Хроника событий Путин назвал РПЦ партнером и соработником, в решении внутренних и международных задач "МК" выяснил, зачем в РПЦ ретушировали фото с патриархом Протоирей Смирнов назначен зампредом патриаршей комиссии по вопросам семьи Допрос Станислава Белковского в СК перенесен Станислав Белковский: Я не застрахован от тюрьмы

Церковь без будущего

Манифест русского атеиста

23 апреля 2012 в 16:50, просмотров: 61669

Гадаю: а что, собственно, хочет дать понять мне, да и всем, видящим его за этим занятием, Президент РФ Д.Медведев? (Я имею в виду теледемонстрацию президента, усердно молящегося на очередном церковном мероприятии.)

Церковь без будущего
фото: Геннадий Черкасов

Трудно предположить, что Дмитрий Анатольевич (как и другие наши чиновники, регулярно позирующие со свечками в храмах) не знает о фантастической способности любой религии разделять людей и натравливать друг на друга. Также трудно себе представить, что он никогда не слышал, сколь болезненны, сложны и трагичны вопросы, связанные с т.н. «свободой совести», с многообразием вер и неверий, с рожденным в огне церковных костров правом на свободомыслие, знание и сомнение.

Конечно, как образованный человек он прекрасно обо всем этом осведомлен. Тогда что же и кому он предлагает усвоить, демонстрируя свою (первого лица) православность обществу как негласную, но категоричную норму? И вообще, стоит ли тем, кто не сопричастен православной идеологии, воспринимать сегодня Россию как свою Родину?

Возможно, один я такой неправильный. Тогда проблемы не существует: следует лишь обсудить конструкцию клетки, в которую я как атеист должен быть помещен, а также примерный маршрут перемещения клетки по православной стране для всеобщей потехи и поучения. Но пикантность ситуации в том, что на данный момент в России существует некоторое количество (по оценкам ВЦИОМ, около 30–40%) граждан, для которых все, что бормочется и пишется бородатыми разносчиками духовности, является не более чем скучной и пафосной белибердой, не имеющей смысла и лишь маскирующей в лучшем случае тривиальные бизнес-устремления, а в худшем — деструктивное мракобесие, раздутое до общегосударственных масштабов. Также есть основания предполагать существование некоторого количества граждан, убежденных, что православие как идеология — главное несчастье России, которое 700 лет тормозило ее развитие, а в 1917 году доказало свою полную неспособность служить ни «стержнем нации», ни «цементом», скрепляющим государственность и народ.

Мировоззренческие дебаты тут бессмысленны, а компромиссы нереальны. Возможна лишь одна тема для обсуждения — способ и стиль сосуществования в одной стране людей с полярно разными убеждениями. Это непростая задача с учетом завидной способности христиан «оскорбляться» по любому поводу. (Вообще, трудно найти что-либо важное в истории человечества, что в момент своего возникновения не оскорбило бы верующих в их религиозных чувствах.) Вот и ныне они шныряют повсюду, выискивая поводы для обиды. Но при этом очень плохо ориентируются в том, что для них действительно является опасным, а что — нет.

Прекрасной иллюстрацией этому тезису служат события последнего времени, когда из «шкафа РПЦ» один за другим начали выпадать «скелеты». Пока — в виде часиков, дач, элитных квартир, троюродных сожительниц и прочей пикантной мелочи. «Скелеты» покрупнее еще только готовятся к десантированию из «священного» шифоньера, но уже слышно, как они в тесноте изнутри сотрясают створки.

Подводить под этот обвал конспирологию глупо. Ведь в принципе ничего неожиданного-чрезвычайного не произошло: подобные секретики есть у любой бизнес-корпорации, и РПЦ не обязана быть исключением. Наличие «брегетов», дорогой недвижимости с мирянками, яхт, дворцов и миллионов — все это никак не компрометирует корпорацию, а лишь дает исчерпывающее представление о целях ее «служения».

Удивительно другое. При стопроцентной, на мой взгляд, предсказуемости того, что финансовые и иные механизмы функционирования концерна рано или поздно раскроются, церковь оказалась не готова к «разоблачению»: когда случилось то, что случилось, именно она оказалась самой истерирующей стороной.

Нынешняя церковная истерика, впрочем, не отличается оригинальностью исполнения. Конечно, она подкрашена экзотической для XXI века средневековой злобой, но в целом ее компоненты и сценография стандартны: попытки демонстрации «единства» путем организации экзальтированных массовых шоу (стояний), потешные рыдания в СМИ, обзывание оппонентов да сочинение коллективных доносов. Все это очень трогательно и мило, но не очень логично, так как происшедшее — недоработочка самого концерна РПЦ. Добросовестные «пастухи» обязаны тщательнее скрывать мотивацию своих трудов хотя бы от «стада».

Нашло свое подтверждение очевидное: с момента основания и по сей день РПЦ способна существовать только в тоталитарном варианте, когда ее «эксклюзивность» в общественном пространстве обеспечивается как минимум 14 статьями уголовных уложений, десятком законов и подзаконных актов, штыками, дубинками, нагайками, страхом каторги, ссылки и лишения всех прав состояния (напомню, именно эти факторы позволяли православию сохраниться в качестве главенствующей религии в т.н. «Святой Руси», т.е. в царской России). Никакой другой рецептуры удержания РПЦ на плаву не существует. Стремление современного человека быть свободным, развитие наук, распространение Интернета и пр. — в столь тяжких для религиозного мракобесия условиях для «торжества православия» потребуется, боюсь, уже не 14, а 114 уголовных статей, пятикратное увеличение репрессивного аппарата и изготовление примерно 25 миллионов нагаек.

Клерикальная истерика позволила также спрогнозировать ближайшее будущее РПЦ.

Попам, конечно, пока везет. Основными оппонентами их оскандалившейся корпорации выступают атеисты, не посягающие на самое святое, т.е. на бизнес церкви. И вроде бы попы могут спать спокойно: прибыль в 1500% от торговли свечками, недвижимость, сети торговли золотом, и прочее — в безопасности.

Но так будет не всегда. Дырищи в репутации РПЦ, расширяющиеся с каждым днем благодаря свободе СМИ и Интернета, существенно расшатали ее конструкцию. Теперь какой-нибудь волосатый харизматик (лучше в сане, а еще лучше — с панагией), профессионально владеющий поповской терминологией и минимумом актерской техники, позволяющим изображать истовую веру в сложных условиях ТВ-шоу, легко сможет разыграть «внутрирелигиозный» конфликт с жадным, агрессивным и неумным генералитетом концерна, уже скомпрометированным в глазах верующих. Результатом такого конфликта будет очень чувствительный раскольчик и увод из изъязвленного скандалами «лона» изрядной части жрецов, а главное — паствы вкупе с ее финансами. Ведь большинству верующих, положа руку на сердце, безразлично, у кого именно покупать магические услуги — стояли бы нужные декорации.

Рискну предположить, что такой харизматик внутри РПЦ уже «дозревает», так как церковный безналоговый бизнес — слишком уж лакомая добыча. А с такими «стражами престола», как Чаплин в рясе, мыслитель Легойда да антисанитарные хоругвеносцы, его можно рвать голыми руками. Легкая, чисто разведывательная операция «Брегет-1» выявила беспрецедентную слабость поповской обороны по всем линиям. Идеологи РПЦ не умеют держать и парировать даже слабые информационные удары.

Возможно, будущий раскольчик внутри концерна обеспечит некто из недавно наштампованных епископов (там, по моим данным, есть парочка авантюрных и вполне себе неглупых прохиндеев). А возможно, этот «некто» еще таится в угрюмой среде семинаристов, где легко замаскироваться, лишь имитируя (до времени) беспричинную печаль и туповатость. Посмотрим. Но этого не может не произойти по одной причине: концерн РПЦ сам пожелал жить по законам бизнеса — ну, соответственно, и прочувствует всю прелесть этих законов.

Точка невозврата пройдена, и результат предсказуем: дробление концерна на множество мелких фирм, сутяжничающих меж собой из-за собственности, льгот, антиквариата, эфирного времени и мигалок. Когда-нибудь та скептическая усталость, которую уже демонстрирует власть в отношении РПЦ, усугубится «до невозможности». Тем паче что обещанного перед парламентскими выборами беспрекословного повиновения «стада» как-то «не вышло», а государственной идеологии из православия никак не получается по причине отсутствия 114 статей УК, 25 миллионов нагаек и ввиду определенных трудностей при получении от Госпожнадзора разрешения на разведение специальных костров в публичных местах.

Вокруг РПЦ. Хроника событий


Партнеры