Вашингтонский обком в бездействии

В США к России и русским относятся без эмоций

25 мая 2012 в 16:16, просмотров: 9072

Известная американская колумнистка Джорджи Энн Гайер опубликовала комментарий под заголовком «Если вам нравилась внешняя политика Буша, вам понравится внешняя политика Ромни».

Вашингтонский обком в бездействии
фото: PhotoXPress

Речь идет, в частности, о России.

Неизменная позиция главного претендента на пост президента США от Республиканской партии Митта Ромни по любому вопросу международной политики, пишет журналистка, — «сила Америки любой ценой». Ясно, что «любой ценой» — формулировка внешнеполитической негибкости. В качестве одного из примеров Гайер приводит нашумевшее высказывание Ромни о России как «геополитическом враге номер один».

«Можно только удивляться, — пишет Джорджи Энн Гайер, — откуда взялись эти мысли»: ведь, что касается русских, «ясно, что они хотят вести с нами дела, и мы, без сомнения, можем иметь дело с ними».

Очевидно, мысли взялись от мыслителей — тех, кто дает Ромни советы по международным вопросам. Эти персонажи перекочевали в штаб избирательной кампании Ромни из бушевской обоймы — так называемые неоконсерваторы, благодаря которым Америка ввязалась в две войны, иракскую и афганскую, без достаточных оснований и ясной стратегии.

Насколько их крайние взгляды в отношении России характерны для американской элиты?

В республиканском истеблишменте фигуры, подобные бушевским «неоконам», составляют меньшинство. А у демократов политика в отношении России больше, чем у республиканцев, направлена на сотрудничество и взаимопонимание (отсюда обамовская «перезагрузка»).

Что касается простых американцев, то для них Россия — страна как страна: не братская Канада или Англия, но и не «негодяйское государство» типа Ирана, Сирии или Северной Кореи. Кстати, согласно данным соцопроса, проведенного журналом U. S. News & World Report и газетой Chicago Tribune, 78% респондентов отрицательно отреагировали на выпад Ромни в адрес России.

За двадцать лет, что я проработал в Америке корреспондентом российских изданий, обозревателем русскоязычных телестанций и т. д., у меня было много случаев убедиться в нормальном, доброжелательном отношении американцев к «русским» (так называют всех выходцев из бывшего СССР). Когда кто-то у нас в России восклицает по поводу американцев: «И почему они так нас не любят?» — это чистая паранойя.

«Ты откуда?» — «Из России». — «А-а... Давно в Америке?»

Реакция на русских в Штатах — такая же, как на любых других иностранцев: без эмоций. Русскими тут никого не удивишь — русскоязычных людей в США живет не менее трех миллионов. Это не считая соседней Канады, где наша диаспора — русская, украинская и т. д. — тоже видна невооруженным глазом в любом крупном городе.

Американцы привыкли к национальной многоликости своей страны, но при этом их интерес к окружающему миру невелик — сказываются традиционная географическая изоляция и экономическая самодостаточность. У 70% жителей США даже нет загранпаспортов — зачем? Своя страна — от Арктики до тропиков, от океана до океана. И своих проблем — море: экономические трудности, расовые противоречия, нелегальная иммиграция, здравоохранение, образование...

Тут просто некогда и некому вынашивать коварные замыслы против России — свои бы дела привести в порядок.

Люди старшего поколения помнят, что Россия была союзником Америки в войне против нацизма, а потом стала ее противником в «холодной войне». Молодежь что-то где-то учила в школе, но знания о России у нее небогатые. Многие слышали, что русские — smart people, то есть хорошо соображают. Cреднему американцу известно, что Кремниевая долина заполнена русскими программистами и инженерами, что Сергей Брин, один из двух основателей Google, — русский парень, ребенком привезенный в Америку. Русских охотно берут на работу, если они владеют нужной специальностью и английским языком.

В особой цене ученые из бывшего СССР. Некоторые, как сын Никиты Хрущева историк Сергей Хрущев, пользуются широкой известностью в основном благодаря громкому семейному имени. Другие, как физик Роальд Сагдеев, — в силу своих выдающихся заслуг перед наукой. Третьи, как микробиолог Кен Алибек (когда-то в СССР он был вторым человеком в советской программе биологического оружия), — на волне повышенного спроса на их профессию.

Оговоримся: даже ученые с мировым именем могут трудиться в американских университетах и научных центрах лишь при условии владения ими английским языком: на работе надо обходиться без переводчика. Зато перевод на русский предоставляют тем, кто не владеет английским, в судах, больницах, иммиграционном ведомстве и прочих казенных учреждениях. На русском во многих городах можно сдавать экзамен на водительские права.

Одна из главных ассоциаций, которая вызывает в сознании американцев слово «русский», — это культура. Жители Нового Света знают, что Россия дала миру Чайковского, Рахманинова, Толстого, Достоевского, Чехова... Они знают таких представителей русской культуры, как Бродский, Барышников, Анна Нетребко, Валерий Гергиев, да мало ли кто еще. Они знают, что у русских лучший в мире балет, фантастический цирк, красивые песни и зажигательные танцы. В 2005 году на выставку Russia! в нью-йоркском Музее Гуггенхайма, где были выставлены шедевры из Эрмитажа, Русского музея, Третьяковки и т. д., народ валил даже не десятками — сотнями тысяч.

Я был в городе Сакраменто (Калифорния) на поэтическом вечере местного бомонда. Среди декламируемых стихов были и произведения Пушкина. Их читал на русском и на английском журналист-пуэрториканец, родной язык которого — испанский. Он русский выучил лишь затем, чтобы читать Пушкина в оригинале.

...И что же, спросите вы, — ничего совсем плохого о России и русских?

Есть плохое. Наши русскоязычные соотечественники, например, регулярно присутствуют в криминальных сводках о страховом жульничестве и прочих «умных преступлениях». Наши славятся умением придумывать такие схемы, которых не может предвидеть никакое ФБР. Но все равно рано или поздно авторов этих схем отправляют за решетку. А на смену им приходят другие неустрашимые охотники за дензнаками.

И о нашей «большой земле» в США тоже не всегда хорошо говорят и пишут. Пересказывают российские публикации, дополняют их собственными наблюдениями. О нашей «управляемой демократии»: The Wall Street Journal, например, писала о ней в статье «После Путина». О том, что, как указывала The New York Times со ссылкой на Всемирный банк, «Россия выздоравливает после глобальной рецессии медленнее, чем другие развивающиеся страны, несмотря на высокие цены на нефть».

Но значит ли это, что «они нас не любят»? Помилуйте!

Мы все это и без них знаем. Пора уже излечиться от синдрома осажденной крепости. Никто не стремится расчленить Россию. Никто не захочет из Вашингтона управлять Камчаткой — так же как в свое время российские правители не захотели из Санкт-Петербурга управлять слишком далекой Аляской и продали ее американцам.

Смешно, но кое-кто до сих пор считает, что это было результатом антироссийского заговора...




Партнеры