Депутат-раскольник объяснил «МК» любовь к Медведеву

Алексей Митрофанов: «Мы начинаем вставать в позу. Нормальные мы после этого люди?!»

9 мая 2012 в 18:49, просмотров: 8882

Одним из тех членов фракции «Справедливая Россия», проголосовавших 8 мая в Госдуме «за» утверждение Дмитрия Медведева премьером, был Алексей Митрофанов. В разговоре с корреспондентом «МК» он объяснил причины поступка, грозящего исключением из партии, и допустил возможность, что дело может дойти до раскола. 

Депутат-раскольник объяснил «МК» любовь к Медведеву
фото: Геннадий Черкасов
Алексей Митрофанов

— Почему, несмотря на жесткие предупреждения руководства партии, вы не подчинились решению фракции о солидарном голосовании против?

— Я не скрывал своей позиции и говорил о ней на заседании фракции открыто. И позиция эта железобетонная. Имея 15% голосов в Думе и раздав огромное количество серьезных обещаний избирателям во время предвыборной кампании (а мы говорили о трудойстройстве военных пенсионеров, об ограничении роста коммунальных платежей, изменении пенсионного законодательства), следует понимать: без диалога с правительством, с его руководством невозможно ни принять законопроект, ни внести поправку в бюджет. Да, можно вести себя как коммунисты, которые вот уже почти 20 лет всё время против, и никакой ответственности за это не несут. Но у КПРФ за спиной серьезный исторический багаж — и Ленин со Сталиным на Мавзолее, и 75 лет Советской власти. У нас же пока такого багажа нет. А мы мечемся — то бегаем по Астрахани, деремся с полицией, то, как коммунисты, уходим в жесткую оппозицию...

Мы должны определиться. По большому счёту, это — дискуссия о будущем партии.

— Четыре года назад, когда вы не были депутатом, «Справедливая Россия» проголосовала за кандидатуру премьер-министра Путина. И что это изменило? Можно подумать, ваши инициативы находили поддержку у исполнительной власти...

— Нет, постойте! А 4 года руководства верхней палатой парламента? (г-г Митрофанов имеет в виду то, что спикером Совета Федерации был Сергей Миронов — «МК».) Это не давало возможности принимать законы, но позволяло помогать избирателям в регионах, влиять на положение дел там, лоббировать экономические проекты. Ресурс был, нам его дали. Почему об этом забывают?

Сейчас же ситуация изменилась. Верхней палаты у нас нет. А у «Единой России» нет конституционного большинства в Думе, и это означает, что появляется поле для торга. А мы начинаем вставать в позу. Нормальные мы после этого люди? Дмитрий Медведев, кстати, ушел из нашей фракции под аплодисменты, на вопросы отвечал конструктивно. И после этого — всё равно против!

— Сейчас вам грозит исключение из партии — по крайней мере, Сергей Миронов высказался на эту тему неоднозначно. Что будете делать?

— У меня во фракции есть единомышленники, и так просто эта история не закончится. Между прочим, очень многие после заседания подходили ко мне и выражали понимание. Если они хотят раскола, то что тут поделаешь! Я не хочу раскола, но в то же время я хочу понимать, куда мы, партия, идём. Что, в Астрахани что-то решено? Зачем тогда всё это мельтешение было, все эти поездки, резкие слова? Одни импровизации. А где дело? Пора определиться.

— Вы разговаривали с Сергеем Мироновым или Николаем Левичевым после заседания Госдумы 8 мая?

— Нет, ни один из них мне не звонил и на разговор не приглашал. Мы виделись вечером на одном мероприятии, но там был праздник, день рождения, и не место говорить на такие темы. Но к обсуждению я готов. И свою позицию отстаивать тоже готов.





Партнеры