Самый обыкновенный Путин

Среди парализованных крыс и редких баранов

7 июня 2012 в 15:35, просмотров: 25022

В последнее время известное сетевое издание «Газета. Ру» очень тонко троллит (есть в Интернете нынче такой популярный термин; думаю, читателю «МК» его смысл понятен) российских оппозиционеров. И я буквально в восторге от того, как это делается.

Самый обыкновенный Путин
фото: Александр Астафьев

Вот, например, на прошлой неделе в разделе «Наука» появилась статья про нашу оппозицию под заголовком «Парализованных крыс научили ходить». Она о том, что ученые нашли способ привести в движение крыс, у которых прервана всяческая связь между головным и спинным мозгом. Аналогия понятна как божий день. У оппозиционеров в основном либо не работают мозги, либо — конечности, т. е. отсутствует живой человеческий актив. Болотная площадь и проспект Сахарова, подобно тем самым пытливым ученым, дали шанс установить (восстановить?) эту связь. Правда, по состоянию на день, когда вы читаете эту колонку, связь не восстановлена, а местами взаимное отчуждение мозга и конечностей даже усугубляется.

А на днях вышла еще одна статья, в заголовке которой аллегория исключительно прекрасна: «Власти Италии решили продать редких баранов». Чтобы вроде как сократить гигантский дефицит итальянского государственного бюджета. Если в России проблема бюджетного дефицита станет столь же кричащей, как ныне в Италии, я бы как экономист-самоучка посоветовал нашим монетарным (это правильное слово?) властям следующее: купить собственных оппозиционеров за их реальную цену, а продать — за ту, которую они сами себе мысленно назначили. Эта сделка будет повыгоднее любой масштабной приватизации государственного имущества. Правда, кто купит такой офигительный товар, неясно, но для того и существует бессмертное, как Кощей, искусство маркетинга.

Говоря об оппозиции, я не хочу переходить на личности. Чтобы никого не нервировать, даже себя. Тем более что понятие «личность» — слишком глубокое, чтобы им просто так, походя, разбрасываться. Могу лишь назвать основополагающую проблему официальных оппонентов власти. Они мыслят и рассуждают в категориях «Как бы мне, любимому, повыгоднее позиционироваться (простите мне этот термин. — С. Б.), чтобы стать еще привлекательнее, чем вчера?». А думать надо: как бы нам всем скооперироваться, чтобы преобразовать страну, в которой мы все еще живем?

Но при такой постановке вопроса у стандартного оппозиционера начинает идти дым из ушей, как у поставленного в тупик сложным вопросом робота-исполнителя из фильма «Отроки во Вселенной». Робот смотрит на тебя с подозрением, ибо знает: провокационная постановка вопроса предполагает желание вопрошающего (т. е., в данном случае, меня) развести и кинуть. Не иначе.

Именно поэтому наши оппозиционеры любят ввязываться в такие проекты, где отсутствует четкий критерий результата. Думаю, сейчас кто-нибудь снова начнет создавать теневое правительство, поскольку-де «надо выработать единую оппозиционную программу». Что на это можно сказать? Во-первых, теневых правительств в постсоветской России было уже немало, и где они все? Мы о них вообще помним? То-то же. Во-вторых, программу объединенной оппозиции прямо сейчас изложу я. Она из пяти строк.

Цель: трансформация бывшей Российской империи, крупнейшим обломком которой является РФ, в полноценное национальное государство европейского образца.

Задачи:

— переход от (супер)президентской республики к парламентской (возможно, в формате конституционной монархии, т. к. это отчаянно красиво и успокоительно для исторически любящего сакральные символы русского народа);

— восстановление в полном объеме федерализма, в том числе путем отмены «фильтров» при выдвижении кандидатов в губернаторы;

— проведение свободных парламентских выборов.

Цель и задачи требуют, таким образом, принятия новой Конституции России, для чего необходимо, в свою голову, Конституционное (Учредительное) собрание.

Можно еще порассуждать о желательности предоставления полной и безоговорочной независимости мусульманским республикам Северного Кавказа, которые де-факто к России не принадлежат, хотя пьют федеральную кровь и кровоточат на федеральном же теле. Но тут мы рискуем нарваться на 282-ю статью УК и предупреждение Роскомнадзора (если такая контора еще существует), поэтому многозначительно промолчим.

Вот, собственно, и все.

Прочие детали и частности — сколько в правительстве должно быть министерств, какая нам нужна ставка налога на добычу полезных ископаемых и следует ли законодательно отделить зерна от плевел — будет решать парламентское большинство, которое образуется по итогам свободных выборов. Однако об этом сейчас и думать не приходится. Точнее, экспертам — приходится, но политикам — нет.

Теперь пришло время традиционно упомянуть Ксению Собчак. Ибо, если в моей колонке не прозвучит это имя, читатель решит, что автор слегка съехал с катушек. А я к такому имиджу как минимум не стремлюсь.

Вот говорят мне тут некоторые (разные) оппозиционеры: мадемуазель Собчак стоило бы держаться от нас подальше, т. к. она испортит нам репутацию среди широких народных масс. Пользуясь случаем, хочу через газету «МК» поблагодарить всех моих контрагентов и в порядке особой признательности сообщить: дорогие ребята, Ксения Анатольевна не может ухудшить вам репутацию, поскольку у вас ее нет. Широкие народные массы вас практически не знают. А ее — практически знают, много раз в телевизоре видели. Так что она может с вашей репутацией сделать только две вещи:

— создать ее;

— исправить ее.

Распишитесь.

Я тоже не поклонник программы «Дом-2», но это все же посерьезнее будет, чем ночное информационно-аналитическое ток-стрип-нереалити-шоу «Байки из склепа», которое много лет ведет для самой себя (и отдельных отрядов прогрессивной общественности) российская оппозиция.

У тех, кто хочет смены режима в России, сейчас объективно открылось множество новых возможностей. Прежде всего — муниципальные и региональные выборы. Если к выборам объединиться и с широкой, подкупающей улыбкой стиснуть зубы/сжать кулаки, то тогда может получиться. А если продолжать рассуждать, что нас опять обманули и обманут, кинули и кинут, и потому мы лучше примем 127 резолюций с требованием немедленно передать нам президентский «Мерседес Пульман» для штабной работы, то...

В отблесках костров оппозиционных амбиций уже несколько по-иному смотрится наполненное вечной молодостью лицо Владимира Путина. Недавно мы обсуждали Президента РФ с одним известным культурологом, а он мне и говорит:

— Ведь Путин, наверное, человек все-таки выдающийся, раз он столько лет у власти и ничего ему за это не делается.

На этом интересном месте меня и осенило.

— Нет, — говорю, — Путин так долгостабилен, потому что он-то как раз самый обыкновенный человек. Простой. Невыдающийся.

Демократия ведь и ведет к власти людей совершено не выдающихся, усредненных, в этом ее природа. (Путин, как мы помним, впервые взошел на трон еще в условиях какой-никакой, ущербной и ельцинской, но демократии, когда все-таки требовалось бороться за голоса избирателей, а не только считать блох в шикарной, как всё на Руси, чуровской бороде.) Мне кажется, наш второй-четвертый президент слегка опупел, когда в начале прошлого десятилетия, в новом ранге и качестве, увидел вблизи западных лидеров. Он-то думал, они — гении и герои. А они оказались — обыватели типичные, такие же, как он сам. Вот Путин со временем и перестал беспокоиться и начал просто жить. Если у них получается, то почему бы и не у меня?..

Правда, на Западе есть стабильно работающие институты, которые нивелируют любого обывателя со всякой его мелкой страстишкой. У нас же таких институтов нет. На фоне этой черной дыры любой правитель кажется титаном.

У простого человека на русском троне (т. е. в отсутствие стандартных европейских ограничителей и ограничений) есть два больших недостатка:

а) он не может реализовать никакой амбициозной программы будущего, не хочет ее формулировать и не испытывает в том потребности;

б) он зачастую действует в точности по пословице «Простота — хуже воровства», по принципу «почему нельзя, если можно».

Но в то же время простой человек, в отличие от сложного, не может устроить ГУЛАГ и пролить много крови. Он боится крови совершенно искренне и органически. А вот гении, гиганты и герои — не боятся. У них есть ощущение великой миссии, а этим они способны оправдать большие жертвы, «гекатомбы трупов» (©О. Э. Мандельштам).

Для медленного движения России по инерции, тихому скольжению по наклонной плоскости, для периода упадка Путин — почти идеален.

Впрочем, знаменитый и скорбный брехтовский вопрос, какая страна несчастнее — та, в которой нет героев, или же та, которая нуждается в героях, — остается с нами. И висит в воздухе, прямо над головой, как заплутавшая с перепою звезда.





Партнеры