«Либо провокатор, либо идиот»

Илья Яшин возмутился «минированием» СК, где его допрашивали

15 июня 2012 в 18:20, просмотров: 19849

Попытка сорвать допрос лидеров «Солидарности» Бориса Немцова и Ильи Яшина, а также телеведущей Ксении Собчак, предпринятая неизвестными лицами в пятницу, не увенчалась успехом. В Следственный комитет, куда были вызваны оппозиционеры, поступил звонок о закладке бомб в трех основных зданиях, где располагается ведомство. Сообщение оказалось ложным, но наделало немало переполоха в СК — пришлось эвакуировать всех сотрудников. Те, ради кого все это затевалось, утверждают, что не знают, кому такое могло прийти в голову.

«Либо провокатор, либо идиот»
фото:

— Поступили звонки о якобы минировании трех зданий — в Техническом переулке, на улице Бауманской и на Щербаковской улице, — рассказал о том, как началась эта история, официальный представитель СК Владимир Маркин.

Всех сотрудников срочно вывели на улицу, а здание прочесали саперы, которые ничего подозрительного так и не обнаружили.

Но, несмотря на экстраординарный случай, допрос Немцова, Яшина и Собчак отменять не стали: процедуру просто перенесли в другое здание Следственного комитета, расположенное неподалеку, в Балакиревском переулке. Примерно в 12.30 Ксения Собчак написала в своем «Твиттере»: «Привезли в странное сырое помещение. Скоро допрос». А спустя еще несколько минут начала передавать содержание допроса: «Вопрос следователя — это деньги госдепа? — да, говорю. — А почему в евро и с надписью Алмата? — для маскировки...»

Предположений о том, кто конкретно совершил звонок, у лидеров протестного движения, разумеется, нет. Илья Яшин довольно резко отозвался о тех, кто позвонил в пятницу утром в СК и сообщил о заложенной там бомбе. «Этот человек либо сознательный злостный провокатор, либо полный идиот, — заявил он „МК“. — Естественно, он нам ничем не помог, а только добавил проблем. Нас перевезли в другое здание, где мы находились вместе с адвокатами».

Напомним, на прошлом допросе Яшин воспользовался правом не давать показаний и не ответил ни на один из 56 вопросов, заданных следователем. Они касались его частной жизни, источников финансирования протестного движения и отношений между членами «Солидарности». «Мы обсуждаем тактику поведения с адвокатами, — пояснил он. — Вполне возможно, что я буду давать показания».



Партнеры