передвигаться к востоку, китайский гигант проснулся и сегодня является растущей державой.

Похожее событие случилось в XVI веке, после открытия Америки, когда «центр мира» переехал со Средиземного моря на Атлантический океан. Короче, в последние годы мы наблюдаем поистине эпохальные перемены.

Теоретически желание снова интегрировать некоторую часть постсоветского пространства правильное. Вот только реально ли его осуществить? Ведь с распада СССР прошло уже 20 лет. В бывших республиках выросли местные элиты, которые не хотят ни с кем делиться ни властью, ни богатством. Так что смотреть на создание ЕАС только из Москвы как столицы бывшей метрополии — это очевидный риск ввести своих граждан в заблуждение, посеять в умах россиян, ностальгирующих по СССР, совершенно безосновательные иллюзии.

Давайте проанализируем вероятную динамику общественного и экономического развития в странах — основателях будущего Евроазиатского союза — России, Беларуси и Казахстане.

В России на выборах выиграла «стабильность». Курс последних 12 лет пока будет продолжен, хотя общество начинает все четче осознавать и все громче заявлять о своих правах. Другой новостью является то, что доходов от продажи энергоресурсов в будущем не будет хватать для развития страны, как это было раньше. Следовательно, российскому среднему классу придется платить более существенные, чем сегодня, налоги.

В изолированной Беларуси индустриальная отрасль уже выработала свой ресурс (нужны крупные инвестиции в технологию), и офшорные схемы с российскими энергоресурсами вряд ли будут так же выгодны, как в прошлом.

В Казахстане декабрьские беспорядки в Жанаозене стали очень тревожным социальным сигналом. Многополярная внешняя политика центральноазиатской республики до сих пор обеспечивала ей внутреннюю стабильность. Есть и другая проблема: на огромной и богатой территории (почти две трети Евросоюза) живет чуть больше 16 миллионов людей, а за ее восточной границей — полтора миллиарда китайцев.

Кроме того, Беларусь и Казахстан имеют одну общую и серьезную политическую проблему: ни у Лукашенко, ни у Назарбаева нет преемника. Как нет достаточно развитой системы управления, которая способна гарантировать мирную передачу власти и сохранение текущего экономического и социального баланса.

Далее. Думать о том, что Украина вдруг вернется в объятия Москвы в ЕАС, уже просто нет смысла. В Киеве курс на евроинтеграцию будет только усиливаться, особенно после чемпионата Европы по футболу. Определенные западные круги заинтересованы в крепкой «европеизированной» Украине так же, как раньше в сильной Польше.

Но, пожалуй, самое главное, что перед глазами думающего российского налогоплательщика — пример Союза России и Беларуси. Сколько лет он существует! И какие это траты для российской казны! Долгие годы Минск платил за нефть и газ порой меньше, чем некоторые области РФ. Разговор идет о миллиардах долларов, а не о «копейках», как выражались официальные источники во время частых кризисов с Лукашенко в Москву.

Евроазиатский союз будет строиться на том же фундаменте?

Уроки истории, конечно, забываются, но все-таки не так быстро. В 1991 году одной из основных причин распада СССР было то, что федеральная элита больше не хотела продолжать финансово содержать другие республики. И без веса союзников Россия проще смогла подняться на ноги, несмотря на долги, оставленные горбачевской перестройкой.

Двадцать лет назад Борис Ельцин выбрал демократию вместо империи, благополучие соотечественников вместо славы супердержавы. Впервые в истории россияне смогли стать гражданами своей родины, а не подданными царства или коммунистического государства.

Конечно, если вспомнить распад СССР, с геополитической точки зрения Ельцин допустил одну роковую ошибку. Он «отпустил» в Казахстан южную Сибирь. Но, наверное, по-другому тогда было невозможно. Во всяком случае, Россия не ввязалась, как Сербия, в кровопролитную войну и осталась самым протяженным с запада на восток государством. Теперь кому-то этого мало?

20 августа 1991 года РСФСР, Беларусь, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан должны были подписать договор о создании Союза суверенных государств. По плану Михаила Горбачева ново-огаревский процесс завершился бы осенью 1991-го подключением к обновленному Союзу еще четырех республик. Но путчисты из ГКЧП не были с ним согласны...

К сожалению или к счастью, но повернуть часы истории вспять сейчас невозможно. Недавно я спросил американского специалиста Ричарда Пайпса, почему Россия смогла через 5 лет воссоздать свою империю в 1922 году, а сегодня — не получается. Его ответ был прост: «Национальные меньшинства в данный момент гораздо сильнее, чем были тогда». От себя добавлю: в Европе появился новый геополитический полюс в виде Евросоюза.

Как было объявлено, «Евроазиатский союз должен следовать по стопам ЕС». То есть сначала на постсоветском пространстве надо создать нечто похожее на Европейское экономическое сообщество.

Несколько недель назад я смотрел по телевизору передачу о 55-й годовщине подписания Римского договора. Во всех речах, прозвучавших тогда, 25 марта 1957 года, все участники саммита говорили, что новая Европа создается не «из-за жажды господства», а чтобы всем гарантировать мир, свободу, демократию. «Это более тесный союз между европейскими народами» с целью обеспечить социально-экономический прогресс и снять все барьеры, существующие между европейцами.

Великие личности, такие как Альчиде Де Гаспери, Джан Монне, Пауль Спаак, Роберт Шуман, Конрад Аденауэр, совершили исторический шаг, который имел солидную морально-философскую базу. Еще во время войны Альтеро Спинелли написал Манифест Вентотене о единой федеративной Европе. Экономический бум тех лет дал шести государствам, подписавшим Римский договор, финансовые средства, чтобы реализовать проект, который привел к дальнейшему политическому союзу.

Какая морально-философская база лежит в основе создающегося Евроазиатского союза? Какие личности могли бы гарантировать непростые интеграционные шаги в будущее?

Кто-то может себе представить «крестного Батьку», как НТВ назвал в 2010 году президента Лукашенко, «отцом» новой перспективной интеграционной структуры на постсоветском пространстве? Просто с «баблом» (понятно, российским), даже если оно действительно есть, ничего по-настоящему исторического не делаешь!

Какие новые идеи можно реализовать, не рискуя совершить старые советские ошибки?

И еще. Извините, но каким образом Россия может претендовать на роль инновационного лидера в ЕАС, если в течение последних 20 лет не смогла построить даже нормальную автостраду между Питером и Москвой, чтобы облегчить хотя бы внутреннюю торговлю?..

Не знаю почему, но когда я слышу разговоры о нынешнем величии России и будущей мощи Евроазиатского союза, мне приходит в голову ситуация с вашими пенсионерами. Во время предвыборной кампании один кандидат хвалился перед некоторыми европейскими главными редакторами тем, что в России идет постоянная индексация пенсий и правительство не реформировало пенсионную систему.

Жаль, что никто ему не сказал, что пенсии в ЕС в среднем 6–7 раз выше, чем в России (хотя цены уже почти одинаковые), а европейцы живут намного дольше, чем россияне.




Партнеры