Хроника событий Удальцов не считает, что людям надоело протестное движение Московские коммунисты отправятся на "Марш миллионов" 15 сентября Суд признал законным предостережение Гудкову из-за участия в акции на Болотной Суд признал законность обысков у Алексея Навального Обыски у Немцова по "Болотному делу" признаны законными

Толпа переходного возраста

Все, что случилось шестого и дальше — произошло не по воле организаторов, а по собственному волеизъявлению толпы.

9 мая 2012 в 14:09, просмотров: 10073

Днем шестого мая на Болотной в разные стороны летели дымовые шашки, брызги крови и хипстерские очки. «Прорыв!», — орала толпа. Красные от жары, озлобленные ОМОНовцы пускали слезоточивый газ, колотили дубинками, а им в лицо кидали куски асфальта и зажженные петарды.

Толпа переходного возраста
фото: Михаил Ковалев

Рассвет восьмого мая возле памятника героям Плевны, спальные мешки, пледы и одеяла, заправленные в трогательное ситцевое белье в цветочек, намокшее от росы. «На зарядку! — позвал женский голос, и человек десять выстроились в шеренги, — наклон вправо-влево, приседаем». Откуда-то прилетел желтый футбольный мяч, из термосов стали разливать кофе, парень на гитаре продолжал играть (еще с ночи). Потом, после задержаний, в протоколах ареста спавших людей напишут: «Устроил лежачее пикетирование из-за недовольства действующей властью». Оказывается, гражданская активность и правда не дремлет.

Между двумя этими зарисовками прошло чуть больше суток. Кто виноват в том, что акция на Якиманке и Болотной закончилась массовым побоищем? Полицейские специально установили дополнительные рамки, тщательно досматривали каждого. Узорами оцеплений перекрыли проход на площадь, создав пробку из живых людей. Оппозиционные лидеры, в свою очередь, сели на асфальт и затопали ногами. «Ах, так, мол, тогда мы вообще никуда не пойдем и прямо здесь назло всем усядемся». Затем к ним стали присоединяться и гражданские активисты.

Однако это очевидное, на первый взгляд, и уже растиражированное в СМИ описание случившегося не совсем верно, поскольку сидение начали совсем не первые лица оппозиции. Когда я догоняла колонну через мост и лично видела давку, а пробиваться к Болотной пришлось практически по головам полицейских, люди, которые не могли идти дальше, уже усаживались в круги в знак протеста, а Навального не было и поблизости. Когда часть людей заявила в соцсетях о том, что во что бы то ни стало готова идти на Манежную, организаторы обвинили их в попытке рассредоточить протест. И когда организаторов акции забрали (остались только Евгения Чирикова и Илья Яшин), никто не азошелся. А седьмого граждане и вовсе обнаружили редкостные способности к самоорганизации. Пока полицейские напирали с тыла, протестующие твиттили и постили координаты нового места сбора, по третьему и четвертому кругу попадали в автозаки и, главное, совсем перестали бояться задержаний.

6 мая на Якиманку вопреки всем прогнозам — рассчитывали тысяч на 5, от силы 10 — пришло намного больше людей. Они шли туда, невзирая на устаревшие лозунги и надоевшие еще в 90-х лица. Все, что случилось шестого и дальше — произошло не по воле организаторов, а по собственному волеизъявлению толпы. Если первую Болотную называют рождением гражданского общества, то вторую можно сравнить с началом переходного возраста. У нашего «тинейджера» появилось желание объединяться с группами себе подобных, гормоны спровоцировали потребность в адреналине, притупили чувство страха, порушились все сакральные барьеры. И подросток, шагая за грань дозволенного, начал бить в ответ.

"За честные выборы". Хроника событий




Партнеры