Сербские выборы: между Западом и Россией

Второй тур президентской гонки непредсказуем

9 мая 2012 в 13:04, просмотров: 3023

В прошедшее воскресенье в Республике Сербия состоялись выборы. Сербы выбирали парламент, местное самоуправление и, неожиданно, президента. Досрочно покинувший президентский пост 4 апреля Борис Тадич собственным весом рассчитывал увеличить процент своей партии на парламентских выборах путем совмещения их с президентскими.

Сербские выборы: между Западом и Россией
фото:
(слева направо) Томислав Николич и Борис Тадич

Частично ему это удалось — из 970 тысяч голосов, поданных за него как кандидата в президенты, более 840 тысяч поддержали его избирательный блок «За лучшую жизнь!» (хотя название было выбрано не вполне удачно — за посткризисные годы при действующей власти уровень безработицы в стране вырос до 26%). Но, несмотря на формально первое место экс-президента (отрыв составил чуть более 10 тысяч голосов), хорошие шансы на победу во втором туре выборов (20 мая) имеет главный сербский оппозиционер Томислав Николич, имеющий репутацию пророссийского политика. Его Сербская прогрессивная партия заняла первое место на выборах в Народную скупщину и теперь будет договариваться о формировании парламентской коалиции.

По Конституции Сербия является парламентской республикой, в которой правительство формируется на основании договоренностей парламентского большинства. На прошлых выборах 4 года назад прямо из-под носа Николича увели возможность сформировать власть. Социалисты, наследники Слободана Милошевича, всю кампанию твердившие о своей оппозиционности, за одну ночь поменяли политические предпочтения и согласились войти в коалицию с демократами. В этот раз они, собрав часть протестного электората, уже претендуют на пост премьера. Но дважды история вряд ли повторится: наиболее ожидаемой может стать широкая коалиция «от делать нечего друзей» — демократа Тадича и патриота Николича.

Тадич, имеющий репутацию прозападного политика, венцом своего внешнеполитического курса сделал получение Сербией статуса кандидата в члены Европейского союза. Правда, ради этого пришлось де-факто пожертвовать Косово. Николич же, как один из главных моторов политической интеграции с Россией, выступает за участие Сербии в ОДКБ и Евразийском союзе на правах наблюдателя.

До недавнего времени Россия продолжала поддерживать действующую власть вне зависимости от того, что она делала. Наконец, на этих выборах такая позиция начала меняться. Посол России Александр Конузин дал понять, на чьей стороне выступает Москва, да и российские парламентарии, часто навещающие Белград, практически единодушно оказали поддержку Николичу. Вероятно, подобная открытость политического выбора могла быть связана в том числе с подписанием 2 года назад договора о партнерстве между «Единой Россией» и Сербской прогрессивной партией.

Прежние российские союзники — Сербская радикальная партия Воислава Шешеля, более 8 лет находящегося в Гаагском трибунале без предъявления обвинений, — получила всего 4,6% и не прошла в состав нового парламента. Молодые симпатизанты Москвы из движения «Двери» (сербский аналог «Наших») также остались за порогом 5-процентного барьера. Таким образом, Сербская прогрессивная партия оказалась фактически чуть ли не единственной прошедшей в Скупщину силой, выступающей за усиление российско-сербского сотрудничества. Конъюнктурная «пророссийскость» социалистов и безвыходная — демократов с «Южным потоком» в любой момент могут смениться «проевропейским выбором» очередного брюссельского транша.

Победа социалиста Франсуа Олланда на президентских выборах во Франции показала всю зыбкость российских союзников в Старом Свете. И дабы не пришлось выстраивать с нуля контакты с новыми победителями (как это будет в случае с Олландом), России важно поддерживать добрые отношения со всеми ведущими политическими лидерами континента, особенно из таких исторически приоритетных регионов, как Балканы.





Партнеры