Не смотрите, кто пришел

Персональный состав правительства не имеет значения

22 мая 2012 в 16:39, просмотров: 17934

В понедельник, 21 мая 2012 года, я получил порядка сотни звонков разных журналистов и приравненных к ним лиц с одним и тем же вопросом: новое федеральное правительство — путинское или медведевское? и насколько оно путинское, а насколько медведевское?

Не смотрите, кто пришел
фото: Геннадий Черкасов

Будучи физическим лицом, вообще склонным к озверению, к 101-му разу я почти полностью озверел и отключил телефон. А теперь через «МК» хочу ответить всем, кто хотел задать тот же вопрос со 102-го по 666-й раз.

Никакой принципиальной разницы между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым нет. Конечно, один на митинги ходит в старомодном черном пальто, а другой — в brand new приталенном белом плаще. Но идеологических и, если, угодно, стратегических различий — нет как нет. Какие ваши доказательства? — спросите Вы, возлюбленный мой читатель. Отвечаю. Усы, лапы и хвост — это само собой. Но главное доказательство — это 4 года пребывания г-на Медведева в должности Президента РФ. Он сделал что-нибудь, что выбивалось бы из наших фундаментальных представлений об историческом феномене, известном как «путинизм»? Можете не отвечать. Я и так знаю, что Вы все понимаете.

Дмитрий Медведев стал главой государства в 2008 году, чтобы явить миру либеральную, добрую и пушистую, как кот Дорофей (кстати, породы невская маскарадная), версию Владимира Путина. Он это и сделал. Мог делать еще 4 года, и собирался. Но многочисленные, как саранча, отряды околопутинской бюрократии, за последние 12 лет впитавшие в себя значительную часть богатств, которые выработало человечество (©В.И.Ленин), убедили Путина, что «Дима не справится». Ну, не справится и не справится. Теперь будет (не) справляться на посту премьера. Причем сразу двух правительств. Открытого, где будет сидеть с отвисающей от модернизационных перспектив челюстью прогрессивная общественность. Которой я хотел бы, пока не поздно, преподать универсальное правило Белковского, оно же правило левой руки: отвисающую челюсть надо придерживать левой рукой, правую же — всегда сохранять свободной для самообороны. (А не для того, о чем Вы подумали.) И закрытого, где и будут приниматься реальные решения. В первую голову — о перераспределении финансовых потоков и, конечно, приватизации. Которая станет мегахитом затяжного медведевского правительственного сезона. А сезон-то, между нами, несмотря на понятную всем априори ограниченную дееспособность этого правительства, рискует затянуться года на два—три, не сойти мне с этого времени. Почти отмененного указом Медведева в бытность его президентом, но все же не до конца.

Впрочем, публичная — т.е. предназначенная для лохов ушастых типа нас с Вами — концепция медведевского правительства ясна как летний день. Нас пытаются убедить, что теперь в кабинете министров полно модных молодых технократов, пахнущих одеколоном Allure Chanel. И потому при злом (как считает прогрессивная общественность) и кровавом (как считают законченные политические спекулянты и неполитические идиоты) Владимире Путине будет все равно проводиться добрая политика. Целиком ориентированная в будущее с милым, так полюбившимся нам по роликам на YouTube лицом Дмитрия Медведева.

Тем самым Кремль дает понять русским образованным горожанам (РОГам), в товарных количествах выходившим во имя честных выборов и защиты чувства собственного нечеловеческого достоинства на Болотные площади и проспекты Сахарова: что вы просили — то вы уже, в сущности, получили. Зачем вам вся эта оппозиция, всякий Навальный, Яшин, Пономарев, тем более Удальцов, да еще и во главе с Ксенией Анатольевной Собчак? Такие же точно люди, только вид сбоку, уже засели в правительстве. Так не пора ли успокоиться, уважаемые дамы и чуваки?

Вот, к примеру, Аркадий Дворкович. Бывший помощник президента Дмитрия Медведева, нынче — вице-премьер практически по всем вопросам. Формально — по ТЭКу и по инфраструктуре. Но что, собственно, еще есть в России, кроме условно процветающего ТЭКа и безусловно агонизирующей инфраструктуры? Идеальный менеджер, выпускник всевозможных престижных университетов. Правда, на посту президентского помощника не добился ничего, что декларировал (например, снижения социального налога и НДС). Запомнился также легким, как майский вечер, продвижением интересов разных бизнесменов системы «братья Магомедовы» (не путать с братьями Карамазовыми, все не так трагично). Ну и что? Мы-то должны верить, что при Дворковиче ТЭК будет развиваться совсем не так, как при его кровавом (пуще Путина) предшественнике, квазипсевдосиловике Игоре Сечине. В гарвардском направлении, не иначе!

Еще Игорь Шувалов переназначен первым вице-премьером. Вот уж счастье привалило. Когда в минувшем месяце были обнародованы документы о его возросшем благополучии, либеральная общественность во весь голос заявила: нашего — не трожь! Эта нога — у кого надо нога.  А еще заодно его правая рука Александр Шмидт, член правления Газпромбанка, недавно на своем «Мерседесе» сбил двухлетнего ребенка. А буквально накануне подал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении простой блогерши, обнародовавшей этот факт. По поводу разжигания социальной розни в отношении группы граждан, называемой «топ-менеджеры крупных корпораций». Либерализм в действии, ничего не скажешь.

Еще один пример крепчающего либерализма — Николай Никифоров, новый министр связи. Ему всего 29 лет, он прибыл из Татарстана, где занимал аналогичную должность. Как говорят знающие (всё, но, как всегда, не до конца) люди, Никифорова назначили по трем причинам. Первая: за него хлопотал мэр Москвы Сергей Собянин, имеющий с татаро-монгольской диаспорой обширные связи со времен хана Батыя. Вторая: у себя в регионе Никифоров сумел-таки почти создать натуральное электронное правительство, что на федеральном уровне не удалось ни в одном глазу. Третья: не ворует. Что в переводе с современного русского на русский традиционный, видимо, означает: не больше 10%. А не 50%, как сейчас принято на федеральном, региональном, муниципальном и прочих вертикально-горизонтальных уровнях.

Идеология, она же философия такого правительства остается стабильной, как Владимир Путин, независимо от его (правительства, а не Путина) химического состава. Сводится она к следующему: управление финансовыми потоками. Которые образуются в основном от продажи сырой нефти и природного газа. Если этих доходов станет меньше, то правительство компенсирует недостачу двумя способами:

1. Внешние заимствования — не случайно Владимир Путин (со своим финансовым ангелом Алексеем Кудриным на левом плече) гордится тем, что отдал все внешние долги (чего в современном мире ни одна нормальная страна не делает) и потому получил право занимать неограниченно, в любое время в любом месте.

2. Большая приватизация. Продажа «Роснефти», РЖД, Сбербанка, ВТБ и т.п. способна принести нынешней РФ до $300 млрд. (если, конечно, украдут не больше 10%, а не как обычно), а это до фига, чтобы подкормить всегда потенциально голодный так называемый многонациональный народ Российской Федерации.

Впрочем, большая приватизация случится при любом раскладе. По двум причинам:

а) поколение Дворковича тоже хочет кушать, как и поколение Чубайса;

б) эффективный государственный менеджмент имени "Роснефти"—"Газпрома" достал всех, даже Путина.

Но. Не могу не сказать, что в правительстве мне очень нравятся два новых министра.

Один — Владимир Колокольцев. Новый глава МВД. Как ни смешно, имеющий репутацию некоррумпированного мента (разве так бывает? может, и бывает, кто его знает). Человек, который много раз спасал власть. В прямом смысле. Например, на Манежной площади в декабре 2010-го. Когда он не отдал приказ о силовом разгоне акции националистов/футбольных фанатов, а лично вышел на площадь и своими словами всё утихомирил. Вот и пронесло.

Второй — Владимир Мединский. Новый министр культуры. Те, кто над ним смеется, ничего не понимают в культуре. Недавно мы с Мединским в одном самолете летели из Цюриха, и на паспортном контроле я пропустил его вперед, некартинно удивившись, что столь крупная личность не идет через VIP. За это Владимир, будучи преисполнен благодарности, обещал назначить меня худруком одного из видных столичных театров.

Так что — каким бы ни было правительство, чей предметный состав не имеет значения, — мы, бог даст, еще поживем.

25:13



Партнеры