Болотную расследуют по-чеченски

Загнанная площадь

20 июня 2012 в 14:01, просмотров: 14176

Следственный комитет предъявил обвинения всем тринадцати подозреваемым, задержанным в рамках расследования уголовного дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая. Первый срок заключения под стражу у них — два месяца. Потом будет еще два, потом еще два, потом суд. Дальше — как он решит. Если сочтет, что виновны, им грозит до восьми лет.

Болотную расследуют по-чеченски
Задержание Дениса Луцкевича

Чтобы понять, что это за люди и насколько они на самом деле опасны для общества, обозреватель «МК» встретился с родственниками одного из задержанных и понял, что сесть за беспорядки в принципе может каждый.

Денис Луцкевич, 20 лет, проживает в городе Лобне с мамой и отчимом, студент 2-го курса заочного отделения Государственного академического университета гуманитарных наук, работает там же помощником декана факультета культурологии.

6 мая вместе с преподавателями и студентами отправился на митинг на Болотной. Там его задержали и отвезли в ОВД Останкинского района. При задержании избили. Ночью за ним приехал отчим, они отправились в Склиф снимать побои. Спина у парня была исполосована дубинками, на затылке гематома, разбитое почерневшее ухо, содранные в кровь ноги.

Денис на следующий день решил пойти подать заявление в полицию на тех омоновцев, что его избили. Отчим отговорил: «Лучше не связывайся, просто постарайся забыть, и все».

Мама была в отпуске, вернулась 8 мая, сын сначала не хотел рассказывать ни о чем, но черное ухо было не скрыть. Поужасались, потом вся история стала забываться, но 30 мая из почтового ящика вынули повестку от 28-го числа — Дениса вызывали в суд на 17-е мая по делу об административном правонарушении. Он туда прийти уже, понятно, не мог. Дело слушалось без него, и судья, как ни странно, постановила отклонить административный иск к Денису, поскольку усмотрела в поданных полицией документах признаки фальсификации.

Кстати, протокол, с которым Дениса выпустили в ночь на 7 мая из ОВД, был с теми же признаками. На нем отсутствовала подпись сотрудника, который его составлял, что отчим отметил с большим удивлением.

8 июня Денис с мамой смотрели по телевизору матч Россия—Чехия, легли спать поздно, около четырех утра проснулись от адского стука в дверь. Денис открыл. Вломились семь человек — оперативники из Останкинского ОВД, следователь, понятые. Обыскали квартиру, забрали ноутбук, электронику, травматический пистолет, на который вообще-то имелось разрешение, надели на Дениса наручники, потребовали принести одежду, в которой он месяц назад был на Болотной, мать принесла шорты, из кармана выпал швейцарский перочинный ножик, купленный несколько дней назад, но оперативники обрадовались так, будто обнаружили настоящий боевой нож и не через месяц после Болотной, а прямо там, на площади, хотя в ОВД у Дениса как раз не нашли никаких неразрешенных предметов, что и было зафиксировано в протоколе.

Его увезли на Петровку, в ИВС. Коллеги по университету нашли адвоката. Какое противоправное действие на Болотной совершил Денис, адвокату неизвестно. Следователь говорит, что есть видеозапись, где он бьет полицейского, но ни Денису, ни адвокату ее не показывали. На сайте Youtube между тем можно найти другую видеозапись, называется «184 задержания», там на 14-й примерно минуте видно, что Денис спокойно стоит в толпе, и ни с того ни с сего на него вдруг бросаются омоновцы.

«Характер травм говорит о том, что он не нападал, а, наоборот, убегал, — считает его отчим. — Его били палками по спине, по затылку, а он старался прикрыться руками».

«Отец Дениса живет на Украине, — удивляется мама. — Если бы он сделал что-то противоправное, он бы, наверно, уехал к нему сразу же, правда? Чтоб скрыться. Но он же и не думал бежать. Наоборот, он был уверен, что противоправные действия совершены в отношении его».

В армии Денис служил в 336-й гвардейской бригаде морской пехоты Балтийского флота — во 2-й десантно-штурмовой роте. Дослужился до младшего сержанта. Чуть больше года назад — 9 мая 2011 года — маршировал по Красной площади в составе знаменной группы, за что был награжден почетной грамотой. Знаменосцем он был выбран во многом благодаря высокому росту и спортивному сложению. Отчим считает, что и на Болотной омоновцы тоже кинулись на него из-за спортивной внешности — они были возбуждены, испуганы, и он подсознательно показался им опасным в толпе.

В изоляторе Луцкевича дважды допрашивали без адвоката. 18 июня ему предъявили обвинение по статьям 212 ч.2 и 318 ч.1 УК РФ — участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителей власти.

* * *

Такие же обвинения предъявлены еще 12 задержанным в рамках расследования дела о беспорядках на Болотной. Кроме того, следователи вручили уведомление о явке на 21 июня еще одной подозреваемой — Марии Бароновой — для предъявления ей обвинения. Она будет четырнадцатой.

Источники, близкие к Следственному комитету, утверждают, что для расследования уголовного дела о беспорядках на Болотной создана оперативно-следственная группа, в которую вошли 160 одних только следователей, причем большая часть приехала в Москву из других регионов — на подкрепление.

Перед группой поставлена задача — «закрыть» за беспорядки несколько десятков человек (наши источники называют цифры от 60 до 100).

Кандидаты на «закрывание» выбираются главным образом из списков задержанных на Болотной (всего их было около 600 человек) и из видеозаписей. Если на записи видно, что кто-то пытается защитить человека, которого избивают омоновцы, его стараются опознать, опрашивая свидетелей — в основном самих же омоновцев.

Кроме того, следователи арестовывают тех людей из этого списка, которые числятся в их базах данных как участники каких-то предыдущих акций или как люди, имеющие приводы либо являющиеся членами оппозиционных партий типа «Другой России» и НБП.

Прямых доказательств того, что они действительно участвовали в беспорядках, у следствия нет. Но раз они подозреваемые и находятся под стражей — их можно прессовать, заставляя разными способами «чистосердечно признаться», а заодно и «выдать» еще кого-нибудь, кого следователи тоже с удовольствием арестуют.

Такая тактика «раскрытия преступных сетей» применялась при расследований событий на Манежной, а еще раньше — в Чечне. Суть ее в том, чтоб любыми путями человека закрыть в СИЗО — зачастую абсолютно противозаконно, без оснований — и там вымучивать из него «имена, пароли, явки».

Сейчас в эту мясорубку попала первая партия — 13 человек, большинство из которых были, как и Луцкевич, задержаны на Болотной, доставлены в ОВД, отпущены, а спустя три-четыре недели арестованы у себя дома.

Члены Общественной наблюдательной комиссии, побывавшие в ИВС на Петровке в конце прошлой недели, попытались выяснить, кому из них какое деяние инкриминируется. Вот кратко их выводы:

Владимир Акименков фото и видео своих «преступлений» на площади не видел. Полагает, что их нет и быть не может. Следствие ссылается на некий рапорт оперативника и показания омоновца. Полагает, что арестовали именно его потому, что он общественно активный человек, участник «Левого фронта».

Ярослав Белоусов доказательств по своему делу не знает. Показания давал частично, вины не признает. Оперативные сотрудники уговаривали дать показания на лидеров протеста, тогда обещали походатайствовать об изменении меры пресечения. Сказал, что никаких лидеров не знает, отрицает, что применял насилие. Считает, что к ответственности привлекли за партийную деятельность в легально-политическом поле — писал статьи, готовил агитматериалы. Член Национальной демократической партии.

Рихард Соболев. Ранее оправдан присяжными по делу «белых волков». С ним говорили оперативники, хотели, чтоб рассказал, кто еще был на площади, кто лидеры, кто управлял народом. Обещали, что, если даст показания, отпустят под подписку о невыезде, но он не поверил. Дома при обыске нашли флаг запрещенной ДПНИ и имперский флаг, где помечены всякие страны, исконно принадлежащие России. Считает, что арестовали из-за того, что раньше привлекался, и прокуроры решили отыграться: в прошлый раз не вышло — может, в этот выйдет.

Федор Бахов. Написал явку с повинной. Вину признает в том, что толкнул сотрудника ОМОНа в бедро, после чего был задержан и хорошо за это получил. Толкнул потому, что тот очень грубо задерживал человека, это показалось Бахову несправедливым, и он решил за того заступиться. Ему сказали, что есть видео этих событий, и он счел, что, если есть, отпираться глупо.

Михаил Косенко, 36 лет. Инвалид II группы, работать не может. На митинге хотел выразить свои убеждения по поводу выборов, ранее не задерживался. 6-го мая доставлен в ОВД района Вешняки, его там сфотографировали, а затем по фотографии опознал омоновец — якобы Косенко его избивал. Следователь показывал видео, но там он никого не бьет. Оперативники, по его словам, требуют от него телефоны людей, от которых узнал о митинге. Он не дает. Они грозятся сами их найти и сказать им, что это Косенко их сдал. Оперативники опрашивали его без адвоката.

Александр Каменский. На Болотной его не было, был задержан на Театральной и доставлен в ОВД района Нагатинский Затон. Омоновец опознал его по фото. Видео нет. Считает, что его арестовали, потому что неместный следователь не разобрался, где какая площадь. Дома изъяли компьютер, книги Лимонова, бейсбольную биту, флаг Ирландии. Сочувствует «Другой России».

Олег Архипенков. На Болотной не был, случайно был задержан на Театральной. Его опознал омоновец. Ранее отсидел по ст. 228 3,5 года. Вины не признает. Считает, что был арестован по спискам административно задержанных с Театральной.

Степан Зимин, 20 лет. Были две беседы с оперативниками, те узнавали о связях, кто еще ходил на митинг 6 мая. Считает, что задержали из-за маски на голове, а это всего лишь атрибут анархистского движения. Обвиняется в том, что бросил кусок асфальта 10×15 см и сломал палец омоновцу. Зимина повалили на землю, избили. При обыске дома нашли маску и ацетон, 100 граммов для хозяйственных целей.

Андрей Барабанов, по версии следствия, прорывал оцепление полиции, наносил полицейским удары руками и ногами, применял к ним удушающие приемы. Частично признал вину — в применении насилия в отношения представителя власти. Заключен под стражу до 6 июля. После решения суда объявил голодовку.

Артем Савелов сильно заикается и нуждается в постоянной медицинской помощи. Признал, что был на Болотной площади 6 мая и это был первый в его жизни митинг, но никаких насильственных действий не совершал, в сопротивлении полиции не участвовал.

Максим Лузянин обвиняется в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти и участии в массовых беспорядках. В ходе допроса признал вину, узнав себя на предъявленном следствием видео.

Александра Духанина обвиняется в участии в массовых беспорядках и насилии по отношению к представителю власти. Кинула в него камень — есть видео. Правда, неизвестно, попала ли.



Партнеры