Хроника событий Путин назвал РПЦ партнером и соработником, в решении внутренних и международных задач "МК" выяснил, зачем в РПЦ ретушировали фото с патриархом Протоирей Смирнов назначен зампредом патриаршей комиссии по вопросам семьи Допрос Станислава Белковского в СК перенесен Станислав Белковский: Я не застрахован от тюрьмы

Почему церковь не прощает Pussi Riot?

Новая книга Владимира Вигилянского — о последних скандалах вокруг РПЦ

6 июня 2012 в 20:38, просмотров: 7526

В ближайшее время в свет выходит книга об информационной кампании против Русской православной церкви, развернувшейся весной этого года. Автор — бывший глава патриаршей пресс-службы протоиерей Владимир Вигилянский.

Почему церковь не прощает Pussi Riot?
фото:
Протоиерей Владимир Вигилянский

Бывший — поскольку в среду новым руководителем пресс-службы патриарха Кирилла назначен диакон Александр Волков. По словам пресс-службы, с книгой это никак не связано, просто Вигилянский же теперь будет исполнять обязанности настоятеля храма Василия Великого при православной гимназии Василия Великого.

Напомним, весной этого года в центре внимания оказались несколько скандалов, связанных с именем патриарха Кирилла и вообще церкви. Это и арест участниц группы Pussy Riot, и судебный процесс, на котором было взыскано около 20 миллионов рублей за ущерб квартире патриарха Кирилла в знаменитом «Доме на набережной», история с часами патриарха, которые были вроде как заретушированы... Обо всем этом и многом другом идет речь в новой книге, написанной в форме дневника.

Вот один отрывок из нее — посвященный девушкам, устроившим в храме так называемый панк-молебен..

«12 февраля

...Либеральная общественность последние две недели призывает Церковь «простить» участниц панк-акции в храме. Первой высказалась российская правозащитница с американским паспортом Людмила Алексеева. За ней последовал Юрий Самодуров — куратор выставок «Осторожно, религия» (2003) и «Запретное искусство — 2006», дважды осужденный за эти выставки. Со своими советами Церкви выступил и А. Навальный: «Самое правильное, что может сделать сейчас РПЦ, — проявить милосердие и простить неразумных девиц, ходатайствовать об их немедленном освобождении до суда».

Пикантность ситуации в том, что основной речёвкой «Болотной» и «Сахарова» были «Не забудем, не простим!».

Сейчас посыпались упреки Церкви в отсутствии христианского отношения к «девочкам» — в доказательство приводятся многие отрывки из Евангелия, в которых Иисус Христос «абсолютно всех прощал». Апофеозом стало коллективное письмо к Патриарху с призывом «проявить христианское отношение к участницам группы „Pussy Riot“ и ходатайствовать перед судом о закрытии этого уголовного дела». Письмо инициировано Лидией Мониавой и подписано в Интернете людьми, большинство которых к Церкви не имеют никакого отношения.

Этот религиозный мотив перемешивается с другой линией либеральной защиты: «девушки» молились, как умеют, никакого оскорбления чувств верующих не было, это политическая акция против Путина, против слияния Церкви и государства, против притеснения однополых союзов, против дискриминации женщин.

Но —

1. В храме никакой политической акции не было, никто там не пел ни про Путина, ни про Патриарха, ни про секс-меньшинства. Слова песни были наложены чуть ли ни в тот же самый день, когда хулиганки ворвались в храм. Видеоряд был смонтирован из двух акций на амвоне: один в ХХС 21 февраля, другой в Богоявленском соборе за три дня до этого. Единственно, что множество раз произносили участницы в пространстве Храма Христа Спасителя — это «истинно молитвенный» возглас «С...нь Господня!». Политики — ноль, только оскорбление чувств верующих.

2. Профессионалы утверждают, что смонтированный клип, появившийся в Интернете, сделан вполне умело, на профессиональном оборудовании, пародийное кривляние участниц на амвоне отрепетировано заранее и срежессировано с одной целью — наложить на съемки песню, записанную студийно.

3. Оскорблены ли чувства верующих, решать все-таки не Самодурову и не Алексеевой и иже с ними, а самим верующим. Это все равно, что говорить об антисемитских высказываниях, привлекая в эксперты самих антисемитов.

4. Письмо Л. Монавы — чистая провокация, кстати, описанная в Евангелии. Авторы толкают Патриарха вмешаться в дела судебной власти, чтобы она закрыла уголовное дело, дав повод недругам продолжать клевету о смычке государства и Церкви. Отдавайте кесарево кесарю, о Божие Богу (Мф. 22, 21), — сказал Христос фарисеям, пытавшимся подловить Господа и найти доказательство Его политической неблагонадежности.

5. Кроме того, возникает много вопросов: что делать, если законодательство не нравится некоторой части общества? В той же статье о хулиганстве говорится «о нарушении общественного порядка по мотивам национальной ненависти или вражды». О «религиозной ненависти» — убрать, а о «национальной» — оставить? Или вообще убрать статью о хулиганстве? Правовой нигилизм — разве это то самое, что сейчас так необходимо нашему обществу?

6. В судебном состязательном процессе адвокатов и прокурора, защитников и обвинителей должны выясниться все обстоятельства, мотивы и цели акции. В зависимости от поведения участников, осознания своей вины, должно быть и решение суда. Разве не так?

7. Десятки священнослужителей, в том числе, и официальные спикеры Церкви за это время высказывались о том, что они надеются на приговор, не связанный с тюремным заключением, что они молятся о кощунницах, желают им спасения через покаяние. Зачем же представлять мнение Церкви по агрессивным интернет-репликам экзотических форумов? Это не честно.

8. Дискуссия о церковном «прощении» интересна вполне плодотворна, но к судебной правовой коллизии не имеет никакого отношения. Действительно, Иисус Христос излечивал и прощал многих грешников, говоря: Иди и впредь не греши (Ин. 8, 11). Действительно, Он призывал: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). Такова совершенная мера любви Христовой. Рассказывают, что террорист Иван Каляев 4 февраля 1905 г. бросил в карету великого князя Сергея Александровича бомбу, которая разорвала его на куски. Через несколько дней великая княгиня Елизавета Федоровна, супруга убиенного, встретилась с Каляевым. Она сказала арестованному: «Я хотела бы только, чтобы вы знали, что великий князь простит вам, что я буду молиться за вас...». Побуждая его к покаянию, она передала ему икону.

Но было бы очень странным, если бы какой-нибудь священник или епископ, придя к Ивану Каляеву, и без всякого покаяния со стороны террориста, просто так — сказал бы: «Я тебя, голубчик, прощаю за это коварное убийство». Это была бы такая же профанация прощения, как если бы некто простил вора, ограбившего квартиру соседа, насильника, осквернившего чужого ребенка...

Да и кто дерзнет выставить себя более милосердным, чем Христос?

Но Христос — наказывает бесплодную смоковницу и изгоняет бичом торгующих из храма. Христос говорит: А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской (Мф. 18, 6). Христос предупреждает: Горе миру от соблазнов... горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф. 18, 7). И это не противоречит Его милосердию, как не противоречит милосердию праведное обличение греха...

...Хочу ошибиться, но пока акция хулиганок, благодаря одобрительному шуму, поднятому вокруг них, выглядит заранее спланированной провокацией, испытывающей Церковь: а что она предпримет? а что будет? а нам за это перепадет? Если Церковь сделает вид, что ничего не произошло, сакральное пространство храма еще много раз будет использоваться в качестве места для политических перформансов и кощунственных выходок в большевистском духе. Если церковнослужители дадут жесткую оценку акции и займут оборонительную позицию, их обвинят в игнорировании христианских заповедей любви.

Участницы акции прекрасно знали, на что они шли, как и сейчас знают, что за них вступится часть протестного электората, правозащитники и наши, и западные, что они на этом скандальном деле соберут свой урожай, пусть и дурной, и смердящей, известности. К сожалению, в ближайшее время они не будут осознавать весь ужас своего поступка, ни перед кем они не будут извиняться, потому что знают, что силы, направившие их в храм, им никогда не простят этих извинений, знают, что эти силы пострашнее российской пенитенциарной системы".

Вокруг РПЦ. Хроника событий



Партнеры